Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги саммита СНГ в Кишиневе


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Аркадий Дубнов, Олег Кусов, Виталий Цыганков и Виталий Портников.

Петр Вайль: В Кишиневе завершился саммит глав государств СНГ. В ходе двусторонних встреч с лидерами соседних республик президенту России Владимиру Путину предстояло разрешить ряд разногласий, главным образом, с Грузией - вокруг Панкисского ущелья - и с Украиной - о создании совместного газового консорциума. Обсуждалась также планируемая США военная операция против Ирака. Об итогах саммита рассказывает наш специальный корреспондент Аркадий Дубнов:

Аркадий Дубнов: Лучшей иллюстрацией результативности закончившегося в Кишиневе в понедельник саммита стала его заключительная пресс-конференция. Около двух часов больше сотни журналистов ожидали выхода к ним всех президентов Содружества, однако, вышли двое - президент России Путин и хозяин саммита президент Молдавии Воронин, который, кстати, так и не проронил ни слова.

Говорил только Путин, за несколько минут он подвел итоги, главным из контролем было согласие всех стран совершенствовать структуры управления Содружеством, "в связи с чем, - сказал Путин, - я предложил согласно принципу ротации передать руководящие органы Содружества в руки Украины". Затем Путин сказал журналистам спасибо, но в этот момент, презрев строгое указание организаторов саммита не задавать никаких вопросов, журналистка из Грузии поинтересовалась у президента России, остаются ли в силе после Кишинева заявления Путина, сделанные им 11 сентября этого года, относительно военной операции на территории Грузии, Путин ответил лаконично: "Все остается в силе. Но я очень надеюсь, что этого не произойдет, если будут выполнены все договоренности, которые мы достигли вчера на встрече с президентом Грузии Эдуардом Шеварднадзе". И это собственно и является главным итогом кишиневского саммита. Угрозы российских военных бомбить Грузию пока остаются на бумаге, и теперь в кулуарах саммита полагают, что Шеварднадзе в очередной раз, хоть и по очкам, но все-таки переиграл Путина, и задаются вопросом, что же все-таки конкретно получила Москва от Тбилиси, отказавшись от воинственной в его адрес риторики. Вряд ли в качестве "отступного" можно считать только согласие Шеварднадзе установить совместное патрулирование российско-грузинской границы пограничниками обеих стран. Возможно, такой уступкой Тбилиси можно считать то, что в Кишиневе Шеварднадзе не стал поднимать болезненный для Москвы вопрос об ускорении вывода из Грузии двух остающихся там военных баз.

В Кишиневе был обозначен еще один результат, чрезвычайно важный на этот раз для России и Украины: премьер-министры этих стран Михаил Касьянов и Анатолий Кинах сообщили, что подписаны два документа, межправительственное соглашение о стратегическом партнерстве в энергетической области и договор между российским Газпромом и компанией Нефтегаз Украины о создании совместного предприятия по управлению газотранспортной системой Украины, считать, однако, что таким образом реализована договоренность президентов Украины и России о создании газотранспортного консорциума пока не приходится, поскольку пока так точно и не известно, какие доли в этом совместном предприятии будут принадлежать каждой из сторон, что является самым спорным вопросом между Москвой и Киевом. Предполагается, что эти вопросы будут решены в течение ближайшего месяца. Поэтому результат этот не достигнут, а только обозначен. Украина не хочет сдавать своих позиций, требуя контроля над своей газовой трубой.

И, наконец, еще одним важным событием саммита явилась оставшаяся неизвестной широкой публике дискуссия, развернувшаяся на встрече президентов Содружества в узком составе по поводу отношения к американским планам нанести удар по Ираку. По сведениям Радио Свобода из источников в составе ряда делегаций, единого отношения Содружества этим планам выработать не удалось, в первую очередь, из-за отношения ряда центрально-азиатских стран, которые предоставили свои базы США для проведения антитеррористической операции в Афганистане. Если по нашим сведениям президент Казахстана Назарбаев предпочел отмолчаться по этому поводу, президент Киргизии Акаев заметил, что этот серьезный вопрос требует дополнительного изучения с точки зрения получения доказательств обвинений в адрес Ирака, то категоричной выглядела позиция президента Узбекистана Каримова. Повторив свою озвученную, на днях позицию, согласно которой Ташкент считает необходимым продлить пребывание американских военных баз на территории Центральной Азии, Каримов напомнил, что он уже много лет добивается от СНГ большей эффективности в деле военных усилий по противостоянию терроризму и экстремизму в своем регионе. Когда же коллеги, пытаясь ему возражать, заметили, что эту функцию призван осуществлять договор о коллективной безопасности СНГ, то Каримов напомнил, что система договора никак не проявила себя во время известных вылазок исламских экстремистов два и три года назад, и только использование узбекской авиации решило исход той антитеррористической операции. Из слова Каримова вполне однозначно явствуют, что Ташкент не собирается выступать против американских ударов по Ираку.

