Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспектива интеграции России в НАТО


Дмитрий Волчек: Интеграция России в НАТО может начаться уже через три-четыре года. Такое мнение высказал один из ведущих американских экспертов по вопросам безопасности, сотрудник Центра Карнеги Джозеф Сиринсьоне в интервью вашингтонскому корреспонденту Радио Свобода Владимиру Абаринову.

Владимир Абаринов: Джозеф Сиринсьоне полагает, что изменение отношения России к НАТО объясняется сознательным выбором Москвы в пользу всестороннего сотрудничества с Западом.

Джозеф Сиринсьоне: Это результат двух процессов. Один – это решение президента Путина о том, что российским интересам отвечает тесное сотрудничество с Западом, что России не следует пытаться создавать какие-либо антиамериканские коалиции, будь то с Китаем или любыми другими странами и что, напротив, надо стремиться связать себя с Западом в экономике, политике, обороне и дипломатии. Во-вторых – сама НАТО теперь не воспринимается как инструмент агрессии против России. В России по-прежнему есть те, кто питает подозрения в отношении НАТО, но в настоящее время они пребывают в явном меньшинстве.

Владимир Абаринов: Противники НАТО, продолжающие видеть в Альянсе агрессивный военный блок, пусть и пребывают в меньшинстве, но занимают влиятельные позиции. Доктор Сиринсьоне считает, что им не под силу развернуть российскую политику вспять, если Соединенные Штаты будут вести себя осмотрительно.

Джозеф Сиринсьоне: Мне известно, что в России по-прежнему звучат такие голоса, но они были гораздо громче пять лет назад, даже три года назад. И я не думаю, что после радикальных перемен эти мнения возобладают в российчских спорах. Существует, однако, фактор, способный изменить преобладающие умонастроения – американское вторжение и оккупация Ирака. Это может быстро изменить отношение российских граждан, действия Соединенных Штатов станут рассматриваться как антагонистические по отношению к российским интересам, если, к примеру, американские войска оккупируют нефтеносные районы Ирака, и возникнет убеждение, что зона интересов США простирается вплоть до Кавказа. Такое развитие событий может спровоцировать новую волну российских подозрений и даже новый антагонизм. Но за исключением такого сценария, я считаю, мы наблюдаем продолжение процесса мирной эволюции Европы, процесса, который включает и Россию. НАТО пока не готова к приему России, но путь к этой цели уже существует, действует Совет «19 плюс один». Если дело пойдет, как все надеются, гладко, нет ничего нереалистического в ожиданиях, что через три-четыре года мы можем стать свидетелями интеграции России в НАТО. Полагаю, это в наших общих интересах.

Владимир Абаринов: Но ведь членство в НАТО подразумевает, что государство-претендент должно отвечать ряду критериев – в частности, разрешить территориальные и иные споры со своими соседями. Не слишком ли смело звучит прогноз?

Джозеф Сиринсьоне: С этим я полностью согласен. Предстоит решить еще множество внутренних и внешних проблем прежде чем Россия сможет претендовать на полноправное членство, в том числе и проблему трансформации страны в демократическую во всех смыслах этого слова. Когда я говорю «три-четыре года», я имею в виду, что по истечении этого периода мы сможем увидеть начало процесса интеграции. Полное членство потребует продолжения преобразования России и разрешения имеющихся внешних споров.

XS
SM
MD
LG