Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вручение Премии мира Сьюзан Зонтаг




Программу ведет Андрей Шарый: Участвуют сотрудники Радио Свобода Владимир Абаринов, Евгений Бовкун, и Марио Корти.

Андрей Шарый: 13 октября в понедельник завершилась международная книжная ярмарка во Франкфурте, крупнейшая, кстати, в истории книготорговли. Собственно о ярмарке мы поговорим завтра или послезавтра в Праге и Москве, писатели - сотрудники Радио Свобода - они профессионально расскажут о том, что было во Франкфурте, и как они видели это заметное мероприятие. А сегодня поговорим на другую тему. Тему, связанную с дискуссией о политикой США в Ираке. Премию мира, которую присуждает Биржевой союз германской книжной торговли, размером в 15 тысяч евро, получила во Франкфурте американская писательница и эссеист Сьюзан Зонтаг. При вручении ей награды она произнесла речь, отголоски которой попали сегодня во все крупнейшие газеты мира. Писательница заявила, что в сегодняшнем мире, где простое чтение и сосредоточенность на своем духовном мире столь часто преследуются, литература - это свобода. Сьюзан Зонтаг критиковала Америку за то, что американцы считают себя единственными, кто способен спасти будущее цивилизации, кто защищается от варваров, на чей стороне сам Господь. Зонтаг язвительно отозвалась об американском после в Германии, не пришедшем на вручение ей награды. Она отвергла предположение о том, что премия могла быть ей вручена за проевропейскую и антиамериканскую позицию. В продолжение темы - из Германии корреспондент Радио Свобода Евгений Бовкун:

Евгений Бовкун: Биржевой союз германской прессы, главный организатор Франкфуртской книжной ярмарки, с 1950-го года присуждает премии мира выдающимся писателям и общественным деятелям. В числе удостоенных этой премии были Герман Гессе и Альберт Швейцер, Астрид Линдгрен и Мартин Вальзер, а также известный немецкий физик Карл Фридрих фон Вайцзекер. Имя американской писательницы Сьюзан Зонтаг, безусловно, украшает ряды лауреатов. В то же время Биржевой союз германской прессы в последние годы подвергался критике за несколько односторонние критерии отбора кандидатов. Руководителей союза упрекали в том, что их главная цель - поляризация общественного мнения. Весной этого года, например, они собирались разделить Премию мира между Герхардом Шредером и Йошкой Фишером.

Присуждение высокой литературной награды двум известным отечественным политикам в период не остывшей конфронтации между Америкой и Европой могло бы обострить общественную полемику между сторонниками и противниками Америки в ФРГ. Биржевой союз, считает газета "Ди Вельт", нашел более удачное решение - суровая критика в адрес великой державы прозвучала из уст самой американки. Выступление Сьюзан Зонтаг, которую известный литературный критик ФРГ Иван Нагель назвал примером для всех мыслящих интеллектуалов, было посвящено преодолению противоречий между Европой и Америкой. Писательница словно постаралась оправдать характеристику председателя Биржевого союза германской прессы Дитера Шормана, который представил ее местной общественности как миротворца с обостренным восприятием морали и антиморали. Однако, ее резкие оценки в адрес собственного правительства вызвали неадекватную реакцию в кругах общественности и СМИ ФРГ. Одни издания называет ее неутомимой Кассандрой на ниве примирения, другие критикуют за провокационные высказывания. Газета "Остзе Цайтунг" предпослала своему редакционному комментарию такое название: "Премия мира для провокаторши". Преобладающая часть ежедневной прессы пересказывает выступление Сьюзан Зонтаг и подробно излагает ее биографию. Мнения же тех, кто дает оценки ее творчеству и общественной деятельности, достаточно противоречивы. Их, разумеется, невозможно, даже условно, разделить на две категории - анти и проамериканские. Речь идет чаще всего о категориях морали и антиморали, добре и зле, противоборстве старого и нового.

