Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Марты Стюарт


Над темой в Нью-Йорке работал Юрий Жигалкин. Участвуют: корреспондент Радио Свобода Ян Рунов, журналист Кристофер Байрон, сотрудник вашингтонского института Кейто Элан Рейнольдс, профессор-экономист Маршалл Голдман.

Юрий Жигалкин: В Нью-Йорке начался суд над одной из самых известных женщин Америки Мартой Стюарт, предпринимательницей, телевизионной звездой и мультимиллионером, заработавшей славу и сотни миллионов состояния телепередачами об уютной, удобной и красивой жизни.

Милый добрый друг почти каждой американской семьи, прививший стране вкус ко многому – от необычных итальянских супов до автоматических грабель – попала в поле зрения прокуратуры два года назад. Следователи заинтересовались, почему она внезапно продала акции компании "Имклон", которой владеет ее друг Сэм Уоксол, за день до того, как эти акции катастрофически упали из-за того, что антираковое лекарство этой фирмы не прошло государственных тестов. Если Уоксол сообщил ей заранее о результатах испытаний, то такая продажа акций была бы уголовным преступлением. Но не сумев доказать такого сговора, следствие предъявило ей обвинения лишь в том, что она скрыла правду о некоторых своих действиях во время дознания. Несмотря на внешнюю незначительность обвинения, Марте Стюарт в худшем случае могут грозить тридцать лет тюрьмы.

Эта невероятная для американского идола, королевы уюта, перспектива привлекла к делу невероятный интерес и подогрела страсти. Пока в суде идет отбор присяжных поклонники и противники Марты выясняют отношения и перед зданием суда и в прессе. Как у всякого чрезвычайно богатого человека, причем дамы с трудным характером, у нее много недоброжелателей. Рассказывает мой коллега Ян Рунов:

Ян Рунов: Америка в своем отношении к 62-летней Марте Стюарт, кумиру домохозяек, разделилась на два противоположных лагеря. Одни считают ее самовлюбленной хищницей, пошедшей на обман и преступления, только бы разбогатеть еще на 50 тысяч. Другие видят в ней жертву алчных и жаждущих славы прокуроров. Кто же такая Марта Стюарт? О ней рассказывает автор книги "Марта Инк" журналист Кристофер Байрон:

Кристофер Байрон: Никогда не видел ничего подобного. Королеву американской кухни ведут в суд, снимают отпечатки пальцев, делают фотографии в фас и в профиль, и отпускают под залог. Марта Кростыра родилась в Нью-Йорке в семье иммигранта из Чехословакии. Она сделала фантастическое состояние на том, что продавала миру детскую мечту взрослых о красивой, спокойной, упорядоченной жизни. Ею написаны десятки книг. Названия говорят за себя: "Рождественские блюда"; "Ресторан у себя дома"; "Праздничное убранство жилья". Она продавала то, о чем в детстве мечтала сама. То, чего не достает очень многим - праздник домашнего семейного уюта. И она стала телезвездой Америки, и сделала на этом десятки, а потом сотни миллионов. Для части населения она стала высшим авторитетом в ведении хозяйства. Они жили по Марте Стюарт. Но некоторым домохозяйкам уроки Марты казались слишком уж идеальными. И вдруг выяснилось, что она вовсе не идеальная и вовсе не всезнающая. Кто-то обрадовался этому, кто-то огорчился, а кто-то вздохнул с облегчением: "Она такая же, как мы, простые смертные, со всеми нашими недостатками, я знала, она - нормальная!"

Ян Рунов: На Интернет-сайтах в эти дни можно увидеть настоящие бои между сторонниками и противниками Марты Стюарт. "Спасем Марту", - кричат одни. "Долой Марту" – кричат другие. В деловом мире у нее репутация человека жесткого и чрезвычайно амбициозного. Она создала и возглавила корпорацию, входила в совет директоров Нью-Йоркской фондовой биржи, значилась на третьем месте в списке женщин, заработавших крупнейшее состояние собственным трудом, но все это до того, как началось расследование ее финансовых действий. По словам окружного судьи Мириам Голдман Сидербаум, судебное разбирательство может продлиться до марта.

Юрий Жигалкин: Рассказывал мой коллега Ян Рунов. Но дело Марты Стюарт причудливо, как и образ подсудимой. Что, собственно, и беспокоит ее сторонников. Ее не обвиняют в очевидном преступлении, в результате которого кто-то пострадал. Ее пытаются наказать лишь за то, что она во время общения со следствием была неточна в своих показаниях, что в официальном обвинительном заключении звучит вполне суровым обвинением в попытках препятствовать правосудию. На взгляд критиков, это дело выглядит попыткой преподать урок несговорчивому миллионеру. Вот что говорит сотрудник Вашингтонского института Кейто Элан Рейнольдс.

