Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Совещание НАТО и проекты создания "европейской армии"


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Евгений Бовкун, Наталья Голицына и Юрий Жигалкин, он беседовал с американским политологом, вице-президентом Лексингтонского института Дэниэлом Гурэ.

Андрей Шароградский: Главная тема этого часа, это важнейшая тема сейчас в Европе, она касается военной политики ЕС. В Брюсселе проходит совещание представителей 19 стран НАТО, на котором эта политика обсуждается. Совещание созвано по просьбе США, желающих уточнить детали предложений европейских стран относительного единого курса ЕС в области обороны. Недавно лидеры Великобритании Германии и Франции пришли к соглашению о необходимости создания специальных сил ЕС, способных самостоятельно проводить военные операции без опоры на потенциал Североатлантического союза. Главные инициаторы создания подобных сил - Франция и Германия. В поисках сторонников создания европейской армии руководители ФРГ, в частности, опираются на концепции 50-летней давности. Рассказывает наш корреспондент в Германии Евгений Бовкун:

Евгений Бовкун: Идея создания общеевропейской армии, выдвинутая на так называемом "шоколадном саммите" в апреле этого года лидерами Германии и Франции, составляет часть новой стратегии европейской безопасности "красно-зеленого" правительства ФРГ. Формально речь идет о расширении военного сотрудничества между отдельными союзниками по НАТО, в рамках которого в свое время были созданы германо-французская бригада и германо-польский корпус.

На самом же деле, руководители ФРГ, опираясь на Францию, стремятся создать отдельную оборонительную систему для Европейского Союза, которая была бы параллельной НАТО, естественно, не конкурируя, а сотрудничая с этим военным блоком. Аргументы германских стратегов, оправдывающих возникновение дополнительной структуры европейской безопасности, сводятся к следующему. После окончания "холодной войны" между Востоком и Западом ситуация в мире и Европе изменилась. НАТО из коллективного оборонительного союза превратилась в организацию по предотвращению и устранению военных конфликтов. У европейских партнеров НАТО, как и у членов Европейского сообщества появилась потребность реализовать старую идею создания общеевропейского оборонительного союза с учетом новых реальностей. Речь идет о реанимации Западноевропейского союза, образованного в пятидесятые годы и существовавшего на протяжение всех последующих десятилетий в качестве оборонительной концепции и административной структуры. Как организация Западноевропейский союз создан был в развитие Парижских соглашений и, в отличие от НАТО, наделен чисто политическими функциями. Однако, в его задачи входила координация военной политики Запада.

Герхард Шредер и его генштаб намерены придать Западноевропейскому союзу политическую и оборонную дееспособность. Реализовать эту идею они надумали еще в 1998-м году. А год спустя тогдашний министр обороны ФРГ Рудольф Шарпинг объявил, что члены Западноевропейского союза, сокращенно именуемого ЗЕС, должны извлечь уроки из конфликта в Косово и к концу 2000-го года заново определить рамки военной дееспособности Европы. Затем появились уроки Афганистана и Ирака, и министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер стал говорить о настоятельной необходимости более четко сформулировать задачи политики обороны и безопасности европейских стран во имя предотвращения вооруженных конфликтов на континенте. Руководители ФРГ считают теперь эту задачу столь же приоритетной, что и расширение Европейского Союза.

Приступить к реформам ЗЕС, интегрировав некоторые его структуры в Европейский Союз, предполагалось еще четыре года назад. Но только в апреле текущего года, когда ФРГ и Франция уговорили Бельгию и Люксембург войти в число учредителей новой общеевропейской армии, проект удалось сдвинуть с мертвой точки. Предпосылкой для военно-стратегического сепаратизма Германии и Франции послужило ухудшение их отношений с Соединенными Штатами. Сейчас речь фактически идет о том, чтобы члены Европейского и Западноевропейского союзов могли непосредственно влиять на действия НАТО. Прямо в Берлине и Париже об этом не говорят, но и не скрывают, что хотят усилить коллективную ответственность за решения, принимаемые НАТО. Проблема состоит только в том, чтобы убедить в необходимости реанимации ЗЕС большинство членов Европейского Союза.

