Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование обстоятельств ввоза в Швецию в 1994 году военного оборудования на пароме «Эстония»


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Андрей Шароградский: Шведское правительство объявило о начале расследования обстоятельств ввоза в страну в 1994 году военного оборудования на пароме «Эстония». Такая информация появилась после выхода на шведском телевидении передачи «Расследование». Один из сотрудников таможни, который уже вышел на пенсию, рассказал журналистам, что паром перевозил «российское электронное оборудование военного назначения».

В результате гибели парома «Эстония» в ночь с 27 на 28 сентября погибли 852 человека. Рассказывает Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Передача «Uppdrag granskning» - «Расследование» - вышла в эфир во вторник. В этой телепрограмме рассказывается о собственных расследованиях громких дел, которые проводят шведские журналисты. В передаче выступил бывший начальник морской таможни стокгольмского порта Фрихамнен Леннарт Хенрикссон. Выступил он в качестве свидетеля. В течение десяти лет – именно столько времени прошло со дня гибели парома «Эстония» - он не мог рассказать о том, что видел, так как бывшее руководство запретило разглашать закрытую информацию.

На борту парома у Хенрикссона погибли друзья и знакомые, в числе которых – капитан судна Арво Андерсон. И в годовщину гибели «Эстонии» – 28 сентября – таможенник сам связался с журналистами первого шведского телеканала. Вот что услышали вечером во вторник шведские телезрители.

- За две недели до того, как паром затонул, директор таможенного управления устроил совещание, на котором объявил о поступившем сверху приказе пропустить без досмотра автомобиль марки "вольво" с грузом на борту. Директор назвал номер машины и имя водителя и пояснил, что задавать вопросы водителю не нужно. "На всякий случай я решил заглянуть в этот автомобиль "вольво" и проверил документы у водителя, - рассказал Леннарт Хенрикссон. - Машина была доверху забита картонными коробками, в которых оказалась военная техника. Металлические панели были выкрашены защитной краской". Хенрикссон уверяет, что не мог ошибиться, потому что таможенники проходят специальную подготовку. Кроме того, у него был 35-летний опыт работы. "Паспорт водителя, возможно, фальшивый был на имя Франка Ларсена, - говорит Хенрикссон". Таможенник записал данные автомобиля. По прибытии в порт Стокгольма, выяснил по служебным каналам, что машина принадлежит одному из подразделений концерна "Эрикссон, Эрикссон Аксесс".

Через неделю в порт на борту "Эстонии" пришел целый грузовик. От руководства вновь поступило указание пропустить его без досмотра и расспросов. Следующая партия, предполагает Хенрикссон, должна была прийти еще через неделю. Но как раз в эту ночь паром затонул.

Михаил Саленков: Проводившие расследование журналисты связались с прежним начальником Леннарта Хенрикссона, но тот отказался разговаривать и заявил, что ничего не помнит. Тогда побеседовать с экс-руководителем попросили самого Хенрикссона. Он спросил у бывшего шефа: «Может стоить рассказать обо всем журналистам?», и получил ответ: «Ни в коем случае этого не делай! Неприятностей не оберешься! Ты не виноват. Могу тебя успокоить – взрывчатки на судне не было. Просто какое-то списанное военное оборудование русских».

Проводя расследование, шведские журналисты выяснили, что фирма «Эрикссон Аксесс» (теперь уже не существующая) в 1994-м году устанавливала в Ленинградской области оборудование для сотовой связи. Аппаратура доставлялась из Швеции через Эстонию, а потом отправлялась обратно тем же маршрутом. Кроме того, «Эрикссон Аксесс», как удалось выяснить журналистам, сотрудничала с одним из сверхсекретных подразделений шведской разведки KSI.

В то же из Эстонии выводились части советских войск, и какую-то часть военного оборудования удалось заполучить шведам. Бывший военный атташе Швеции в странах Балтии рассказал, что эта аппаратура чрезвычайно интересовала шведскую военную разведку.

По мнению журналистов, собранные данные подтверждают одну из версий гибели парома: «Эстонию» затопили, чтобы военные секреты России не попали бы чужие руки. Объясняет эта версия и то почему водолазы, согласно официальным данным, не заглядывали на автомобильную палубу и не обследовали находящиеся там машины.

