Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Датские власти отказались выдать России представителей чеченского лидера Ахмеда Закаева


Ведет программу Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты радио Свобода, который беседует с датским журналистов Владимиром Пимоновым и Наталья Голицына беседует с британской актрисой Ванессой Редгрейв.

Андрей Шарый: Во вторник Министерство юстиции Дании приняло решение об освобождении из-под стражи Ахиеда Закаева, представителя чеченского лидера Аслана Масхадова. В заявлении Министерства говорится, что Москва не представила доказательств для экстрадиции Закаева в Россию. Мой коллега Сергей Данилочкин беседовал на эту тему с журналистом из Копенгагена Владимиром Пимоновым.

Сергей Данилочкин: Владимир, поступила информация о том, что датские власти приняли решение все-таки освободить Ахмеда Закаева из-под предварительного ареста или, я не знаю, как это точно назвать, и в принципе отказываются выдать его российским властям. Так ли это?

Владимир Пимонов: Да, сегодня Министерство юстиции Дании официально сообщило, что не может пойти навстречу российскому правительству и выдать Ахмеда Закаева на основе тех документов, которые были переданы датской стороне. Одновременно Министерство юстиции подтвердило, что Ахмед Закаев освобожден. По нашим данным, он до сих пор находится на территории Дании.

Сергей Данилочкин: Предпринимает ли Россия какие-то действия с целью все-таки потребовать от властей датских это решение отменить или задержать или как-то получить Ахмеда Закаева в качестве запрашиваемой персоны?

Владимир Пимонов: Пока об этом мы нечего не знаем. Единственная информация, которой я располагаю, связанная с дипломатическими событиями, это приглашение посла России в датский МИД сегодня в середине дня, где ему была разъяснена позиция датского Министерства юстиции по делу Закаева. Пока мы не слышали ни о каких других шагах со стороны России. На сегодняшний день самая большая загадка, где находится Закаев, потому что министерств юстиции Дании отказалось сообщить время его освобождения, был ли он освобожден сегодня, что, скорее всего, и где он в настоящее время находится. Единственное, что я могу подтвердить, что он находится на территории Дании, он Данию не покинул.

Сергей Данилочкин: Насколько я понимаю, окончательное решение о судьбе Закаева должны были датские власти принимать в четверг, почему это решение было принято во вторник?

Владимир Пимонов: Нет, дело в том, что в четверг истекал срок его предварительного заключения по решению судьи, а срок подачи документов и дельнейших рассмотрений датской стороной заканчивался 30-го ноября, то есть в минувшую субботу. Поэтому, по нашей информации, в течение минувших выходных и вчера еще датские власти рассматривали ту документацию, которая была получена по делу Закаева. Решение об освобождении Закаева из-под стражи принимает по датским правилам не судья, то есть необязательно судья, это может сделать полиция по распоряжению юстиции. Произошло два события сегодня, с одной стороны, Министерство юстиции отказало российской стороне в выдаче Закаева, и одновременно дало указание о его освобождении. То есть это два разных этапа в его деле: с одной стороны, вопрос об экстрадиции, другой вопрос о его содержании под стражей. Эти вопросы параллельные и они были решены в один день. По крайней мере официально сегодня поступило сообщение из Минюста Дании и о том, что Дания не может выдать Закаева на основе представленных документов, видимо, датчане сочли их недостаточными, и второе событие – это освобождение его из-под стражи.

Сергей Данилочкин: Владимир, можно ли считать это дело закрытым и будут ли датские власти давать какие-то окончательные комментарии по этому вопросу, по вопросу об отказе выдать Закаева России?

Владимир Пимонов: Датское Министерство юстиции распространило сегодня для журналистов пресс-релиз, из которого следует, что при рассмотрения тех документов, которые были представлены Российской стороной, датчане пришли к выводу, что в них не содержится веских оснований, которые бы доказывали вину Закаева. Ему вменялось в вину участие в террористических действиях. Сначала, как мы знаем, первое обвинение касалось его участия, якобы, по обвинению российской стороны в его участии в захвате "Норд-Ост", затем это обвинение было снято, затем ему вменялось в вину убийство двух священников, это обвинение тоже было снято и в заменено в похищении, потому что один из упомянутых в обвинительных заключениях священник оказался жив и выступал в российской печати. И последнее, о чем сообщал представитель российской генпрокуратуры по датскому телевидению, последний пакет документов касался свидетельств Салмана Радуева, чеченского боевика, который приговорен к пожизненному заключению в России. Это, настолько известно журналистам здесь в Дании, это был последний пакет документов, переданный Россией по делу Закаева датчанам.

Сергей Данилочкин: То есть можно считать, что это дело закрыто, и датские власти к нему уже не будут возвращаться?

