Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обострение отношений между Россией и Данией после дела Закаева

  • Сергей Данилочкин

Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Данилочкин, который беседует с датским корреспондентом Андреем Пимоновым.

Сергей Данилочкин: С какими проблемами столкнулись датские власти после запроса российских властей о задержании и выдаче Ахмеда Закаева?

Владимир Пимонов: Российская Генпрокуратура предъявила несколько пунктов обвинения Закаеву. В первую очередь это касалось якобы его участия в планировании захвата заложников на Дубровке в Москве. Однако это обвинение было сразу же снято на следующий день после того, как он был задержан в Дании и предъявлено дополнительное обвинения, которые касались его деятельности с 96-го по 2001-й год. Там были очень серьезные обвинения. Но датская сторона не рассматривала, причастен ли был Закаев к каким-то действиям противоправным террористическим или нет. Датское министерство юстиции занималось только одним вопросом, это юридические вопросы, технические вопросы, связанные с тем, насколько верно оформлены документы и насколько вески основания, по которым российская сторона требовала его выдачи. И в итоге Министерство юстиции пришло к выводу, что основания недостаточны - такова была позиция Минюста Дании. Если бы они сочли, что основания достаточны, то они должны были передать это дело в полицию для дальнейшего изучения, для проведения более глубокого расследования, чего не произошло, и в итоге Закаев оказался на свободе. Министерство юстиции Дании распространило пресс-релиз с подробнейшим описанием всего дела Закаева и с подробнейшим описанием тех аргументов, которые выдвинула датская сторона. Дело в том, что документы Генпрокуратуры России были оформлены таким образом, что датчане просто не могли принять их к дальнейшему производству, то есть передать их в полицию для проведения расследования. Они были составлены с нарушением очень многих правил, которые прописаны как в конвенции ООН 1957-го по выдаче преступников, а также в нарушение правил, которые существуют в датском законодательстве. Скажем, дело было оформлено задним числом, последний пакет документов, которые передала Генпрокуратура, касался свидетельских показаний граждан России относительно деятельности Закаева. Но дело в том, что эти свидетели опрашивались уже после ареста Закаева в Дании, задним числом. В последнем же пакете документов были показания Салмана Радуева, чеченского боевика, осужденного в России на пожизненное заключение. Это тоже является нарушением правил по одной простой причине – человек находится в заключении, то есть он не свободен, он не может быть свидетелем в этой ситуации с точки зрения датского законодательства. Вот так обстояло дело.

Сергей Данилочкин: В Дании Закаев был изолирован и содержался под стражей около месяца. Относительно его задержания и экстрадиции в Россию решения принимались различными датскими ведомствами. Почему?

Владимир Пимонов: В датской практике я никогда не слышал чтобы использовалось положение об освобождении человека под залог или под поручительство. Но дело в том, что в Дании Закаев был арестован датскими властями по просьбе России, поскольку обвинение было очень серьезное. Это произошло спустя несколько дней после захвата заложников в Москве. И одним из первых пунктов обвинения, которое было предъявлено Закаеву, было именно участие в планировании этого террористического акта, поэтому у датчан никакого другого выхода не было, кроме как задержать Закаева. Если бы датчанам представили тогда документы или обвинительные пункты только в связи с деятельностью Закаева в 96-м году, то вряд ли бы его вообще задержали на территории Дании.

Сергей Данилочкин: Владимир, не было ли в Дании конфликта между судом и Министерством юстиции по поводу дальнейшей судьбы Ахмеда Закаева:

Владимир Пимонов: Был не конфликт. Дело в том, что адвокаты Закаева датские выносили протест два раза, когда судья выносила решение о заключении его под стражу. Дело в том, что адвокаты не видели никаких оснований содержать его под стражей. Потому что, во-первых, можно было забрать у него паспорт, тогда он не смог бы покинуть Данию, чего он и не собирался делать. Но дело в том, что судья, учитывая, что пока Министерство юстиции рассматривало дело, обвинения же были предъявлены очень тяжкие, она решила его оставлять по стражей. Никакого конфликта внутри датских властей не было. Было решения датского судьи, и были протесты на это решение со стороны адвокатов Закаева.

Сергей Данилочкин: Действий властей Дании вызвали недовольства российского руководства, более того, отношения двух стран значительно обострились. Как вы думаете, надолго ли это ухудшение российско-датских отношений и в чем оно выражается?

Владимир Пимонов: Это очень трудно сказать. Дело в том, что многие датские бизнесмены жалуются, что их товары не могут пройти в Россию через таможню, они задерживаются, хотя никаких официальных объяснений по этому поводу не дается. Также известно несколько случаев, когда датчане не могли получить визу. Им нужно приехать по каким-то делам в Россию и под всяческими предлогами эта процедура затягивалась. Сейчас введены какие-то новые правила на днях, насколько эти датчане рассказывали журналистам о новых правилах выдачи визы в российском консульстве в Копенгагене, теперь эта процедура занимает 21 день, раньше можно было получить срочную визу, теперь эта практика пока не действует. На сегодняшний день несколько датчан, несколько издателей, один очень крупный бизнесмен испытывали трудности при получении визы. Они ее еще не получили, они ждут, пока пройдут три недели и надеются, что они эти визы получат. Так что сколько продлится такая ситуация по времени, сказать совершенно невозможно. Потому что Россия считает, что было принято политическое решение, датчане настаивают на том, что решение было чисто юридическим.

XS
SM
MD
LG