Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Попытки спасения от истребления осетровых рыб на Каспии


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов и корреспонденты РС: в Астрахани - Владимир Паньков, и в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин, он беседовал с ведущим аналитиком американской природоохранной организации "Natural Resources Defense Council" Лизой Спеерс и главой научного отдела Федеральной службы контроля рыболовства и охраны окружающей среды США Робертом Гейблом.

Андрей Шарый: Власти США намерены ввести запрет на импорт черной икры из России, а также из других стран Каспийского региона. Таким образом они собираются спасти от полного исчезновения популяцию осетровых рыб. Между тем, предлагаемые меры могут нанести сильный удар по легальному рыболовству на Каспии. Рассказывает экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Стоимость килограмма черной икры на мировом рынке сегодня доходит до тысячи долларов. Поэтому в странах Каспийского региона лов осетровых пород рыб давно считается прибыльным бизнесом. Однако их численность уменьшается из года в год, а мировое сообщество всячески пытается восстановить на Каспии запасы биоресурсов. В 2001-м году по инициативе природоохранного подразделения ООН был введен мораторий на лов осетровых странами бывшего СССР. Но минувшей весной запрет был отменен - экологи посчитали, что власти этих государств сделали достаточно для восстановления численности ценной рыбы. Сейчас уже власти США готовятся закрыть свой рынок для ввоза черной икры. Американская служба контроля за рыболовством рассматривает предложение о внесении каспийской белуги в список исчезающих видов - за этим может последовать полный запрет на импорт рыбы и икры в Соединенные Штаты. Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин побеседовал с основными действующими лицами, участвующими в подготовке этого решения:

Юрий Жигалкин: Исходя из интересов белуги, американские экологи хотят почти наглухо закрыть для каспийских экспортеров икры рынок, потребляющий сейчас восемьдесят процентов легально производимой черной икры. Вот что говорит ведущий аналитик американской природоохранной организации "Natural Resources Defense Council" Лиза Спеерс:

Лиза Спеерс: Наша цель - защита и восстановление популяции белуги в Каспийском море. За последние двадцать лет радикально сократилось число всех видов осетровых: осетра, стерляди и белуги, но ситуация с белугой, на наш взгляд, катастрофическая. Лишь за десять лет ее запасы сократились на девяносто процентов. Основная причина этого - хищническое рыболовство, как законное, так и незаконное. Рыба попросту истребляется, популяции не оставляют никаких шансов на воспроизводство. Вторая причина - разрушение среды обитания, последствие сооружения плотин, в том числе, на реке Урал. И третье, загрязнение Каспия. Сейчас совершенно ясно, что борьба за сохранение белуги будет дорогостоящей и долгой. На наш взгляд, международное сообщество должно оказать давление на страны каспийского региона, потребовать от них ограничить чрезмерный промысел белуги, граничащий с уничтожением, они должны восстановить по возможности среду ее обитания. Для этого наверняка потребуются совместные международные усилия. Ну а в ближайшее время требуются чрезвычайные меры, запрет на международную торговлю белужьей икрой. В прошлом году ООН ввела полугодовой мораторий на ловлю каспийского осетра. Но он вряд ли сильно помог, учитывая то, что белуга - долгожитель и способна к воспроизводству лишь через пятнадцать лет жизни. Так что на ее восстановление потребуется очень длительный мораторий.

Юрий Жигалкин: Это была Лиза Спеерс, представитель американской экологической организации "Natural Resources Defense Council". Но пока на пути американских экологов, пытающихся спасти каспийскую белугу, лежит довольно серьезное препятствие: им нужно выйти победителем в неизбежном столкновении со странами, заинтересованными в экспорте осетрины. И это столкновение документов и аргументов должно состояться до конца октября. Вот что сказал мне в интервью Роберт Гейбл, глава научного отдела федеральной службы контроля рыболовства и охраны окружающей среды. Именно эта служба может внести белугу в американский реестр исчезающих видов, что повлечет автоматический запрет на ее импорт в США:

Роберт Гейбл: Идея внести белугу в список исчезающих видов пока является предложением, хотя свидетельства исчезновения этого вида рыбы, предоставленные природоохранными организациями, выглядят убедительными. Однако, согласно нашим процедурам, мы должны также рассмотреть аргументы возможных противников. Мы информировали страны каспийского и черноморского региона о предлагаемой мере, и призвали их предоставить нам данные по этой проблеме, любые материалы, которые могут помочь нам принять обоснованное решение.

Юрий Жигалкин: Так что Соединенные Штаты еще не приняли решение, которое может помочь выжить каспийской белуге, но уже в конце октября она может получить американский статус исчезающего, а значит, запрещенного к лову и импорту вида.