Петр Вайль: После часовой встречи в Кишиневе президентов России и Грузии стало известно о том, что Владимир Путин и Эдуард Шеварднадзе договорились о совместных действиях по охране границе. Шеварднадзе по-прежнему категорически против действий российских военных на грузинской территории. У микрофона – Олег Кусов:

Олег Кусов: Встреча в Кишиневе Владимира Путина и Эдуарда Шеварднадзе продолжалась около часа. Высказывания лидеров по ее окончанию позволили аналитикам сделать прогнозы о некотором потеплении в отношениях между двумя странами. Наши лидеры нашли общий язык - говорят сегодня политики и в Москве и в Тбилиси. Однако, в замешательстве остаются российские патриоты и грузинская оппозиция. Эти люди пока не знают как комментировать если не потепление то новый тон в отношениях между Путиным и Шеварднадзе. Оказалось, что с глазу на глаз путину и Шеварднадзе договариваться намного легче, чем с помощью своего окружения. В любом случае, условиться о совместном патрулировании границы и усилении взаимодействия между спецслужбами смогли лично президенты, в то время каких министры только и занимались тем что выливали друг на друга ушаты взаимных обвинений. Если это так то двум лидерам просто нужно чаще встречаться. После этого угрозы бомбардировок уступают место нормальному диалогу. Так было и в прошлом году после саммита СНГ. Тогда российский президент впервые громко заявил о поддержке территориальной целостности Грузии и о целесообразности присутствия в этой стране американских военных. Тональность Путина в отношении Грузии поменялась примерно через полгода. Видимо в перерывах между личными встречами голоса различных советников и политиков патриотического толка в Кремле звучат громче. Росия все это время публично предъявляла Грузии формальные по характеру претензии: навести порядок в Панкисси и выдать задержанных на границе чеченских бойцов. За громкими заявлениями стояли вполне реальные претензии – Кремль раздражали прозападная позиция Шеварднадзе и активное участие Грузии в проекте строительства нефтепровода Баку-Джейхан в обход России. Однако строительство нефтепровода благополучно началось. А в Грузии работают американские военные специалисты, что либо изменить в этой ситуац3ии Москва просто не в состоянии и тогда она с готовностью. Откликнулась на формальное выполнение Тбилиси своих формальных требований. Наивно думать, что так называемая антикриминальная операция в Панкиси и выдача пятерых чеченцев могли помирить Москву и Тбилиси. Россия теряет влияние на Кавказе во многом потому, что силовые решения часто предпочитает всем основном, но и свои силовые планы Москва не способна довести до конца.

Петр Вайль: Президент Белоруссии Александр Лукашенко попытался использовать встречу в Кишиневе для восстановления пошатнувшихся в последние месяцы отношений Москвы и Минска. Во время саммита Лукашенко выступил сразу с несколькими необычными предложениями. Из Кишинева - Виталий Цыганков:

Виталий Цыганков: Встреча белорусского и российского президентов обошлась без громких заявлений и новых инициатив. Оба руководителя решили, видимо, выдержать паузу и не продолжать белорусско-российскую перепалку, которая активно продолжалась с августа этого года. Перед встречей Владимир Путин отметил, что, действительно, в предыдущие месяцы "накал обсуждения политических вопросов был большим". Тем не менее, Путин сказал, что он "очень рад видеть" Александра Лукашенко. Далее оба президента ограничились несколькими общими фразами на тему экономического сотрудничества. Белорусский президент, например, отметил, что в торговых отношениях между Россией и Белоруссией наблюдается "значительный прогресс". По словам Путина, этому, в частности, способствовало решение двух президентов о принятии единых тарифов на электроэнергию и железнодорожные перевозки.

После своего разговора Лукашенко и Путин не вышли к журналистам и почти не комментировали результаты беседы. Единственное, президент России позже сообщил, что главы двух государств договорились расширить состав комиссии, которая работает над подготовкой Конституционного акта Союзного государства России и Беларуси.

