Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Турция готова к началу переговоров о вступлении в ЕС


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Турал Рзаев, Евгений Бовкун, Семен Мирский.

Кирилл Кобрин: Европейская комиссия объявила сегодня о том, что Турция готова к началу переговоров о вступлении в ЕС. Принципиальное решение о возможности членства Турции в Евросоюзе может быть принято в декабре на саммите организации. Рекомендации Еврокомиссии играют важнейшую роль в процессе принятия этого решения. Впрочем, даже если лидеры ЕС согласятся на начало переговоров, этот процесс затянется на годы. О том, чего ожидают в Турции от сегодняшнего решения Евросоюза, наш корреспондент в Анкаре Турал Рзаев.

Турал Рзаев: 6 октября комиссия по расширению Европейского Союза обнародовала доклад относительно Турции. Председатель Еврокомиссии Романо Проди заявил, что члены комиссии, учитывая осуществленные Турцией коренные реформы, пришли к общему мнению, что Турция готова к началу переговорного процесса о полноправном вступлении в ЕС. Романо Проди подчеркнул, что в Турции соблюдаются права человека, уважение к национальным и религиозным меньшинствам, отменена смертная казнь и значительно уменьшилась роль армии в общественно-политической жизни страны.

В свою очередь Комиссар по делам расширения ЕС Гюнтер Верхойген отметил, что перед комиссией была поставлена задача изучить и проконтролировать процесс осуществления реформ по демократизации и соответствии Копенгагенским критериям ЕС. Комиссия обнародовала свое решение именно в свете данной поставленной задачи. Доклад комиссии носит консультативный характер. Решение о начале переговорного процесса в Турции будет принято на саммите глав государств и правительств стран-членов ЕС 17 декабря.

Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган 6 октября выступил на заседании Межпарламентской Ассамблеи Совета Европы в Страсбурге. В своем выступлении премьер-министр Турции подчеркнул, что Турция выполнила все взятые на себя обязательства в рамках Копенгагенских критериев Евросоюза и сейчас имеет полное право ожидать начала переговорного процесса о вступлении в ЕС. Реджеп Эрдоган сказал, что Турция понимает, что переговорный процесс будет нелегким и не краткосрочным, однако наступило время начала этого процесса. Турция на деле доказала свою приверженность европейским демократическим ценностям. Сейчас наступило время европейцам доказать свою искренность по отношению к Турции.

В свете последних событий необходимо отметить следующее: комиссия ЕС обнародовала свой доклад, она рекомендовала главам государств и правительств Евросоюза принять решение о начале переговорного процесса на своем саммите 17 декабря. Сейчас главный вопрос - когда начнется переговорный процесс и когда Турция станет полноправным членом ЕС? Комиссар Гюнтер Верхойген сообщил, что Турцию, учитывая ее географическое положение, величину, численность населения и так далее, нельзя приравнивать к странам, которые приняты в ЕС или с которыми ведется обсуждение о вступлении. Он заявил, что принятие Турции в ЕС может повлечь за собой серьезные политические, экономические и демографические изменения во всей Европе. Поэтому комиссией будет подготовлен еще один, второй, доклад, в котором досконально будут отражены моменты интеграции Турции в ЕС.

Доклад комиссии ЕС положительно воспринят в Анкаре. Турецкие политики надеются, что на саммите ЕС 17 декабря будет принято решение о незамедлительном начале переговорного процесса о вступлении Турции в Евросоюз.

Кирилл Кобрин: Принятие решения о возможности вступления Турции в ЕС во многом зависит от позиции Германии. Отношение этой страны к членству Анкары в ЕС особое. В немалой степени из-за того, что в Германии существует многочисленная турецкая община. Репортаж нашего корреспондента в Германии Евгения Бовкуна.