Иван Трефилов: Если американские власти все-таки прекратят ввоз в страну каспийской черной икры, пострадает, в первую очередь, Иран. Сейчас на его долю приходится почти девяносто процентов продукта, который продается на легальном мировом рынке. Экспорт же черной икры из России постоянно сокращается. Двадцать лет назад ее поставки за рубеж достигали полутора тысяч тонн в год. Сегодня российские экспортеры могут ежегодно продавать на законных основаниях не более сорока тонн черной икры.

В России говорят, что в сокращении численности осетровых виновата прежде всего экологическая обстановка на Каспии. Как следствие, осетр стал уходить в чистые горные реки Ирана. Однако, по мнению экспертов, еще больший вред легальному рыболовству наносят браконьеры. По некоторым оценкам, их добыча чуть ли не в десять раз превышает ту, которая показывается в официальных отчетах. Из Астрахани передает наш корреспондент Владимир Паньков:

Владимир Паньков: Браконьерский лов осетровых на Каспии продолжается и эффективных мер борьбы с преступным промыслом так и не найдено. В течение этого года астраханские власти не раз заявляли об ужесточении борьбы с браконьерами, но добиться каких-либо весомых успехов, улучшения катастрофической ситуации с осетровыми так и не удалось. Так, весной была проведена операция "Нерест", во время которой объявлялся полный запрет на промышленный лов какой-либо рыбы в период нереста осетровых. Тогда же вице-губернатор Астраханской области Александр Жилкин призвал пограничные войска на Каспии применять против браконьеров оружие, вплоть до расстрела браконьерских лодок из крупнокалиберных пулеметов. Астраханская администрация также попыталась выступать в роли координирующего центра для организации более слаженной работы многочисленных рыбоохранных структур. Однако, несмотря на эти усилия браконьеры, и это вынуждены признать даже астраханские власти, чувствуют себя весьма вольготно. Браконьеры не боятся наказания, даже если их задерживают с сетями и выловленными осетрами, они чаще всего отделываются небольшими штрафами. За решетку попадает только один из ста задержанных браконьеров, и это при том, что задержать браконьеров очень сложно. Их быстроходные лодки с иностранными моторами легко уходят от катеров рыбоохраны.

Каждый день инспекторы рыбоохраны извлекают из Волги и Каспия километры сетей и снастей, но в Астрахани работает целая индустрия изготовления незаконных орудий лова. Астраханская сетевязальная фабрика вполне официально продает на рынках рыболовные сети, которые хорошо подходят браконьерам. Другая причина вольготной жизни браконьеров - то, что многие работники правоохранительных структур вовлечены в этот сверхдоходный бизнес. Сети и снасти браконьеров часто стоят прямо около постов рыбоохраны. Природоохранная прокуратура только весной возбудила 11 дел в отношении работников милиции и рыбоохраны, задержанных за браконьерство. Среди браконьеров, задержанных на Каспии, оказались даже два сотрудника ФСБ, Северокавказского управления.

Но даже разрешенный лов осетровых грозит полным вымиранием этому ценному виду рыбы. Официальная квота Астраханской области в этом году - 124 тонны. За весеннюю путину было выловлено 55 тонн, но при этом рыбаки почти не берут самцов осетровых, выкидывая их из сетей, часто уже метровыми, в основном, рыбаки вылавливают икряных самок осетра, и в Волге остаются одни самцы. Так, по данным Каспийского института рыбного хозяйства, в контрольном вылове из 100 осетровых самок было только 6. Как результат - почти полное прекращение естественного размножения осетровых. О последствиях хищнического вылова осетровых говорит такой факт: еще в 1990-м году промышленный улов осетровых превышал 25 тысяч тонн осетровых в год, сейчас официальная квота - 124 тонны. Астраханский губернатор Анатолий Гужвин недавно заявил, что выступает с инициативой полного прекращения промысла осетровых на 5 лет - это уже не скажется сильно на экономике региона, фактически промышленный лов осетровых потерян из-за разгула браконьеров, но при условии, что правоохранительные структуры действительно начнут бороться с браконьерами.

Иван Трефилов: В масштабах всей России ущерб от браконьерского промысла огромен. По разным подсчетам, ежегодно страна не получает от трехсот до шестисот миллионов долларов. Но, похоже, российские власти не в состоянии эффективно бороться с нелегальным бизнесом. Пограничники признаются, что их корабли просто не способны догнать в море быстроходные катера браконьеров, а денег на закупку новой техники в бюджете нет.

Закрытие американского рынка черной икры российским честным рыболовам вряд ли поможет. Конечно, власти страны могут вдруг опомниться и сделать что-то, что сможет разрушить хорошо отлаженный и организованный браконьерский бизнес. Но пока таких идей нет. Как признаются российские эксперты, ни государственная монополия, ни мораторий на вылов осетровых никакого эффекта не дадут. Похоже, что Россия в ближайшие годы так и останется основным поставщиком на мировой рынок нелегальной черной икры.

XS
SM
MD
LG