О том, какую реакцию вызвала передача в Швеции, мне рассказал живущий в Стокгольме специалист по странам Северной Европы Николай Мейнер.

Николай Майнер: О реакции пока говорить трудно, слишком свежи информации. Наверное, шведское общество еще не переварило ее до конца и полностью. Но в целом надо сказать, что шведы уже попривыкли к такого рода скандалам, первый из них самый крупный из них, имел место в 1973 году, когда выяснилось, что оказывается в Швеции существовала служба, которая следила за самими шведами, так называемое, информационное бюро. Потом было еще несколько разоблачений в конце 80-х годов, и в конце 90-х годов был очередной скандал. Поэтому сейчас к этому относятся с интересом, с любопытством, но нельзя сказать, что это было нечто будоражащим нервы шведов.

Сама причина - почему об этом заговорили снова - интересна. Шведского таможенника замучила совесть. Он, спустя почти 10 лет, решил, выйдя на пенсию, все-таки, сообщить общественности, что же имело место тогда и что могло бы быть связано с катастрофой на пароме "Эстония".

Михаил Саленков: Николай, как бы вы объяснили решение шведского правительства расследовать ввоз советского военного оборудования из Эстонии, но при этом не проводить нового расследования причин гибели парома?

Николай Майнер: Наверное, здесь пока еще сложно говорить об окончательном решении и сформулировать его в такой форме, как вы сказали. Мне известно о том, что сейчас прозвучало предложение создать международную комиссию без участия всех заинтересованных напрямую или косвенно стран, то есть без Эстонии, без Швеции, без Германии, без Финляндии, а пригласить кого-нибудь из вне, например, из Японии, или еще откуда-нибудь, кто не имел бы к этому никакого отношения. Потому что шведское общественное мнение очень ранимо, очень болезненно реагирует на подобного рода вещи, то есть когда его обманывают, все-таки его водят за нос. Проблема сейчас не только в том, что увязывают эту перевозку оборудования использованного советского, сколько то, что шведское правительство попыталось как-то очень быстро в свое время свернуть расследование по поводу обстоятельств катастрофы парома "Эстония" и все это закопать, спрятать, то есть унести концы в воду в прямом и переносном смысле этого слова. Теперь возникает вопрос о том, насколько правомерны были подобного рода действия, насколько это соответствует тем нормам, которые Швеция провозглашает? А то, что периодически возникает конфликт между нормами и реалиями, это шведы уже за последние два десятилетия усвоили.

Михаил Саленков: Так считает специалист по странам Северной Европы Николай Мейнер.

Бывший в 1994 году начальником таможни Швеции Свен Петер Олссон в интервью Шведскому радио практически подтвердил слова Леннарта Хенрикссона. Оллсон сказал, что десять лет назад таможня и вооруженные силы страны заключили соглашение, согласно которому таможенники не проверяли прибывающие пассажирским паромом «Эстония» грузы с купленной у российской армии электроникой.

В российском Министерстве иностранных дел заявили, что никакой официальной информации из Швеции по этому поводу не получали. О реакции эстонского правительства рассказывает таллиннский корреспондент Радио Свобода Вадим Шелпаков.

Вадим Шелпаков: Сообщение о том, что Швеция собирается проводить повторное расследование причин гибели парома "Эстония" стало главной новостью дня. Эстонская газета высказала предположение, что спецслужбы Швеции могла напрямую или через посредников закупать секретную электронику российской армии. При этом газета ссылается на источник, близкий спецслужбам Эстонии. Эстонское правительство выразило готовность оказать Швеции помощь в расследовании, в случае, если шведской стороне потребуется содействие.

Михаил Саленков: В результате крушения парома, шедшего из таллиннского порта в Стокгольм, погибли 852 человека: большинство из них – граждане Швеции. Недалеко от границы с территориальными водами Финляндии начался шторм, и паром стало кренить на правый борт. Огромное многопалубное судно затонуло, по словам очевидцев, в течение двадцати минут.

Следствие по факту гибели парома «Эстония» велось год, но так и не было закончено. Его проводила группа экспертов из Швеции, Германии, Эстонии и Финляндии. Точная причина трагедии не установлена до сих пор. Согласно официальной версии: паром затонул из-за неправильной конструкции носового люка.

XS
SM
MD
LG