Андрей Шароградский: О позиции Великобритании по поводу создания отдельных от НАТО европейских вооруженных сил рассказывает корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына:

Наталья Голицына: В свое время - лет пять назад - британский премьер-министр Тони Блэр едва ли не первым среди европейских лидеров заговорил о необходимости создания отдельных от НАТО европейских сил быстрого реагирования. Однако, уже тогда он заверял администрацию президента Клинтона, что Британия никогда не позволит создать в Европе соперничающую с НАТО и подрывающую ее военную структуру. Такие же гарантии Блэр давал и администрации Джорджа Буша.

Тем не менее, на саммите глав стран Евросоюза британский премьер говорил о важности создания европейских вооруженных сил, которые могли бы действовать самостоятельно в тех случаях, когда Соединенные Штаты не смогут или не захотят быть вовлеченными в военный конфликт. В связи с этим Блэр даже настаивает на более четкой формулировке статуса отдельных европейских вооруженных сил в проекте европейской Конституции, где, по его мнению, существует двусмысленность на этот счет. Похоже, что британская оппозиция предложенному Францией, Германией, Бельгией и Люксембургом плану создания отдельного европейского военного командования и его штаб-квартиры сейчас смягчилась. Возможно, что речь идет просто о тактической уступке европейцам. Однако, это тотчас вызвало в самой Великобритнии обвинения в адрес Блэра в том, что он пытается одновременно сидеть на двух стульях. Так, "Таймс" в своей редакционной статье подчеркивает, что двусмысленная позиция британского премьера впервые поставила его на грань серьезной конфронтации с Соединенными Штатами, и что он медленно дрейфует в лагерь французского президента. Тем не менее, сам Тони Блэр продолжает настаивать, что никогда не подвергнет риску существование НАТО, и что в случае создания отдельных от Организации североатлантического договора вооруженных сил они должны действовать, хоть и самостоятельно, но под ее защитой. Британский премьер по-прежнему считает, что европейский военный контингент должен не соперничать с НАТО, а дополнять эту организацию.

Андрей Шароградский: В Соединенных Штатах исключительно серьезно воспринимают намерения некоторых европейских столиц организовать параллельную НАТО европейскую военную структуру. Перспектива включения подобного пункта в Конституцию Европейского Союза заставила американских наблюдателей заговорить о первой за десятилетия угрозе будущему Североатлантического союза. Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин побеседовал с известным американским политологом, вице-президентом Лексингтонского института Дэниэлом Гурэ:

Юрий Жигалкин: Вашингтон был достаточно встревожен намерениями некоторых европейских столиц, чтобы затребовать экстренного заседания в Брюсселе представителей стран-членов НАТО. Что, собственно, заставило США пойти на этот необычный шаг, ведь разговоры о некоем европейском военном контингенте велись давно?

Дэниэл Гурэ: Дело в том, что по своей сути НАТО – это фундамент, на котором стоит объединенная европейская оборонительная система. Если на континенте появится еще одна оборонительная структура, которая будет разрабатывать свои собственные оборонительные планы, а эта прерогатива также будет принадлежать новой организации, трудно представить, как она уживется с НАТО, поскольку и там, и там будут задействованы силы одних и тех же стран, а оборонительные бюджеты в Европе, как мы знаем, сокращаются. В результате вместо проверенного временем оборонительного союза мы можем получить две слабые военные структуры, и я, честно говоря, не очень уверен, сумеет ли НАТО выжить в таких условиях.

Юрий Жигалкин: А как вы объясняете это намерение европейцев, если очевидны все эти его минусы, если ясно, что они без поддержки США не могут взять на себя крупные оборонительные и миротворческие функции?

Дэниэл Гурэ: Они-то как раз и не хотят взваливать на себя крупные задачи. Тот факт, что основным инициатором европейских сил является Франция, заставляет думать о том, что одним из основных мотивов лидеров движения является желание досадить Вашингтону. Париж давным-давно видит себя в роли политического и военного лидера объединенной Европы. Ни у кого нет сомнений, что в случае реальной опасности или необходимости провести крупную операцию европейцы рассчитывают, что НАТО окажется к их услугам. Но они, кажется, не очень осознают последствия попытки изолировать Соединенные Штаты. Среди американского политического истэблишмента нет твердой уверенности в том, что мы должны бросать огромные силы и средства на поддержание и укрепление НАТО. Если Вашингтон почувствует, что нас пытаются изолировать в Европе, мы уйдем оттуда.

XS
SM
MD
LG