Евгений Бовкун: Отчет Комиссара Европейского Союза по вопросам расширения ЕС, социал-демократа Гюнтера Верхойгена о шансах вступления Турции в сообщество получил исключительно положительную оценку у руководителей правящей коалиции ФРГ. Герхард Шредер однозначно высказался за начало переговоров Европейского Союза с Анкарой. По его мнению, страхи относительно отрицательных последствий нового расширения ЕС и особенно для европейского рынка труда сильно преувеличены. "Переговоры могут быть прерваны лишь по одной причине, - оговорился канцлер, - если сама Турция неожиданно изменит свой политический курс".

Положительно оценивают шансы турецких партнеров и промышленники ФРГ. Вице-президент Федерального союза германской промышленности Арендт Эткер уверен, что вступление Турции в ЕС позволит значительно увеличить встречные инвестиции и благоприятно отразится на германо-турецких экономических связях. Президент Союза оптово-розничной торговли Антон Бернер в этой связи напомнил, что торговые сделки двух стран составляют более 30 процентов торгового оборота Турции с Европейским Союзом.

В отличие от этого представители консервативной оппозиции продолжают считать полное членство Турции в ЕС нецелесообразным. Рекомендуемая политиками ХДС/ХСС формула отношений Турции и большой Европы - привилегированное партнерство. Христианские демократы настаивают на этой концепции по целому ряду причин. По их словам, факторами риска следует считать не ислам, а географическое положение Турции, ее величину и уровень развития ее промышленности. "Сначала нужно решить, чем хочет быть Европа - политическим союзом или зоной свободной торговли?" - говорит политик ХДС Шенбом. "В Турции, - подчеркивает он, - почти столько же жителей как в Германии, но экономическая мощь этой страны составляет всего 1/8 часть от экономического потенциала ФРГ. Это неминуемо резко увеличит нагрузки на бюджет ЕС".

Столкновение точек зрения правительства и оппозиции ФРГ дополняется острой полемикой в германских СМИ.

Кирилл Кобрин: Среди стран, неоднозначно относящихся к идее вступления Турции в Евросоюз, Франция. Всем памятны высказывания экс-президента Франции, отца нынешней европейской Конституции Жискар д'Эстена о цивилизационной противоположности Европы и Турции. Хотя официальные французские лица высказывают иные мнения, позиция Франции в этом вопросе традиционно считается более жесткой, нежели, например, Берлина. В прямом эфире наш парижский корреспондент Семен Мирский.

Семен, в чем причина такой позиции Франции? Есть ли разница в отношении к идее членства Турции в ЕС у политиков страны и у общественности?

Семен Мирский: Есть, и весьма существенная. Я бы сказал, квинтэссенцией высказывания французских политических деятелей, а заодно и печати, о проблеме принятия Турции в Союз Европы, может служить заголовок в сегодняшнем выпуске парижской газеты "Фигаро". "Французская шизофрения перед лицом Анкары". О каком же шизофреническом заболевании, о каком раздвоении национальной личности здесь идет речь? Вот ответ политического обозревателя "Фигаро": "Политические деятели Франции, - пишет он, - выступают за принятие Турции, а народ Франции выступает против". Здесь мы вновь находим результаты недавнего опроса общественного мнения, согласно которому 56 процентов опрошенных граждан Франции считают, что Турции не место в Европейском Союзе.

И вот как решает официальный Париж эту дилемму, весьма смахивающую на попытку решения головоломки квадратуры круга. Глава французской дипломатии Мишель Барнье в интервью газеты "Монд" сказал: "Принятие Турции - это программа не на сегодня, не на завтра, и даже не на послезавтра, но можем ли мы пойти на риск выбора Турцией другой модели развития, чем модель европейская". Другая модель, которую, разумеется, подразумевает Мишель Барнье, это модель исламская, риск, а заодно и страх, что Турция с ее 70-миллионным населением станет исламской республикой у самых ворот Европы. Эта двойственность и эта линия раскола проходит через все политические партии за исключением одной, за исключением крайне правой партии "Национальный фронт", которая выступает, как мы знаем, единым блоком против принятия Турции в ЕС сегодня, завтра, послезавтра и вообще во все времена.

XS
SM
MD
LG