Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Во что превращается НАТО?


Дмитрий Волчек: Несмотря на то, что членство в НАТО является заветной целью многих государств, граничащих с Россией, будущее Североатлантического союза не столь уж очевидно, считает известный американский политолог, вице-президент вашингтонского института Кейто Тэд Карпентер, с ним беседует наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин.

Юрий Жигалкин: С приемом в НАТО новой семерки восточно-европейских государств оборонительный союз превратится в гигантскую структуру, простирающуюся до границ России, охватывающую по сути весь европейский континент. Какие цели он будет преследовать в условиях, когда у него нет врагов?

Кейто Тэд Карпентер: Это, без сомнения, ключевой вопрос. НАТО разрастается, но совершенно неясно, какие цели ставят перед ним страны-члены. Администрация Джорджа Буша, поставившая своей целью борьбу с глобальным терроризмом, надеется на то, что Североатлантический союз возьмет на себя активную роль защитника интересов западных демократий в разных уголках мира. В то же время, многие западноевропейские столицы не проявляют явного желания следовать таким путем, несмотря на то, что они подписались под идеей создания сил быстрого реагирования. Пока, на мой взгляд, очевидно то, что исполнив свою изначальную миссию, прикрыв Западную Европу от советской угрозы, в последнее десятилетие союз НАТО утерял фокус. Отсутствие ясной цели, ради которой существует союз, будет поводом для проблем в будущем, как бы он ни разросся.

Можно предположить, что в ближайшие десять-двадцать лет значение НАТО как военной организации будет падать до тех пор, пока она не превратится в формальную структуру, объединяющую страны на изжившем себя принципе. В ходы холодной войны у Соединенных Штатов и Европы был очевидный общий интерес, НАТО был инструментом его воплощения. Сейчас позиции Европы и США расходятся по большинству принципиальных международных проблем, и в будущем, я думаю, будет сложно сохранить военную организацию, которая призвана осуществлять совместную военную политику, политику, которой не существует.

Юрий Жигалкин: Тем не менее, как вы считаете, будет союз НАТО готов открыть свои двери новым членам, скажем, через несколько лет?

Кейто Тэд Карпентер: Можно ожидать новый раунд ограниченного расширения НАТО, самый большой вопрос, будет ли выдано приглашение Украине, ведь бывшие социалистические страны и некоторые советские республики все еще рассматривают членство в Североатлантическом союзе как гарантию от потенциальной российской угрозы. Я думаю, некоторые балканские страны могут также пытаться вступить в НАТО, воспринимая организацию как гаранта стабильности. В то же время, Россия вряд ли когда-либо будет реальным кандидатом на вступление в НАТО и эта данность даст повод кое-кому упрекать союз в том, что он, по большому счету, остается антироссийской силой.

XS
SM
MD
LG