Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Праге и Братиславе отмечается 15-летие чехословацкой бархатной революции


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Нелли Павласкова.

Андрей Шароградский: Репортаж из цикла "Европейские истории". Сегодняшняя история праздничная. В Праге и Братиславе 17 ноября отмечается 15-летие чехословацкой бархатной революции. Бархатная революция положила конец одному из самых жестких коммунистических режимов Восточной Европы.

В ноябре 1989 года, когда социалистическая власть уже обессилела в Польше, Венгрии, ГДР, ЧССР, как сообщало в Вашингтон в ныне рассекреченных депешах посольство США в Праге, оставалась островом спокойствия. 17 ноября пражские студенты вышли на демонстрацию, посвященную 50-летию со дня гибели чешского студента-медика Яна Оплетала. Ян Оплетал был смертельно ранен при разгоне нацистскими оккупантами митинга протеста. Этот марш поминовения оказался началом чехословацкой бархатной революции. Слово корреспонденту Радио Свобода в Праге Нелли Павласковой.

Нелли Павласкова: Демонстранты столкнулись в центре Праги с поджидавшими их отрядами полиции, преградившими им путь, закупорившими прилегающие улицы. Вечером особый полк белых касок принялся избивать в этом котле сидящих на земле демонстрантов.

Весть о жестокой расправе над студентами и слух о гибели одного из них всколыхнули Прагу. Уже на следующий день студенты и поддержавшие их актеры пражских театров объявили забастовку и отправились на заводы и шахты поднимать рабочий класс. 19 ноября был создан гражданский форум во главе с Вацлавом Гавелом. В его руководстве были диссиденты вместе с представителями так называемой серой зоны - людьми, критически относящимися к коммунистическому режиму, но открыто не выступавшими против него. Здесь самой яркой фигурой был нынешний президент Вацлав Клаус.

24 ноября в этот день в Праге собрался уже миллионный митинг. Ушло в отставку совершенно парализованное событиями политбюро компартии и президент Густав Гусак. Коммунистический режим рухнул, ибо не смог пережить потерю поддержки со стороны Советского Союза. В тот же день начались переговоры с тогдашним премьер-министром о создании нового правительства. Именно эта фаза работы гражданского форума и по прошествии 15 лет вызывает критику со стороны части чешского общества, ибо оно считает, что нельзя было тогда делиться победой с коммунистами, оставлять в новом правительстве национального понимания, и вообще следовало с самого начала поставить компартию вне закона. В эти дни экс-президент Чехии Вацлав Гавел провел ряд встреч с журналистами, со студентами Карлова университета, и в своих выступлениях не обошел и эти проблемы.

Вацлав Гавел: Сейчас, когда мы отмечаем 15-ю годовщину, вы заметили, наверное, сколько сейчас публикуется воспоминаний все новых и новых никому доселе неизвестных участников этих исторических событий. Они по-своему переписывают историю, переделывают ее, умалчивая важные вещи. Но главное не это, а то, что наши историки хорошо работают и вносят ясность в то, как все было на самом деле. Историки разметали историю так называемого заговора или сговора диссидентов с коммунистическими властями о передаче власти.

Теории заговора всегда имели щекочущую прелесть. Они привлекательны, но исторические документы подтверждают, что в ноябре и декабре 1989 года в наших рядах царили, скорее, импровизация и неподготовленность диссидентов к принятию власти. Диссиденты готовились организованно выступить позже - только 10 декабря в День прав человека. Сейчас нас многие винят, что напрасно мы были такими бархатными, но на нас лежала большая ответственность за народ.

Нелли Павласкова: Я обратилась к тогдашнему лидеру студентов Шимону Панеку и спросила его - думал ли он тогда, что это и есть начало революции, предполагал ли, что она будет бескровной?

Шимон Панек: Я об этом не думал. Мы хотели поскорее избавить от роли вождя коммунистическую партию, открыть границу, добиться возможности читать и говорить то, что мы хотим. Мы имели представление об открытом демократическом обществе в Западной Европе и надеялись, что похожего мы можем добиться и в Чехии.

Нелли Павласкова: А как теперь, по прошествии 15 лет, вам все это видится снова? Довольны ли вы своей нынешней жизнью? Не считаете ли, что это была украденная у вас революция?

Шимон Панек: Прежде всего, это не была никакая не революция. Это был просто переход власти из рук коммунистов в руки диссидентов и оппозиции. Все началось с Кремля, с Горбачева, который еще 3-4 года перед этим решил, что начнет перестройку и послал очень строгий сигнал остальным коммунистическим партиям, что они больше не могут надеяться на инструкции и поддержку консервативной линии Москвы. А мы в Чехословакии имели хорошую возможность тогда сыграть какую-то роль, когда старый режим распадался. Но я бы не сказал, что это была революция. Это был просто переход власти.

Доволен ли я своей жизнью? Своей жизнью я более-менее доволен. Но мы все-таки еще в пути. Мы сделали первую часть - мы вошли в Евросоюз, в НАТО. Еще очень много работы перед нами осталось.

Нелли Павласкова: Сегодня вечером в Праге большая демонстрация, реконструкция той 1989 года, и выступление президента республики Клауса, а также большой концерт на улицах.

XS
SM
MD
LG