Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первые слушания по делу Ахмеда Закаева в Великобритании


Программу ведет Мелани Бачина. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Наталья Голицына - она беседовала с представителем Аслана Масхадова Ахмедом Закаевым и Андрей Бабицкий.

Мелани Бачина: Сегодня в Лондоне состоялись предварительные судебные слушания по делу Ахмеда Закаева, выдачи которого требует Россия. С подробностями из Лондона – Наталья Голицына:

Наталья Голицына: Сегодня Ахмед Закаев в сопровождении актрисы Ванессы Редгрейв прибыл в лондонский муниципальный суд на Боу-стрит. Первое слушание по делу о его экстрадиции было формальным и продолжалось очень недолго – около часа. Закаев отвечал на вопросы по-русски через переводчика. Он назвал свое имя, дату и место рождения. На вопрос судьи, понимает ли он, что Россия требует его экстрадиции, Закаев ответил утвердительно. Судья зачитал предъявленные Генпрокуратурой России обвинения и спросил Закаева, понятны ли они ему. Эмиссар Аслана Масхадова вновь ответил утвердительно. Согласно обвинению, Закаеву, в частности, вменяется в вину участие в военном мятеже и убийстве трехсот миллиционеров и двух священников в период между 1995-м и 2000-м годом. Суд постановил отпустить Ахмеда Закаева под залог. Как известно, залог в размере 50-ти тысяч фунтов внесла сразу после его ареста по прибытии в Англию вечером 5-го декабря Ванесса Редгрейв, предоставившая Закаеву и его семье свой дом для проживания в Лондоне. Условия освобождения под залог предполагают, что Закаев не изменит места проживания и явится в суд по первому требованию. Покинуть пределы Великобритании он также не может - еще во время ареста в аэропорту Хитроу у него был конфискован паспорт.

Во время сегодняшних слушаний в суде представитель полиции заявил, что у полиции нет возражений против освобождения Закаева под залог. На этом судебное заседание было завершено. Суд постановил продолжить рассмотрение дела об экстрадиции Ахмеда Закаева 9-го января будущего года.

В Англии дело Закаева широко комментируется всеми средствами массовой информации. Комментаторы полагают, что оно может продлиться довольно долго. При этом они ссылаются на аналогичное дело арестованного в Англии генерала Пиночета, которое длилось почти полтора года. Комментируя ситуацию с делом Закаева, газета "Гардиан" отмечает, что оно способно нанести серьезный ущерб тесным и дружеским отношениям Тони Блэра и Владимира Путина. Сам Закаев в интервью Радио Свобода заявил, в частности, что верит в объективность и беспристрастность британского правосудия, и что он сознательно отдал себя в его руки, приехав из Дании в Великобритании, заранее зная, что будут арестован. По словам Закаева, он надеется, что британский суд очистит его имя от ложных и сфабрикованных обвинений.

Мелани Бачина: Накануне первых предварительных слушаний по делу об экстрадиции представителя чеченского лидера Ахмед Закаев дал эксклюзивное интервью нашему корреспонденту Наталье Голицыной:

Наталья Голицына: Сообщалось, что вы сами предупредили британские власти о своем прибытии в Лондон?

Ахмед Закаев: У меня напрямую сделать это возможности не было, да, я, можно сказать, через своего адвоката я так и сделал, датского адвоката, я попросил его, чтобы копенгагенская полиция предупредила о моем прибытии в Лондон, рейс, время и когда я сюда прибываю.

Наталья Голицына: А чем это было вызвано? Вы предполагали, что вас могут здесь арестовать?

Ахмед Закаев: Я это не исключал. Я знал, что не только здесь, в любой стране, куда я прибуду, я буду немедленно задержан. Задача российской прокуратуры заключалась в том, чтобы я куда-то исчез, замолк, чтобы меня не было слышно, и спровоцирована-то ситуация вокруг меня именно, чтобы ограничить мое передвижение, и чтобы я не мог каким-то образом влиять на общественное мнение Европейского сообщества, все те встречи, которые я проводил в официальных структурах, международных, европейских - чтобы вот эту мою деятельность пресечь. Конечно, я не мог никуда укрыться, удариться, как они уже начали интерпретировать, что Закаев перебрался в арабские страны, и что меня больше не видно, не слышно будет. На это я не мог пойти. Я представляю президента, законно избранного президента Чечни. То есть, значит, выходит, в лице президента я представляю чеченский народ, который сегодня переживает трагедию и войну, и испытывает чудовищное насилие со стороны российских карательных войск. В этом случае просто мой уход с политической арены было бы ни что иное, как предательство и бегство, спасая свою шкуру. Тут речь не идет о моей судьбе и не лично обо мне. Сегодня, в зависимости от того, какая оценка будет дана Англией по тому запросу, который они сделали, будет решаться вопрос чеченского народа. Если Англия удовлетворит требования российской прокуратуры о моей выдаче, это Россией будет воспринято как солидарность Великобритании и Европейского сообщества с тем, что делает Россия в Чечне.