Элан Рейнольдс: Дело было заведено потому, что она дружна с Сэмом Уоксолом, главой "Имклона". Легко было поверить, что она начала сбывать свои акции "Имклона", получив от Уоксола предупреждение о том, что эти акции на следующий день катастрофически упадут. Когда через несколько месяцев расследования выяснилось, что Уоксол не посвящал Стюарт в свою тайну, когда стало очевидным, что она была лишь одним из тысяч инвесторов, попытавшихся сбросить обреченные акции на волне многочисленных слухов, прокуратура повела себя исключительно творчески. Вместо того, чтобы признать необоснованность первоначальных подозрений следователи начали искать в действиях Марты Стюарт хоть какие-то признаки преступления. Дело дошло до того, что ее сейчас обвиняют не в том, что она незаконно продала акции, это доказать попросту невозможно, а в том, что она предоставила следствию не совсем точную информацию по поводу вполне законной финансовой трансакции. Меня, честно говоря, пугает такой импровизационный подход прокуратуры к выдвижению обвинений против Марты Стюарт, и я лично думаю, что они будут отвергнуты присяжными.

Юрий Жигалкин: Господин Рейнольдс, а как эта, по вашим словам, невинная история могла разрастись до масштабов крупного уголовного дела в Америке, где для заведения дела, как мы знаем, требуются очень убедительные доказательства вины?

Элан Рейнольдс: Я провел небольшое расследование, и следы меня привели к письму членов комиссии Конгресса, расследовавшей финансовые скандалы трехлетней давности. В этом документе конгрессмены призывают министра юстиции Эшкрофта привлечь Марту Стюарт к ответственности за отказ давать показания их комиссии во время расследования ими деятельности компании "Имклон" Сэма Уоксола. Министерство юстиции не могло оставить без внимания призыв влиятельных конгрессменов, особенно на волне разоблачений коррупции в ведущих американских фирмах после краха "Энрона", "Уорлдкома", аудиторской компании "Артур Андерсен". Органы правосудия, уличенные в бездействии, начали проявлять активность, в том числе, и чрезмерную. Они откликнулись на письмо конгрессменов несмотря на то, что Марта Стюарт действовала законно, она имела право отказаться отвечать на вопросы, Пятая поправка к Конституции позволяет любому человеку отказаться от дачи показаний, если он чувствует, что эти сведения могут быть использованы против него.

Юрий Жигалкин: Могла ли известная предпринимательница и мультимиллионер Марта Стюарт оказаться объектом преследования чрезмерно рьяных прокуроров? Этот вопрос я задал профессору-экономисту Маршаллу Голдману.

Маршалл Голдман: На мой взгляд, очень вероятно то, что прокуратура пытается дать этим делом своего рода показательный урок: никто, даже такой богатый и влиятельный в бизнес-кругах человек, как Марта Стюарт, не может поставить себя выше закона. Естественно, если суд решит, что она невиновна, а это может произойти, так тому и быть. Но все-таки главное в этой ситуации – демонстрация того, что любой самый большой бизнесмен - нарушитель закона - не может чувствовать себя в безопасности.

Юрий Жигалкин: Профессор, но если это действительно так, то невольно задумываешься о том, чем такие действия прокуратуры отличаются от действий властей в менее демократичных странах?

Маршалл Голдман: Самое главное - то, что эти обвинения будет рассматривать суд присяжных. Да, это не идеальная институция, но она довольно надежно отлажена для того, чтобы не дать хода легковесным обвинениям. Интересно то, что жалобы на несправедливость вердиктов судов федерального уровня чрезвычайно редки. Учитывая то, какое внимание сейчас проявляется к делу Марты Стюарт, можно быть вполне уверенным, что решение суда будет справедливым.

Юрий Жигалкин: Но вообще известно, что американские суды редко привлекают к ответственности предпринимателей, считается, что осудить в Америке за бизнес-деятельность очень трудно, это так?

Маршалл Голдман: Подобные кампании проходят волнами, как правило, во время экономических трудностей. Достаточно вспомнить, что во времена борьбы с монополиями в тюрьму угодил легендарный Джей Пи Морган, во время первой мировой войны ведущие банкиры давали показания в судах по обвинению в коррупции, кое-кто сел в тюрьму после второй мировой войны за попытки нажиться в послевоенной неразберихе. Сейчас, после краха интернет-компаний, финансовых скандалов, и Конгресс и правительственные агентства пытаются утвердить порядок на рынке. Возможно, Марта Стюарт действительно попала под горячую руку. Но я должен сказать, что новые законы, которые вводят ответственность руководителей корпораций за все происходящее в их фирмах, как и судебное преследование некоторых предпринимателей, заставляют сейчас всех быть втройне внимательными к тому, как они ведут дела.

Юрий Жигалкин: Итак, в ближайшие недели на глазах у всей страны развернется противостояние, в котором на стороне у обвиняемой, недавнего телевизионного идола, мало сочувствия со стороны масс. Один из еженедельников с иронией заметил: "Еще неизвестно, кто кого должен больше бояться: Марта Стюарт тюрьмы или тюрьма Марты Стюарт". Последнее слово останется за присяжными.

XS
SM
MD
LG