Андрей Шарый: Кто такая писательница Сьюзан Зонтаг? Об этом из Вашингтона корреспондент Радио Свобода Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Сьюзан Зонтаг родилась в 1933-м году в Нью-Йорке. Когда Сьюзан было 5 лет, отец умер от туберкулеза. Она вторично вышла замуж за военного летчика Натана Зонтага, детям присвоили фамилию отчима, хотя он так и не удочерил их. В возрасте 15 лет Сьюзан поступила в знаменитый калифорнийский университет в Берколи, в 17 она вступила брак и в 19 родила сына Дэвида, который стал журналистом, и которого она по сей день считает самым близким себе человеком. Прожив с мужем 9 лет, Сьюзан развелась и вместе с сыном переехала в Нью-Йорк, где вскоре вошла в круг леворадикальных интеллектуалов и стала публиковаться в журналах этого направления. Ей было 30 лет, когда вышел в свет ее первый роман "Благодетель". Успехом у публики пользовался ее третий роман 1992-го года "Страсть к вулканам", сюжетом которого стала история любви Эммы Гамильтон и адмирала Нельсона. За роман 2000-го года "В Америке", который повествует о польской актрисе, бросившей артистическую карьеру и поселившейся в Калифорнии в надежде организовать коммуну, Зонтаг была удостоена национальной литературной премии.

Однако, славу и авторитет в своем кругу Сьюзан Зонтаг снискала не столько своими романами и рассказами, сколько эссе и искусствоведческими работами на самые разные темы. Она писала о порнографии и СПИДе, об эстетике фашизма и революции. Зонтаг считается также крупным теоретиком искусства фотографии. Себя она называет представителем вымирающего племени старомодных либерал-демократов. В этом качестве она проявляет заметную политическую активность. Через две недели после терактов 11 сентября она писала в журнале "Нью-Йоркер": "Встречаемые бурными овациями самодовольные занудные речи на съездах советской компартии вполне справедливо вызывали у нас чувство презрения. Единогласие елейной риторики, искажающей действительность, к которой в эти дни прибегают наши должностные лица и средства массовой информации, недостойна зрелой демократии. Давайте скорбеть вместе, но не позволяйте себя дурачить". Зонтаг выступила также с резкой критикой войны в Ираке и вместе со своей подругой актрисой Ванессой Редгрейв принимает участие в кампании за предоставление политического убежища Ахмеду Закаеву.

Андрей Шарый: Об интеллектуальном феномене Сьюзан Зонтаг рассуждает мой коллега Марио Корти:

Марио Корти: В Советском Союзе было достаточно писателей и общественных деятелей, которые выступали против тоталитаризма и нарушений прав человека. Это были ответственные люди, готовые жертвовать собой ради собственных убеждений - Александр Солженицын, Андрей Сахаров, Владимир Буковский и многие другие. В те же времена в демократических странах Запада существовала категория людей, именовавших себя прогрессивными интеллектуалами. Они понимали, что происходит в социалистическом лагере. Но отказывались выступать в защиту советских борцов за права человека из страха, что их заявления будут использованы защитниками буржуазных демократических ценностей. По той же причине отказывались выступать против вторжения советских войск в Чехословакию, или против Афганской войны. За то непременно выступали против нарушений прав человека, когда они мели место в Чили.

И сегодня в Европе и Америке существует целый ряд интеллектуалов, которые выступают против нарушений прав человека. Но только не в Китае и не на Кубе. Пацифистское движение сегодня ведет себя одинаково, по той же модели. Создается впечатление, что это тоже одностороннее движение. Пацифисты выступили против натовской интервенции в Югославии, они выступили против войны в Ираке. Но не против войны в Чечне.

Сюзан Зонтаг не принадлежит к той породе интеллектуалов. Да, она выступает против иракской войны и политики президента Буша. Но она бескомпромиссный правозащитник. По ее словам, "Габриель Гарсиа Маркес личный друг Фиделя Кастро, хорошо знает, что происходит на Кубе, и молчит". Односторонним пацифистам не удастся сделать Сюзан Зонтаг своим знаменосцем. Она поддержала натовскую интервенцию в Югославии и обвинила европейских пацифистов в антиамериканизме. "Не всегда насилие одинаково достойно порицания, не всегда войны одинаково несправедливы", – говорила она. Сюзан Зонтаг выступила против войны в Чечне.

Сегодня в России нет таких бескомпромиссных интеллектуалов, как в свое время Андрей Сахаров и Владимир Буковский. Как сказала Сюзан Зонтаг в интервью "Российской Газете", "социальная активность интеллигенции в России заметно снизилась".

XS
SM
MD
LG