Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Британские пластические хирурги разработали технику пересадки человеческого лица


Наталья Голицына, Лондон: Известный английский хирург Питер Батлер выступил недавно с докладом на заседании Британской ассоциации пластических хирургов, в котором сообщил о новой технике трансплантации человеческого лица и о новых препаратах, предотвращающих его отторжение. По словам Батлера, уже через полгода – в случае получения разрешения на проведение операции – он будет готов пересадить лицо мертвого донора живому реципиенту. Сложнейшая операция, которая продлится до 9-ти часов, включает перенос мышц лица донора вместе с восьмью артериями и венами, части шеи и волосяного покрова. Пациенту будут пересажены новые губы, уши, нос, подбородок. Однако Питер Батлер не гарантирует достижения полного сходства нового лица с лицом донора. Предполагается, что таким операциям будут подвергаться люди, утратившие полностью или частично свое лицо в результате ожогов, несчастных случаев или раковых заболеваний. Батлер отметил, что за последние годы хирургическая техника таких операций успешно зарекомендовала себя при трансплантации рук. Он подчеркнул при этом, что хотя медицинские проблемы проведения этих операций практически решены, остаются, однако, серьезные психологические и этические проблемы. Английский хирург призвал провести широкое обсуждение этих проблем, чтобы заручиться общественной поддержкой и рассмотреть побочные негативные психологические эффекты подобных операций. Сам Питер Батлер намерен обратиться к министерству здравоохранения за разрешением на проведение операции по пересадке лица в одной из лондонских больниц. Я попросила прокомментировать сообщение о возможной трансплантации человеческого лица редактора британского журнала "Медицинская этика" доктора Ричарда Николсона.

Доктор Николсон, существуют ли, на ваш взгляд, серьезные основания для беспокойства в связи с предполагаемой операцией по пересадке лица?

Ричард Николсон: Существует несколько серьезных причин для беспокойства в связи с операциями по пересадке лиц умерших живым людям. Мне известно, что из-за несоответствия лицевой костной структуры реципиента и донора пересаженные лица не будут выглядеть в точности так, как они выглядели до пересадки. Однако проблемы, которые возникают при трансплантации лица, лишь частично связаны с проблемами человеческой идентичности, которая во многом определяется именно лицом. Существуют и чисто технические проблемы. Меня, в частности, беспокоит то, что кожа пересаженного лица, обладающая очень мощной собственной иммунной системой, в одном из четырех-пяти случаев, по всей вероятности, будет отторгаться организмом. В такой ситуации очень трудно реконструировать лицо донора, которое уже пересажено другому человеку. Другая возможная техническая проблема связана с тем, что мышцы и нервные окончания пересаженного лица могут быть недостаточно искусно соединены с мышцами и нервной системой реципиента, и в этом случае новое лицо превратится в лишенную эмоциональной выразительности мертвую маску. Думаю, что в таких случаях многие пациенты будут обеспокоены проблемой собственной идентичности. Можно ли считать, что заимствование чужой личностной идентичности (а лицо – очень важная ее часть) будет привлекать людей? Не думаю. Однако врачи, предлагающие эту операцию, исходят из усвоенных ими представлений о том, что единственно возможный вид полноценной жизни - максимально соответствовать общей норме. А деформированное лицо, с их точки зрения, - явление ненормальное. Именно врачи всячески препятствуют людям в принятии всего, что выходит за пределы нормы.

Наталья Голицына: Но не создаст ли пересадка лица, помимо технических и психологических проблем, еще и серьезные этические проблемы?

Ричард Николсон: Фундаментальная проблема состоит в том, какого человека вы намерены воссоздать с помощью подобной операции. Яркий пример этой проблемы – деятельность людей с серьезно поврежденным лицом – оно могло быть медленно "съедено" раком или утрачено по какой-то другой причине. Эти люди вынуждены жить с таким лицом и в тоже время могут оставаться полезными членами общества. Несколько недель назад в прессе был опубликован некролог знаменитого юриста, который на протяжении 15-ти лет вынужден был жить с этой проблемой, и который достиг высочайшей профессиональной репутации, блестяще выигрывая дела в суде, несмотря на то, что у него практически отсутствовала половина лица. К сожалению, мы создаем общество, которое нетерпимо ко всему, что выходит за рамки нормы. На мой взгляд, этическая проблема здесь возникает как выбор пути, по которому мы должны следовать. Должны ли врачи, да и все мы, принять сложившееся в нашем обществе отношение к норме или же нам нужно создать более терпимое общество, которое принимает людей такими, какие они есть?

Наталья Голицына: Можно ли сделать вывод, подводя итог тому, что вы сказали, что негативные последствия пересадки лица перевешивают положительный эффект такой операции?

Ричард Николсон: Да, я так считаю. Думаю, что потенциальная цена такой операции, негативные побочные эффекты, а также возможная реакция пациентов после такой операции перевешивают ту пользу, которую с ее помощью можно принести нескольким людям.

XS
SM
MD
LG