Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему президенту Лукашенко запрещен въезд теперь и в Соединенные Штаты?


Ведет программу Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Юрий Жигалкин, который беседует с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета Маршаллом Голдманом, Виталий Цыганков и Виталий Портников.

Петр Вайль: Во вторник Соединенные Штаты вслед за Европейским Союзом объявили президента Белоруссии Лукашенко персоной нон-грата, ему запрещен въезд в Соединенные Штаты. Что могло стоять за этим решением и на что рассчитывает Вашингтон, изолируя президента Белоруссии? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин обсуждает эту тему с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета Маршаллом Голдманом.

Юрий Жигалкин: Запрет на въезд Лукашенко в Западную Европу выглядит, по большому счету, символическим жестом, не так ли?

Маршалл Голдман: Да, это символический шаг, но его последствия могут оказаться вполне практическими. Это решение США и европейского союза формально относит Лукашенко к исключительно узкой категории одиозных лидеров, типа зимбабвийского президента Мугабе, которому также запрещены поездки в Европу в США. Мало того, что такое решение наверняка окажется исключительно унизительным для Лукашенко, человека с безразмерным эго, оно, не исключено, отразится на его отношениях с российским руководством. Белорусский лидер все больше и больше превращается в изгоя и это вряд ли добавляет ему статуса и веса в глазах россиян, Путина.

Юрий Жигалкин: Отзовется ли это решение на Белоруссии, ее гражданах, или это, так сказать, личная проблема Лукашенко?

Маршалл Голдман: Надо сказать, что Белоруссия уже давно страдает из-за поведения своего руководителя. Инвестиций республика практически не получает, потому что Лукашенко не дает свободы предпринимательству. Нынешнее решение западных столиц дает безошибочный сигнал потенциальным иностранным инвесторам, что с Белоруссией Лукашенко не стоит иметь дела. Мало того, формальная изоляция белорусского президента Западом может политически отрезать Белоруссию не только от США и Европы, но и, потенциально, от России и Украины.

Юрий Жигалкин: Но, если посмотреть на дело с другой стороны, что остается Лукашенко, кроме как броситься в объятия Москвы? Не решит ли Кремль, что пришел час получить от изгоя-лидера все желаемое?

Маршалл Голдман: Не думаю, что это произойдет. Ельцин, возможно, воспользовался бы этой возможностью. Но для Путина отношения с Соединенными Штатами важнее связей с Белоруссией, и это, по большому счету, практичный подход. Москва может выиграть гораздо больше от партнерства с США, чем от тесных отношений с Белоруссией. До сих пор отношения с Вашингтоном были краеугольным камнем политики правительства Путина, несмотря на недовольство самых разных групп в политическом и военном истэблишменте. И я сильно удивлюсь, если Москва решит взять под свое крыло лидера, провозглашенного Вашингтоном и западными столицами изгоем. В глазах администрации Буша любые попытки Москвы заработать в этой политический или иной капитал будет выглядеть не только крайне недружественным, но и подозрительным шагом. Я думаю, Путин, пытающийся действовать согласно западным нормам, на это не пойдет.

Петр Вайль: Официальные лица Белоруссии заявляют, что решение властей США впредь не пускать в страну президента Александр Лукашенко и семерых его подчиненных не повлияют на проводимый страной курс. По мнению белорусской оппозиции, решение властей США полностью оправдано. Оппозиционеры считают, что примеру США должна последовать и Россия – из Минска передает Виталий Цыганков.

Виталий Цыганков: В беседе с журналистами во время визита в Москву Александр Лукашенко заявил, что раз США приняли такое решение, значит им это выгодно. "Я до сих пор с США по вопросам двусторонних отношений не был, обойдемся и сейчас", - сказал Лукашенко. В целом, поскольку этот шаг в Соединенных Штатах был вполне ожидаемым, реакция на него белорусского руководства оказалась довольно сдержанной. "Решение США не выдавать визу ряду руководителей Белорусского государства не прибавит доверия в наши отношения", - заявил, например, пресс-секретарь Министерства иностранных дел Белоруссии Павел Латушко. Он пообещал, что официальная реакция МИДа будет оглашена на брифинге в четверг утром. "Решение США – это политический шаг, который вряд ли существенно повиляет на экономические отношения между нашими государствами", - считает вице-премьер и министр экономики Белоруссии Андрей Кобяков. Кобяков утверждает, что любая попытка изоляции Белоруссии контр-продуктивна, "такие попытки ни к чему не приводят, они не могут повлиять на проводимый страной курс", - заявляет министр экономики. В то же время, большинство лидеров белорусской оппозиции поддерживают решение США и Евросоюза, особенно обращая внимание на согласованность их действий. Бывший глава белорусского государства Станислав Шушкевич считает такой шаг Запада совершенно цивилизованной реакцией на нецивилизованные поступки. Более того, Шушкевич призвал Россию присоединиться к решению Евросоюза и США. "В таком случае в Белоруссии быстрее восторжествует демократия и будут соблюдаться права человека", - считает Шушкевич.

Петр Вайль: Претензии к Александру Лукашенко у американцев и европейцев различаются. Но ответные меры – схожи.

Слово – нашему обозревателю Виталию Портникову.

Виталий Портников: В день своего пребывания в российской столице Александр Лукашенко получил еще один неприятный сюрприз. После того, как Соединенные Штаты объявили, что присоединяются к решению Европейского Союза, который решил не допускать больше Лукашенко на свою территорию, стало известно, почему американцы пошли на принятие такого решения. На пресс-конференции в российской столице посол Соединенных Штатов в Москве Александр Вербоу отметил, что Вашингтон подозревает Минск в военно-техническом сотрудничестве с Ираком. Таким образом, Александр Лукашенко стал уже вторым после Леонида Кучмы представителем высшего истеблишмента на постсоветском пространстве, который подозревается в особых отношениях с Саддамом Хусейном. При этом стоит заметить – Леонид Кучма был допущен на пражский саммит НАТО, а сейчас находится с официальным визитом в Италии и готовится к встрече с папой римским Иоанном Павлом Вторым. Александру Лукашенко о таком уровне контактов приходится только мечтать, на пражский саммит его не пустила Чехия, западные страны не собираются принимать белорусского президента у себя. И после сегодняшнего заявления Александра Вершбоу стало очевидно, что у Соединенных Штатов гораздо более серьезные претензии к Лукашенко, чем просто изгнание из Минска миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Кстати, что касается ОБСЕ, то тут Лукашенко даже готов был пойти на определенные компромиссы. После встречи с Владимиром Путиным белорусский президент сказал, что готов возобновить переговоры по возвращению миссии ОБСЕ в белорусскую столицу, но призвал Запад не давить на Белоруссию. Возможно, белорусский президент был раздосадован тем, что его российский коллега не стал высказываться против решений стран европейского Союза и Соединенных Штатов, а вместо этого заметил, что Белоруссия независимое государство, которое имеет право на свою внешнюю и внутреннюю политику. Лукашенко понял – за эту внешнюю и внутреннюю политику ему и придется отвечать, и сделал первый шаг по ослаблению той изоляции, в которую он попал в последнюю неделю. Однако оказалось, что этого шага недостаточно. Саддам Хусейн это, конечно, более серьезная проблема, чем Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, и с этой проблемой Лукашенко и придется уезжать из Москвы.

XS
SM
MD
LG