Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Процесс над 86-летним Ладиславом Нижнянским в Мюнхене


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Маннхайм.

Андрей Шарый: В Мюнхене вот уже почти полтора месяца проходит процесс над 86-летним Ладиславом Нижнянским, которому инкриминируется убийство в годы Второй мировой войны по меньшей мере 164-х человек, включая детей, женщин и стариков. Три года понадобилось немецкой прокуратуре, чтобы собрать необходимые документы и найти свидетелей военных преступлений подсудимого. Внимание немецкой прокуратуры сейчас сосредоточено на деятельности подсудимого в 1944-ом и 1945-ом годах. В эти годы в фашистской Словакии он служил в специальном карательном отряде «Эдельвайс» (Edelweiß), первоочередной задачей которого была борьба с партизанами. Вместе с немцами и словаками там в качестве добровольцев служили также кавказцы и украинские казаки. Командовал спецотрядом немецкий майор граф фон Тун-Хохенштайн (Graf von Thun-Hohenstein), а его заместителем в звании капитана был Ладислав Нижнянский.

Не исключено, что суд над Ладиславом Нижнянским будет последним такого рода, ибо подозреваемые в военных преступлениях уходят от правосудия в мир иной, подобные разбирательства весьма трудоемки, должны быть особенно тщательными и занимают слишком много времени.

В Германии этот процесс вызвал очень неоднозначную реакцию. Одни считают, что судебные разбирательства событий 60-летней давности, а то и более, бессмысленны. Другие говорят, что немецкие судебные органы так поздно занялись этим делом, и считают, что преклонный возраст не является препятствием вершить правосудие над нацистскими преступниками.

За ходом этого процесса следит наш корреспондент в Мюнхене Александр Маннхайм.

Александр Маннхайм: Согласно обвинению, особенно жестоко отряд «Эдельвайс» расправился в январе 1945 года с мирными жителями деревень Острый Грюн и Клак. Ладислав Нижнянский лично отдал тогда приказ уничтожить всех жителей от мала до велика и собственноручно расстреливал людей. В документах немецкой прокуратуры упоминается также, что месяц спустя отряд подсудимого обнаружил большую группу евреев, среди них шесть детей, прятавшихся в лесу. Все они были расстреляны.

По словам прокурора, подсудимый в те годы возомнил себя «властелином в вопросах жизни и смерти» и соответственно вел себя. Нижнянский все эти обвинения отвергает.

А вот что сказала мне Эдит Нижнянская, очаровательная старушка, жена подсудимого, нежно называющая своего мужа Лацо.

Эдит Нижнянская: Лацо никогда не был нацистским приспешником и преступником, как о нем пишет сейчас словацкая пресса. А детей у нас нет и, может быть, это и хорошо. Подумайте только, как бы мы смотрели им в глаза после таких обвинений. Хотя я должна отметить, что немецкая молодежь правильно реагирует, считая такого рода процессы глупостью.

Александр Маннхайм: Отнюдь это не совсем так. Некоторые молодые люди, присутствовавшие на процессе, придерживаются другого мнения. Студент юридического факультета:

Студент: Хорошо, что поднимают тему военных преступлений 60-летней давности. Обсуждение подобной тематики очень важно в качестве наглядного пособия нынешним поколениям. Другое дело, что любой приговор, какой бы то ни был, сам по себе сейчас весьма сомнителен.

Александр Маннхайм: Уже на первом судебном заседании в Мюнхене подсудимый заявил, что его заставили служить в этом отряде, и он не знал, в какого рода операциях ему придется участвовать. При даче показаний он утверждал, что пытался по мере своих возможностей саботировать распоряжения немецких командиров, однако не смог дать вразумительного ответа на вопрос судьи - за какие заслуги он получил от Вермахта две награды: железный крест первой и второй степени? По некоторым сведениям, он также сражался в рядах гитлеровских войск на Восточном фронте, но этот период его жизни суд не интересует.

Защитник обвиняемого Штефен Уфер (Steffen Ufer) на мой вопрос - насколько целесообразно преследовать военные преступления 60-летней давности? – ответил.

Штеффен Уфер: Если бы речь шла о зверствах, совершенных в концентрационных лагерях, или о частях СС, то такого рода разбирательство я считал бы оправданным. Ведь весьма сложно определить, где начинаются и кончаются военные преступления, когда речь о боевых частях. Буквально на днях один израильский журналист сказал мне, что даже в Израиле никто не понимает, почему Нижнянскому сейчас устраивают процесс.