Наталья Голицына: Господин Закаев, вы, видимо, знаете, что ваше дело в Англии может рассматриваться очень долгое время. Кто же будет оплачивать этот судебный процесс и вашу защиту?

Ахмед Закаев: Будет оплачиваться государством. Это мой адвокат, но оплачивает его - здесь есть какие-то положения, если у меня нет средств, что государство оплачивает мою защиту. Это фонд как раз гражданских свобод, они все помогают через этот комитет, которым будет руководить Ванесса Редгрейв, и там, по-моему, очень много людей задействовано.

Наталья Голицына: Прошли сообщения в прессе, что вы намерены просить политического убежища в Англии? Как вы оцениваете перспективы вашего судебного процесса в Великобритании?

Ахмед Закаев: Этот вопрос будет рассматриваться, скорее всего, в контексте вопроса о моей экстрадиции. Очень сложно комментировать наперед, какой может быть исход и перспектива какая. Вся моя надежда - все-таки в Англии сейчас будет рассматриваться уже по второму разу то дело и те обвинения, которые выдвинула Россия против меня. В общем-то, Дания уже всему этому оценку дала, и у меня нет абсолютно оснований не доверять английскому правосудию. Я уверен, что будет дана правильная и юридическая оценка тому, что происходит сегодня вокруг меня. Безусловно, это является оценкой тому, что происходит сегодня у нас в доме, в Чечне. Вот эти подходы России, российского руководства, их критерии, их стандарты в той борьбе, как они заявляют, борьбе с международным терроризмом, их подходы обозначены в тех обвинениях, которые они выдвинули против меня. И, к счастью, это стало общественным достоянием сегодня на уровне ЕС, Дания как председательствующая - уже они дали оценку, и думаю, что Англия даст и свою оценку всему, что происходит.

Наталья Голицына: Какова ваша реакция на обвинения, которые выдвинуты против вас российской Генпрокуратурой?

Ахмед Закаев: Я просто даже не хочу комментировать это, потому что это дело суда, и они абсолютно разберутся в этом. Для меня принципиально важно было, чтобы в этом деле как раз-таки разобрались здесь, в Лондоне, в Англии, потому что я свою политическую деятельность в Европе - как раз таки начал отсюда. Я прибыл сюда как гость Ванесссы Редгрейв, в Лондон, и все визы по европейским странам я уже получал здесь. Я здесь провел очень много встреч, приобрел очень много друзей как официально, так и на неофициальном уровне. И мне было очень важно то, что Россия выдвинула против меня, и те обвинения, которые, на самом деле, не только меня дискредитировали, но каким-то образом могли отразиться и на тех людях, которые со мной проводили встречи, встречались, которые меня принимали, и мне важно, чтобы как раз таки здесь и разобрались во всем этом.

Наталья Голицына: Почему, на ваш взгляд, российские власти требуют именно вашей экстрадиции в Россию?