На фоне таких пресных успехов на ниве интеграции Александр Лукашенко обратил свой взор на миротворческие лавры. В частности, белорусский президент высказал намерение поучаствовать в урегулировании приднестровского конфликта. "Если мой визит в город на Днестре может помочь в решении проблемы, я готов выехать в Тирасполь и встретиться с местными властями", - сказал Лукашенко. Однако, этим его миротворческая активность не ограничилась. Белорусский президент предложил свое посредничество в урегулировании кризиса вокруг Ирака. "Если от Ирака мировое сообщество хочет что-то получить, то я могу предложить свои услуги сделать все на порядочной основе", - сказал он. Можно предположить, что в Багдаде к этой идее отнесутся довольно благосклонно. Остается только уточнить отношение Вашингтона к Лукашенко в роли посредника и миротворца.

Петр Вайль: В прямом эфире наш обозреватель Виталий Портников. Виталий, для начала такой вопрос - почему Путин предложил передать руководство СНГ на следующий период Украине? Это своеобразная поддержка Кучмы в связи с недавними выступлениями оппозиции на Украине.

Виталий Портников: Я думаю, что здесь достигается российским лидером двойная цель. Во-первых, безусловно, поддержка украинского президента, который станет не только руководителем государства, но и формальным председательствующим на саммитах СНГ. Во-вторых, это желание как можно более серьезно повлиять на участие Украины в Содружестве. Я хочу напомнить, что Украина до сих пор не ратифицировала основных документов СНГ, она входит в Содружество без каких-либо реальных правовых оснований. Кроме того, нужно отметить, что все это десятилетие Украина стремилась к тому, чтобы Содружество было не столько инструментом для строительства супергосударства с центром в России, сколько инструментом цивилизованного развода бывших советских республик. Надо сказать, что украинская линия победила, Киев тут оказался сильнее, чем Москва, потому что на его стороне были все остальные члены Содружества, и теперь можно безболезненно передать Украине функции председательствующего, что произошло - уже произошло.

Петр Вайль: А столько было говорено о том, что СНГ абсолютно формальное объединение, существующее на бумаге и для церемониальных встреч, что в этом смысле показал кишиневский саммит?

Виталий Портников: Кишинев вообще заколдованный для Содружества город. Я вспоминаю 1997-й год, когда был предыдущий саммит СНГ в Кишиневе, и именно на нем нарыв прорвался. Все руководители стран Содружества в один голос критиковали Россию за разноскоростную интеграцию. Президент России Борис Ельцин был буквально взбешен тем, что он услышал от своих коллег. Но тогда у России был, по крайней мере, один преданный союзник, который с пеной у рта защищал все российские позиции по интеграции - это был белорусский президент Александр Лукашенко. Через 5 лет такого союзника у России больше нет. Каждый из президентов стран Содружества, можно сказать, использует российскую позицию в тех или иных своих интересах. Со своими целями президент Украины, со своими целями президент Казахстана, со своими целями тот же Лукашенко. Есть люди, которые вообще не склонны учитывать российскую позицию и склонны лишь использовать саммит СНГ для декларации собственных политических представлений, например, президент Узбекистана Ислам Каримов, президент Грузии Эдуард Шеварднадзе, президент Азербайджана Гейдар Алиев, список может быть продолжен. Так что, нынешний саммит продемонстрировал то, что, пожалуй, можно было говорить всегда - что Содружество просто президентский клуб, и даже тот факт, что президенты собрались в день 50-летнего юбилея своего формального председательствующего Владимира Путина, не скрыл тех глубоких, я бы сказал, глубинных разногласий, которые сейчас есть на постсоветском пространстве.

Петр Вайль: И последнее: то, что лидеры часто встречаются и решают вопросы успешнее, чем это происходит на официальных переговорах – давно известно, но здесь как-то уж совсем работает сказочная схема о добрых царях и нехороших советниках, как в случае со встречей Путина и Шеварднадзе. В какой мере это соответствует действительности?

Виталий Портников: Я думаю, что это совсем не соответствует действительности. На самом деле, президенты ничего всерьез не решают. Реальные экономические вопросы решают эксперты. Президентам или премьер-министрам удается договориться о том, что и так ясно. Потому что, несмотря на всю воинственную риторику Москвы в адрес Тбилиси даже в кулуарах власти признавали, что Россия неспособна к проведению никакой серьезной военной операции на территории Грузии. Необходимо было сохранить лицо, а для сохранения лица самым лучшим моментом была встреча президентов России и Грузии. Мы ведь должны понимать, что президентство Владимира Путина - это зачастую набор удачных пиар-акций, и еще одну такую пиар-акцию мы видели в Кишиневе. Но к большой политике все это не имеет ни малейшего отношения.

XS
SM
MD
LG