Александр Маннхайм: Следует отметить, что сразу же после войны чехословацкие правоохранительные органы подвергли Ладислава Нижнянского допросу, однако никакого обвинения против него тогда выдвинуто не было. Наоборот, он настолько вошел в доверие, что был принят на службу государственной безопасности Чехословакии. Несколько лет спустя, (не исключено, что по заданию чехословацкой разведки), Ладислав Нижнянский переселился в Западную Европу и начал сотрудничать, по его словам, с американской разведкой. Впоследствии он поступил на работу в чехословацкую редакцию «Радио Свободная Европа» в Мюнхене.

Примечательно, что в 1962-ом году в чехословацком городе Баньска Быстрица состоялся судебный процесс над большой группой бывших членов отряда «Эдельвайс». Часть подсудимых была оправдана, часть - получила сроки, от 8-ми до 15-ти лет, и лишь Ладислав Нижнянский заочно был приговорен к смертной казни как военный преступник. Ладислав Нижнянский заявил тогда, что речь идет об инсинуациях.

На мой вопрос - почему немецкая прокуратура только сейчас возбудила дело против Нижнянского? - главный прокурор Мюнхена Кристьян Шмидт-Зоммерфельд ответил.

Кристьян Шмидт-Зоммерфельд: Еще в шестидесятые годы немецкая прокуратура начала расследование по этому делу, но мы, к сожалению, были вынуждены его прекратить за отсутствием необходимых документов. Тогда еще существовал «железный занавес» и все наши попытки получить от чехословацких властей обстоятельную и правдивую, по нашим понятиям, информацию наталкивались на отказ сотрудничать с нами.

Александр Маннхайм: Самой большой проблемой обвинения, является то обстоятельство, что многие свидетели уже умерли или настолько больны, что не в состоянии ответить на вопросы. Есть и такие, которые отказались дать показания против подсудимого. Причем некоторые свидетели, дававшие показания против Нижнянского еще в 1962-ом году на суде в Баньска Быстрица, заявили, что тогда на них было оказано сильное давление чехословацких органов. Один из главных свидетелей нынешнего обвинения (его ввезли в зал суда на инвалидной коляске), 79-летний Ян Репаский (Jan Repasky), сам служивший в отряде «Эдельвайс» под командой Нижнянского, давал на суде столь противоречивые показания и путал даты и названия, что их невозможно было использовать. Кстати, он, единственный из членов отряда, кто заявил, что участвовал вместе с подсудимым в расстрелах мирных жителей.

Один из словацких историков на суде в Мюнхене утверждал, что Ладислав Нижнянский, несмотря на то, что был заместителем командира карательного отряда, выполнял в нем лишь роль переводчика.

Я спросил одного из соседей Ладислава Нижнянского, что он думает об этом процессе.

Сосед: Я считаю такого рода процесс нелепым. Кто из нас может воспроизвести события тех лет? Я не могу себе представить, чтобы он с автоматом в руках расстреливал. Тут нужно иметь черствый характер, который невозможно скрыть от других. Правда, о войне мы никогда не говорили. Я знаю его как покладистого и очень терпеливого человека.

Александр Маннхайм: Кстати, 15-го октября судья неожиданно вынес решение освободить из-под стражи Нижнянского на том основании, что до сих пор не было предъявлено весомых доказательств вины подсудимого. Следует отметить, что освобождение из-под стражи еще не означает, что обвинение с него снято. Однако учитывая преклонный возраст и состояние здоровья Нижнянского, судья считает незначительным риск, что подсудимый может скрыться и уйти от правосудия. Сам по себе процесс может затянуться еще на много недель, а то и месяцев. Сразу же, как только его освободили из-под ареста, я подошел к сияющему Нижнянскому и спросил, что он думает в эту минуту.

Ладислав Нижнянский: Подождем вынесения приговора. Есть немецкая поговорка: "В открытом море и перед судом - ты всегда во власти Божьей, никогда не знаешь, как судьба тобой распорядится". Но я уверен, что буду оправдан, ибо я невиновен.

Александр Маннхайм: Кстати, 24-го октября Ладиславу Нижнянскому исполняется 87 лет.

XS
SM
MD
LG