Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые дискуссии об эвтаназии в Германии и других европейских странах

  • Евгений Бовкун

Евгений Бовкун, Германия: В печати европейских стран опять начинаются дискуссии об эвтаназии. Поводом для них стали недавние события в клиниках Франции и Германии. В одном случае мать сделала смертельный укол сыну больному раком. В другом подозрение пало на женщину-врача из германской больницы, которая делала тяжело больным уколы морфия.

Прокуратура Ганновера возбудила уголовное дело против женщины-врача в клинике имени Парацельса. Ее подозревают в том, что на протяжение двадцати лет она помогала умирать неизлечимо больным пациентам. В этой связи предстоит расследовать 76 летальных исходов и в отдельных случаях произвести эксгумацию. Клиника имени Парацельса пользуется международным признанием. В ней лечились такие знаменитые личности, как бывший президент Соединенных Штатов Рональд Рейган, принцесса Монако Каролина и киноактер Энтони Куин. Поэтому авторитетные врачи обратились с просьбой к СМИ ФРГ не начинать кампанию против врача до тех пор, пока ей не будут предъявлены конкретные обвинения.

Пока достоверно известно только то, что раковым больным она давала в больших дозах морфий, укорачивающий жизнь. Но еще не доказано, что она делала своим больным смертельные уколы. Однако этот случай, а также недавняя смерть Винсена Амбера во Франции, которому смертельную инъекцию сделала его собственная мать, стали поводом для новых дискуссий в германской и европейской печати о формах помощи умирающим – пассивной и активной. Большие дозировки морфия считаются пассивной помощью, которая в Германии в принципе не запрещена. Сознательное убийство неизлечимо больного с помощью отравленного шприца карается по закону как эвтаназия.

Первые споры о гуманной смерти в Германии в начале девяностых годов были связаны с именем профессора Хаккеталя. Он создал в своей баварской клинике особые условия для неизлечимо больных. По их просьбе им делали инъекции цианистого калия. Профессора постигла трагическая участь: он заболел раком и в последний момент велел впрыснуть себе яд, предварительно запротоколировав свои мучения. У него нашлись последователи. Медсестра Михаэла Редер из Клиники святого Петра в Вуппертале сделала семнадцать смертельных уколов, но она сама решала, кого избавлять от страданий. Ее посадили в тюрьму. В Аугсбурге появилось Общество гуманной смерти, основатель которого пытался вернуть эвтаназии изначальный смысл, извращенный, по его понятиям, национал-социалистами. Преобладающая часть германского общества отвергла аргументы идеологов гуманной смерти. Дискуссии постепенно прекратились. Но два года назад запретную тему затронула социал-демократка Регина Хильдебранд, занимавшая до этого пост министра здравоохранения Бранденбурга. У нее обнаружили рак на неизлечимой стадии, и она предложила найти способ помочь страдающим достойно умереть. Тема убийства по требованию обсуждалась в Бундестаге и взволновала депутатов Европейского парламента.

В Бельгии и Голландии такая практика существовала не один год. Голландцы два года назад ее узаконили, но в большинстве других европейских стран эвтаназия запрещена. В Германии "зеленые" и христианские демократы категорически против легальной эвтаназии. Среди социал-демократов находятся ее сторонники.

Заказное убийство или шаг к большей человечности? Опасная демагогия или новый, научный подход к сложной теме? Эти вопросы волнуют сейчас уже не только немцев. В Европейский парламент не так давно было внесено предложение развернуть в странах ЕС широкие общественные дискуссии об активной помощи умиранию. Предложение мотивировали тем, что во многих странах мира отдельные врачи берут на себя смелость прекращать бессмысленные страдания неизлечимо больных людей. Новые случаи эвтаназии придали этой инициативе неожиданную актуальность.

XS
SM
MD
LG