Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Турции победили умеренные исламисты - в какой мере исламисты и насколько умеренные?


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Анкаре - Турал Рзаев, в Тель-Авиве - Виктория Мунблит, и в Нью-Йорке - Ян Рунов, он беседовал с политологом из Фонда "Heritage" Джеймсом Филлипсом.

Петр Вайль: На парламентских выборах в Турции победила партия исламистов, как считается, умеренных исламистов. Сообщает корреспондент Радио Свобода в Анкаре Турал Рзаев:

Турал Рзаев: Сотрясение политический системы - именно этими словами охарактеризовали аналитики страны картину, возникшую после внеочередных парламентских выборов в Турции. Хотя Центральная избирательная комиссия все еще не обнародовала официальные данные, уже стало ясно, что парламент Турции будет состоять из двух партий, одна из которых получила мандат на формирование правительства. 366 кресел из 550 в парламенте Турции займут депутаты "Партии справедливости и развития". В парламентских выборах приняли участие 18 политических партий, однако только одна из них одержала победу. Вошедшая в парламент "Республиканская народная партия" левого толка победителем себе не считают. Подряд один за другим выступают с заявлениями руководители политических партий, не сумевших получить депутатские мандаты.

Что же представляет собой "Партия справедливости и развития", которая сотрясла всю политическую систему страны? Действительно ли бразды правления перейдут в руки клерикалов и консерваторов? Сейчас трудно ответить на этот вопрос. Однако, члены партии и ее руководители стараются убедить оппонентов, что они - центристская партия, и какого- либо идеологического изменения курса не предвидится. Но даже члены партии понимают тревогу и озабоченность общества, может быть, именно поэтому в течение 12 часов председатель партии Эрдоган трижды организовывал пресс-конференции и, несмотря на усталость и занятость, досконально пытался ответить на вопросы журналистов.

После выборов возникла еще одна проблема - кто же станет новым премьер-министром, кому из депутатов нового парламента президент страны получит формирование кабинета. Эрдоган был лишен права баллотироваться и не является депутатом, естественно, его кандидатура отпадает, но если не он, то кто же? Ведь именно ему отданы голоса избирателей. Еще один интересный факт: по мажоритарной системе парламентские мандаты получили 10 независимых депутатов. Один из них – некий Фадыл Агюндюс, который находится в розыске, разыскивается Интерполом Турции, однако, депутатское кресло гарантирует ему юридическую неприкосновенность. Вызывает большой интерес, как же ему удастся решить эту проблему.

Петр Вайль: В Израиле с тревогой обсуждают, не скажется ли победа исламской партии на выборах в Турции на стратегическом партнерстве между двумя странами. Слово Виктории Мунблит:

Виктория Мунблит: Этому придается такое большое значение, что, несмотря на правительственный кризис и возможный вотум недоверия, газеты в понедельник вышли с заголовками: "Мусульманская революция в Турции - что дальше?" В течение всего последнего десятилетия Турция была самым надежным союзником Израиля в регионе. Страны связывали тесные развитые экономические отношения. Толпы израильтян отправлялись в Турцию на выходные, а когда в 1999-м году там произошло землетрясение, в Турцию прибыли израильские спасатели и спасли сотни человек, за что Турция рекомендовала их на Нобелевскую премию мира.

И все же главным видом сотрудничества оставалось стратегическое партнерство. Так, за несколько дней до выборов представители израильского военно-промышленного комплекса и турецкого военного руководства договорились о сделке по поставке вооружения на сумму в два миллиарда долларов США. При этом авиационная промышленность Израиля должна была поставить турецким ВВС беспилотные самолеты-разведчики и истребители. Два месяца назад была заключена сделка на сумму в 687 миллионов долларов, в рамках которой военная промышленность Израиля брала на себя обязательства по модернизации турецких танков. Некоторые лидеры победившей исламской партии уже заявили, что отношения Турции и Израиля не изменятся. Некоторые заметили, что столь тесное партнерство с Израилем несовместимо с его политикой по отношению к палестинцам. Но Израиль в данном случае рассчитывает не столько на турецких политиков, сколько на военных. В Турции армия всегда занимала ведущее положение и выступала сторонником прозападной ориентации, демократических ценностей и тесных взаимоотношений с США и Израилем. Именно армия в свое время не дала турецким политикам занять проиранскую позицию. Именно армия не позволила усилить роль религии в общественной сфере. Именно армия, надеются в Израиле, не позволит никому из турецких политиков урезать стратегического партнерства Израиля и Турции.

Петр Вайль: Несмотря на заявление лидера партии справедливости и развития пришедшей к власти в Турции о том что эта страна при новом руководства сохранит союзнические отношения с США и по прежнему ставит целью войти в ЕСЮ в США исламистские корни нового правительства вызывают тревогу. Об американской реакции на результаты выборов в Турции – наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов:

Ян Рунов: Чтобы успокоить Соединенные Штаты лидер победившей на выборах в Турции партии Ресеп Тэйип Эрдоган заявил американским журналистам, что секуляризм - доктрина отделения церкви от государства - является лучшей защитой для всех религий и верований. В том, что касается Ирака, Эрдоган, хотя он лично против войны, обещал сохранить курс прежнего правительства, которое готово было участвовать в антииракской коалиции, если действия против Ирака будут одобрены Советом Безопасности ООН. Как известно, турецкие авиабазы, расположенные вблизи иракской границы, играют едва ли не решающую роль в планировании американских военных действиях против Ирака. В Турции находятся около 1 700 американских солдат.

"О потере такого союзника как Турция - единственного исламского государства-члена НАТО – страшно даже подумать", сказал политолог из Фонда "Heritage" Джеймс Филлипс:

Джеймс Филлипс: Вопрос в том, насколько сработаются теперь Вашингтон и Анкара. Но в Вашингтоне все же относятся к новой власти в Турции с осторожной надеждой на сохранение прежнего уровня взаимного сотрудничества и в рамках НАТО, и в рамках антииракской коалиции. Выход Турции из состава НАТО станет колоссальной потерей для Атлантического союза, учитывая и ее стратегическое положение, и то, что у Турции - вторая по величине армия в НАТО, и рост влияния Турции на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Но надо надеяться, что эта страна останется в НАТО. Когда исламисты пришли к власти в Турции в 1996-м году, произошли некоторые изменения во внешней политике, но они не коснулись тогда отношений ни с НАТО, ни с Европейским Союзом, ни даже с Израилем. Будем надеяться, на этот раз произойдет то же самое. Если нет, то надо помнить, что турецкая армия в 1997-м году отстранила исламистскую партию от власти. Армия категорически против исламизации страны, против разрыва связей с Западом, поэтому новому правительству Турции необходимо как можно скорее продемонстрировать, что оно не является фундаменталистстским, установить связи с США и с Европейским Союзом. Если исламисты попытаются резко сдвинуть политический курс в сторону исламского фундаментализма, военные, наверняка, опять вмешаются, чтобы стабилизировать положение в Турции. Но и Запад должен сейчас вести себя с Турцией осторожнее. Если, например, Европейский Союз проголосует против принятия Турции, это может разжечь в стране антизападные настроения и привести к потере столь важного для Запада союзника. Во всяком случае, сейчас администрация Буша должна быть подготовить сценарий своего поведения на случай некоторого, а может быть и существенного изменения внешнеполитической ориентации Турции.

XS
SM
MD
LG