Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спасет ли Михаила Ходороковского близость с Западом?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода в Нью-Йорке Владимир Абаринов и Юрий Жигалкин.

Андрей Шарый: Михаил Ходорковский зарекомендовал себя как влиятельный предприниматель, входящий в бизнес-элиту, не только российскую, но и мировую. Это неоднократно, особенно в последние недели, подтверждали многочисленные представители за границами России. С М.Ходорковским вел в свое время переговоры вице-президент США Ричард Чейни, одна из крупнейших американских компаний "Exxon Mobil" не отказалась до сих пор от идеи приобрести крупный пакет акций "ЮКОСа". Спасет ли М.Ходороковского близость с Западом? Может ли он рассчитывать на реальную помощь из-за пределов России? Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседовал на эту тему с известным гарвардским политологом профессором Маршаллом Голдманом:

Маршалл Голдман: Я полагаю, что, в конце концов, близость к западному бизнес-истэблишменту поможет М.Ходорковскому. Я не припомню, что еще из российских событий последних лет становилось первополосной новостью для ведущих газет западного делового мира. "Нью-Йорк Таймс", "Уолл-Стрит Джорнэл", "Файненшел Таймс", не отрываясь, следят за действиями российской прокуратуры и Кремля. И, хотите вы этого или нет, их крайне скептичное отношение к происходящему сейчас в России может серьезно подмочить репутацию Путина в глазах западных предпринимателей. А ведь известно, что прорыночная репутация президента - одно из основных достояний России. Я предполагаю, что Кремль это уже начал осознавать. М.Касьянов и Д.Медведев вряд ли решились бы публично урезонить прокуратуру, если бы не знали, откуда дует ветер, если бы Владимиру Путину была безразлична реакция на Западе. Но в то же время ясно, что вхожесть М.Ходорковского в западный истэблишмент – сильный раздражитель для силовиков и определенной части российского общества. В данной ситуации, я думаю, мы можем лишь наблюдать за тем, как развернется эта борьба тенденций.

Юрий Жигалкин: "Нью-Йорк Таймс" недавно предположила, что Ходорковский в своем хождении в Запад перегнул палку, став соперником Кремля, ведя свою собственную внешнюю политику. Газета, например, говорит о переговорах главы "ЮКОСа" с вице-президентом США Чейни. Что мы знаем об этих переговорах, о чем там могла идти речь?

Маршалл Голдман: Естественно, у меня лично нет доступа к этой информации, но если учитывать то, что вице-президент возглавляет специальную правительственную группу, занимающуюся вопросами разработки и использования природных ресурсов, и что у него огромный опыт работы в нефтяной промышленности, можно предположить, что основной темой разговора была готовность США начать прямые закупки российской нефти. Не секрет, что об этом вели переговоры президенты Буш и Путин.

Юрий Жигалкин: Как вы считаете, будут ли готовы вице-президент Чейни и другие люди в окружении президента Буша убедить президента выступить в защиту М.Ходорковского, или личная приязнь между Джорджем Бушем и Владимиром Путиным заставит президента Буша воздержаться от такого шага?

Маршалл Голдман: Конечно, пока личные отношения двух президентов перевесят другие соображения, но это не означает, что американская администрация не следит за ситуацией в России и не делает соответствующих выводов. Представитель Госдепаратамента и американский посол в России публично выразили беспокойство относительно дела Ходорковского. Я думаю, президенту Путину надо готовится к тому, что он окажется в крайне неудобном положении в ближайшие дни, если во время встречи с европейскими лидерами в четверг крупнейший российский предприниматель Михаил Ходорковский будет находиться в тюрьме.