Владимир Пимонов: По крайней мере, никаких доплнительных сообщений со стороны датских властей на эту тему не поступило, кроме распространенного пресс-релиза о том, что он не будет выдан и о том, что он на свободе.

Андрей Шарый: Министр юстиции России Юрий Чайка считает немотивированным решение Дании отказать России в выдаче Ахмеда Закаева. По его словам, у датских властей были все необходимые для экстрадиции материалы. Российская генпрокуратура, как сообщил ее представитель, намерена обратиться в Европейский суд. Депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов напротив полагает, что Дания руководствовалась в вопросе о Закаеве сугубо правовыми соображениями. По его мнению, представленные российской стороной доказательства вины Закаева были, вероятно, недостаточно убедительны. С момента ареста на Чеченском конгрессе в Копенгагене 30 октября в его защиту активно включилась знаменитая английская актриса и общественный деятель Ванесса Редгрейв. Недавно она вернулась из Копенгагена в Лондон и ответила на вопросы нашего корреспондента Натальи Голицыной.

Наталья Голицына: Госпожа Редгрейв, чем объясняется ваше столь активное участие в судьбе Ахмеда Закаева?

Ванесса Редгрейв: Господин Закаев был моими гостем в Лондоне, я была его гарантом перед британскими властями в начале января этого года. На протяжение почти года здесь был его дом. Это одна из причин моей обеспокоенности его судьбой. С самого начала мы вместе работали над культурными проектами – ведь он был министром культуры Чеченской республики. В Лондоне я занималась организацией его пресс-конфенций и встреч с парламентской комиссией по правам человека. Последствием его пресс-конференции 22-го января этого года стал протест российских властей британскому послу в Москве. Однако тогда российские власти не потребовали экстрадиции Закаева. Британская полиция ни разу не беспокоила ни его, ни меня своим вниманием - возможно, потому что вся деятельность Закаева широко освещалась в печати. Его общественная деятельность не ограничивалась Британией. В начале марта у него состоялась двухдневная встреча в Париже с тогдашним министром образования Франции госпожой Жакло. Так что с начала этого года деятельность Закаева в Англии и во Франции широко освещалась. Кроме того, у него были встречи и в Швейцарии, где мы общались с прокурором Карлой дель Понте. И за все это время ни в одну из этих стран не поступало просьбы о его выдаче. Для меня это еще одно доказательство того, что запрос об его экстрадиции из Дании политически мотивирован. Мне, как, впрочем, и другим людям, совершенно очевидно, что все обвинения против него полностью сфабрикованы. Когда я познакомилась с содержанием этих обвинений и стилем, в котором они были составлены (часть этих обвинений оказалась в Интернете) мне сразу же пришло на ум сравнение с хорошо мне знакомой эпохой ГПУ и КГБ. Это был тот же язык, тот же стиль, то же содержание. Вся правда была извращена, а факты сфабрикованы таким образом, чтобы датские власти отнеслись к ним со всей серьезностью. Все это превратилось в ужасную проблему. Я решила защищать Ахмеда Закаева из-за его народа и из-за него самого. Он – официальный представитель президента Чечни, избранного в 1997-м году и признаваемого законным в то время не только Европой, но и тогдашним президентом России.

Наталья Голицына: Какова позиция датского правительства в деле Закаева?

Ванесса Редгрейв: Датские власти очень серьезно отнеслись к обвинениям, выдвинутым против Закаева. На первый взгляд, в этом нет ничего плохого. Однако начали поступать протесты против того, как рассматривается это дело с самого начала и до сегодняшего дня. Вся процессуальная сторона процедуры экстрадиции оказалась в Дании репрессивной в отношении человека, которого еще даже не предполагали экстрадировать. И мне становится особенно горько и больно, когда я вспоминаю, что хотя генерал Пиночет, который, как всем известно, несет ответственность за неприглядные деяния, и был арестован в Англии (и я была тогда рада его аресту), тем не менее, не содержался в тюрьме.

Наталья Голицына: Известно, что вы оплачиваете юридическую защиту Закаева из собственных средств - что вы намерены предпринять в дальнейшем?

Ванесса Редгрейв: Я намерена основать общественный юридический фонд для сбора средств для оплаты расходов по защите Закаева, ибо мои собственные ресурсы уже истощились. Очень важно, чтобы как можно больше людей узнало, что происходит в Дании. Ведь многие в нынешней атмосфере борьбы с терроризмом, ничего не зная о личности Закаева, могут подумать, что в обвинениях против него может содержаться какая-то доля правды. В то же время многие начинают понимать, что совершается несправедливость. Очень многие люди хотят, чтобы справедливость восторжествовала, чтобы его дело было тщательно рассмотрено, и его свидетели были опрошены.

XS
SM
MD
LG