Ахмед Закаев: Я думаю, это для всех стало понятно, почему именно против меня, и почему именно сейчас. В общем-то, была проделана огромная работа в направлении, чтобы, как можно больше появилась сторонников мира, как внутри России, так и в европейском сообществе, и в этом направлении были достигнуты конкретные результаты, и мы были очень близки к тому, чтобы начать политический диалог. И вот эта партия войны, которая сегодня наживается на этой войне, в моем лице видела как раз таки человека, который провоцирует ситуацию на переговоры, который мобилизует и организует людей, чтобы все громче и громче начали говорить о необходимости начала политического диалога, о необходимости завершения этой бессмысленной войны. И если я как политический деятель и сторонник мира буду нейтрализован, и у меня не будет возможности продолжать эту работу - в общем-то не получается и говорить, потому что я представляю президента Масхадова, и я со всех трибун, как официальных, так и на неофициальных встречах, заявляю о готовности чеченского руководства отказаться от методов вооруженной борьбы без каких-либо условий и перейти к политическим, и это очень идет вразрез с той античеченской пропагандой, которой Россия сегодня не только одурачила свою, российскую, общественность, но переносит это и в международную политику, внушая всему миру о кровожадности чеченцев. А мне удалось, насколько я могу сейчас с уверенностью сказать, все-таки развеять этот миф о кровожадности чеченцев, о том, что кроме войны чеченцы ничего не хотят, наоборот, мы призываем сегодня российское руководство принять политическое решение завершить эту бессмысленную бойню, которая не нужна ни русским, ни чеченцам. И наш конфликт не является межнациональным. Русские и чеченцы вполне могут жить нормально, вполне могут в перспективе иметь очень нормальные отношения. Все зависит от воли политического руководства и от тех, кто сегодня именно на этой войне делает и политическую карьеру, и финансовое обогащение. И они как бы на первом плане.

Мелани Бачина: Сейчас в прямом эфире наш обозреватель Андрей Бабицкий, он по телефону из Приштины. Андрей, я хотела бы вас спросить, как бы вы прокомментировали то, что сказал сейчас Ахмед Закаев, особенно его последние слова о том, что он является одним из ярых людей, которые пропагандируют готовность Чечни к политическому диалогу?

Андрей Бабицкий: Я вполне согласен с той точкой зрения, которую он высказал, о том, что именно его фигура является предметом особого раздражения для кремлевских властей. Дело тут вот в чем: указывая на чеченское сопротивление как на группу террористов, российское руководство, естественно, крайне раздражено, когда в Европе появляются люди, которые, в общем, говорят о стратегии сопротивления совсем иные вещи, что есть люди, есть лидеры, которые готовы к переговорам, к цивилизованному диалогу, которые заинтересованы в поиске политических, мирных путей разрешения чеченского конфликта. Я думаю, если бы Ахмед Закаев выглядел немного менее цивилизованно, не умел бы себя вести и не выглядел бы столь вменяемым в части формулирования им политических идей, то вряд ли его фигура сколько-нибудь заинтересовала Кремль. Мне кажется, что сегодня, когда окончательно принято решение о том, что никаких переговоров, никакого диалога, никаких контактов с представителями сопротивления вестись не будет, такие люди мешают более всего. Они наиболее противоречат этой избранной политике силового давления. Поэтому мне кажется, что в этом случае Ахмед Закаев был избран совсем не случайно.

Мелани Бачина: Андрей, что касается обвинений Ахмеду Закаеву, сам он говорит о том, что они сфабрикованы, его представители тоже говорят о том, что они сфабрикованы российской стороной - что вы можете сказать по этому поводу и как лично вы оцениваете перспективы судебных слушаний в Лондоне?

Андрей Бабицкий: Что касается того, как я оцениваю перспективы судебных слушаний в Лондоне - я полагаю, что в случае с Ахмедом Закаевым речь идет, несомненно, о политическом преследовании, и это то обстоятельство, которое суд, по всей вероятности, должен будет оценить в первую очередь. То есть, все уголовные обвинения мотивированы политически, а это значит, что обвинения предъявлены не по сути дела, и в этом случае я думаю, что суд должен оценивать не столько те обвинения, которые предъявлены российской властью Ахмеду Закаеву, сколько саму ситуацию, в которой Ахмед Закаев становится политическим оппонентом российской власти. Теперь, что касается самих обвинений, их сути. Давайте представим себе такую ситуацию: в первую войну Ахмед Закаев был одним из полевых командиров, как это называлось тогда, одним из тех, кто возглавлял действующие группы чеченского сопротивления. В этом смысле я думаю, ему приходилось и воевать, и очевидно, что на нем есть кровь, как на любом участнике этого конфликта, как с той, так и с другой стороны. Но сразу после Хасавюртовских соглашений российская Госдума приняла закон об амнистии, освобождающей от ответственности участников конфликта. Это раз. Кроме того, о чем говорилось уже неоднократно, Ахмед Закаев, когда он был рекрутирован российской же властью для переговоров, не был объектом этих обвинений. Я думаю, что все эти обстоятельства будут учтены, и мне кажется, что нет никаких сомнений в том, что английское правосудие вынесет оправдательный приговор.

XS
SM
MD
LG