Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Комкаст" хочет купить "Уолт Дисней"


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Ян Рунов и Юрий Жигалкин – он беседовал с профессором Стэнфордского университета Михаилом Бернштамом.

Андрей Шароградский: Крупнейшая в Америке корпорация кабельного телевидения "Комкаст" объявила, что готова пойти на так называемое "враждебное поглощение" компании "Уолт Дисней". Полюбовно договориться с главой диснеевской компании не удалось. Если сделка произойдет, то на свет появится новый крупнейший медиа-гигант. Об этом подробнее - Ян Рунов из Нью-Йорка:

Ян Рунов: У "Комкаста" со штаб-квартирой в Филадельфии 21 миллион подписчиков кабельного телевидения. В прошлом году корпорация получила доход в 3 миллиарда 240 миллионов долларов, тогда как компания "Уолт Дисней" с годовым оборотом 27 миллиардов заработала всего 1 миллиард 270 миллионов. Из-за того, что компания, владеющая киностудиями "Дисней" и "Мирамакс", телекомпанией "Эй-би-си" и спортивным каналом "И-Спен" в последнее время не может похвастать хорошими результатами, внутри совета директоров началось брожение. Племянник основателя компании Уолта Диснея Рой Дисней потребовал увольнения Майкла Эйснера, который руководит компанией почти 20 лет. Корпорация "Комкаст" решила, что в момент раздоров самое время купить диснеевскую компанию. И предложила цену: 54 миллиарда долларов плюс оплата долгов "Диснея" почти в 12 миллиардов. Эйснер не согласился. По американским законам, в подобном случае "Комкаст" все равно может выдвинуть формальное предложение о покупке, и совет директоров "Диснея" обязан предложение рассмотреть.

Эйснер тут же поспешил убедить держателей акций и членов совета директоров в том, что дела у "Диснея" пошли хорошо, что в этом году доход увеличится на 30%, ибо оборот за последний отчетный квартал составил более 8,5 миллиардов, по сравнению с семью с лишним миллиардами за тот же период прошлого года. К тому же у "Диснея" в резерве есть пути выхода из кризиса: можно продать диснеевские радиостанции, сократить дублирующие программы. Суть слияния двух компаний заключается в том, что "Дисней" - производитель продукта, а "Комкаст" - дистрибьютор, который доставляет продукт потребителю. До сих пор "Комкаст" покупал телепродукцию других компаний и продавал ее телезрителям. Если же сделка состоится, то дистрибьютор превратится в производителя и будет продавать собственную продукцию, оттесняя конкурентов. Поэтому, как замечают эксперты, поглощение "Диснея" "Комкастом" может вызвать ответную реакцию в конкурентной борьбе – целую волну слияний других медийных гигантов.

Андрей Шароградский: Что же заставляет американские, да и не только, компании расширяться? Насколько нормальна такая тенденция для современного рынка? Этот вопрос мой коллега, нью-йоркский корреспондент Радио Свобода Юрий Жигалкин задал профессору Стэнфордского университета Михаилу Бернштаму:

Михаил Бернштам: Это как раз типичный пример вертикальной интеграции. Незадолго до этого произошло слияние интернет-компании "Америка Онлайн" с телевизионной системой "Тайм Уорнер". Так что это вертикальная интеграция, где тот, кто передает информацию, сливается с тем, кто производит информацию. И создается целая вертикальная система по технологической цепочке. Видимо, они считают, что таким образом они очень сильно увеличат прибыль. Надо иметь в виду, что в этой ситуации "Комкаст", кабельная компания, она высокоприбыльная, у нее очень высокая рыночная капитализация, 77 миллиардов долларов, тогда как Дисней в последнее время терял, акции падали, видимо, управление было не очень сильное, и их рыночная капитализация была примерно 48 миллиардов долларов. Так что, в данном случае "Комкаст", видимо, решил, что это принесет очень большую пользу его акционерам.

Юрий Жигалкин: Профессор, а вас не смущает то, что распространитель информации покупает, по сути, ее производителя, не является ли это некоей тревожной монополизацией медийного рынка?

Михаил Бернштам: Нет, поскольку это не монополия, и даже не олигополия, где небольшое число предприятий управляют целой отраслью промышленности. Это очень небольшой участок рынка. "Эй-би-си" – одна из крупных телевизионных компаний, но кроме этого сейчас существуют несколько крупных новостных компаний кабельного телевидения, работающих 24 часа в сутки. На этом рынке в последние годы конкуренция растет. Вообще, несмотря на слияния, при росте экономики конкуренция обычно растет, и в последние годы именно на информационном рынке конкуренция невероятно выросла, поэтому бояться какой-то монополизации в данном случае нет оснований.

Юрий Жигалкин: В российском случае покупка различными концернами средств информации - событие большей частью политическое, здесь это какое решение? Насколько здесь связана политика и экономика?

Михаил Бернштам: В этой ситуации с политикой это никак не связано. Кабельная компания - чисто коммерческое предприятие, оно не связано с правительством, ему ничего от правительства не нужно, кроме как какие-то, может, более благоприятные, или менее резкие регуляции. И оно покупает что-то для своей выгоды. В России система другая. В России существует несколько конгломератов, у них есть политические цели, они очень много получают от правительства в виде, прежде всего, ренты на природные ресурсы, приобретают газеты и телевизионные каналы, чтобы влиять на правительство и общественное мнение - это совсем другая система.

XS
SM
MD
LG