Андрей Шарый: В вашингтонском институте "American Enterprise" состоялась дискуссия по проблеме дела "ЮКОСа" и его влияния на отношения с Россией. За ходом дискуссии, в которой приняли участие многие ведущие американские политические аналитики, следил корреспондент Радио Свобода Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Институт "American Enterprise" пользуется репутацией цитадели консерватизма. Для участия в дискуссии были приглашены эксперты и из более либеральных исследовательских центров. Однако, оценки выступающих отличались редким единодушием. Все выступающие заявили, что считают дело Михаила Ходорковского весьма серьезным и потенциально опасным прецедентом. В наиболее емкой форме эту мысль выразил Леон Арон, директор программы российских исследований института "American Enterprise":

Леон Арон: Власть закона, доверие между правительством и гражданами, независимость судов, даже новый прогрессивный Уголовный кодекс России самым грубым образом подорваны. И, наоборот, исконные русские недуги, такие, как страх, цинизм, пассивность, любовь к секретности и конформизм, получили очень сильный импульс благодаря этому делу.

Владимир Абаринов: Утверждение, что дело М.Ходорковского мотивировано политически, никто из ораторов не оспаривал. Однако эксперт Фонда Карнеги, бывший экономический советник российского, украинского и киргизского правительств Андерс Аслунд предложил взглянуть на происходящее в экономических категориях. По его мнению, шаги, предпринимаемые Генеральной прокуратурой России, имеют слишком тесную увязку с ситуацией на бирже, дают возможность для спекулятивной игры на понижение, и это уже само по себе наводит на подозрения. Не исключено, считает Андерс Аслунд, что атакой на "ЮКОС" пользуются вхожие в Кремль биржевые игроки:

Андерс Аслунд: Котировки на российской фондовой бирже колеблются в зависимости от действий Российской генпрокуратуры. Тот, кто осведомлен о дальнейших планах прокуратуры, обладает жизненно важной, недоступной рядовым акционерам информацией. В прошлом году имел место аналогичный случай, когда люди в Кремле негативно высказались по поводу реформы электроэнергетики. Акции акционерного общества "Единые энергетические системы" упали почти до 8 центов за штуку, иностранные акционеры продали почти все, что у них было, между тем два близких к Кремлю олигарха, наоборот, усиленно скупали акции "ЕЭС России", а спустя год цена этих акций учетверилась.

Владимир Абаринов: От атаки на "ЮКОС" разговор перешел к более общим вопросам, в частности, к перспективе интеграции России в европейские политические и экономические институты. Наиболее резкое мнение на этот счет высказал директор программы "Новая атлантическая инициатива" института American Enterprise Радек Сикорски:

Радек Сикорски: Постимперская и посттоталитарная ностальгия неприемлемы в Европе. Представьте себе мавзолей Гитлера в Берлине или памятник Гиммлеру, улицы немецких городов названные в их честь. Представьте себе федерального канцлера, возлагающего цветы к монументу героям гестапо или возвращающему Бундесверу символику вермахта, или восстанавливающего свастику в качестве его официального флага. Вообразить все это в наши дни невозможно, и все это произошло в России Путина. Ленин по-прежнему покоится в мавзолее, у Кремлевской стены стоит статуя Сталина. Господин Путин отдает почести бывшему председателю КГБ и палачу Будапешта господину Андропову, а российские танки в Чечне украшены красным знаменем.

Владимир Абаринов: Радек Сикорски полагает, что в сложившихся обстоятельствах Запад, и в частности США, должны пересмотреть свое отношение к происходящему в России. По его словам, еще не поздно вернуть ее в русло цивилизованного демократического развития, но для этого западные лидеры должны проявить твердость.

Радек Сикорски: Никаких чаепитий Путина с королевой Англии, никаких американо-российских саммитов на частном ранчо президента США. "Семерка" не должна флиртовать с Россией. Всему этому еще не поздно положить конец. Мы должны усилить давление на диктатуру в Белоруссии, именно там прошли проверку методы, которые теперь господин Путин применяет в России: отношения с безответственными режимами, запрет свободных средств информации, власть тайной полиции. Мы должны укреплять наши отношения с Украиной и кавказскими государствами. Мы должны дать ясно понять, что любые попытки возродить российскую или советскую империю неприемлемы и встретят отпор.

Владимир Абаринов: В аудитории присутствовали сотрудники Совета национальной безопасности и Государственного департамента США. Они не принимали участия в дискуссии, но внимательно слушали.

XS
SM
MD
LG