Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судом в Дании принято решение оставить под стражей Ахмеда Закаева

  • Сергей Данилочкин

С датским журналистом Владимиром Пимоновым беседует ведущий программы "Liberty Live" Сергей Данилочкин.

Сергей Данилочкин: Владимир, какова ситуация, связанная с экстрадицией Ахмеда Закаева в Россию?

Владимир Пимонов: Сегодня на закрытом заседании в копенгагенском суде было принято решение продлить содержание Закаева под стражей еще на 14 дней. Была другая альтернатива - судья имела возможность выпустить Закаева. Дело в том, что ее решение провести судебные заседания при закрытых дверях она мотивировала тем, что сказанное в зале суда может повлиять на параллельное дело. Это параллельное дело связано с требованием российской стороны о выдаче Закаева. Я думаю, что та же мотивировка легла и в основу решения датского судьи продлить содержание Закаева под стражей. Дело в том, что, наверное, ход мыслей судьи состоял в том, что если бы он вышел, то, может быть, его выступление или реакция прессы могла каким-то образом повлиять на рассмотрение дела об экстрадиции. Судья решила не рисковать и оставить его под стражей еще на 14 дней.

Сергей Данилочкин: Насколько я понимаю, российские власти должны были представить Дании обвинительные материалы вместе с требованием о его выдаче. Не могли бы вы поподробнее рассказать о том, какие материалы были представлены и какие проблемы возникли у датской юстиции в связи с выдачей Закаева России?

Владимир Пимонов: Во-первых, я должен сказать, что дело о содержании Закаева под стражей и дело о его выдаче России - это два совершенно разных дела, параллельных. Первое решается судьей в первой инстанции, второе, в конечном итоге - Министерством юстиции страны. Значит, несколько дней назад Минюст Дании оповестил журналистов о том, что первоначальные обвинения в причастности Закаева к планированию теракта в Москве отсутствовали в том пакте документов, который уже после задержания Закаева был передан датской стороне. То, что осталось, что на сегодняшний день известно журналистам, это пункты обвинения, где фигурируют эпизоды, касающиеся его деятельности 90-х годов. Но опять, подчеркиваю, решение о продлении его содержания под стражей никак не связано с делом об экстрадиции. Поэтому, его естественно, могли отпустить, условно говоря, под подписку о невыезде из страны, такая практика есть в России. Но чисто юридически здесь, по-видимому, был бы риск для судьи. Никто не предполагал, что Закаев, скажем, уедет из Дании, если он будет под подпиской о невыезде, или если у него полиция заберет паспорт, но я думаю, что судьбе показалось, что может быть риск того, что каким-то образом будет нарушена независимость дела об экстрадиции, поэтому, наверное, судья сочла нужным, чтобы он содержался под стражей и никакого влияния извне на дело об экстрадиции не оказывалось.

Сергей Данилочкин: Владимир, последний вопрос, сколько еще может продлиться дело, связанное с экстрадицией Закаева?

Владимир Пимонов: Министерство юстиции Дании оповещало журналистов, что с момента задержания Закаева России предоставлено 30 дней, в течение которых российская сторона должна предоставить убедительные доказательства его вины, если же в течение 30 дней убедительных доказательств представлено не будет, то, по всей видимости, он окажется на свободе.

XS
SM
MD
LG