Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Во Франции вступил в силу закон о запрете на ношение в государственных учреждениях, включая школы, символов религиозной и этнической принадлежности


Программу ведет Андрей Шароградский. В программе принимают участие корреспонденты Радио Свобода Семен Мирский и Ян Рунов.

Андрей Шароградский: 2 сентября в школах Франции начался учебный год - и вступил в силу закон о запрете на ношение в государственных учреждениях Франции, включая школы, символов религиозной и этнической принадлежности. Этот закон воспринимается мусульманской общиной страны, насчитывающей более 5 миллионов человек, прежде всего как закон, направленный против ношения школьницами-мусульманками так называемого исламского платка – хиджаба. Напомню, что террористы, захватившие две недели назад в Ираке двух французских журналистов, требовали в качестве условия их освобождения отмены этого закона. Итак, террор на фоне дебатов о хиджабе. Из Парижа – корреспондент Радио Свобода Семен Мирский.

Семен Мирский: Закон, принятый Национальным собранием Франции и одобренный сенатом в апреле этого года, не направлен специфически образом против хиджаба. Действие закона о запрете демонстративного ношения в государственных учреждениях Франции символов религиозной и этнической принадлежности касается в той же мере ношения поверх одежды крестов школьниками христианского вероисповедания, шапочек и ермолок – религиозными евреями, чалмы – школьниками-индусами, принадлежащими к народности сикхов. Среди французских школьников есть, кстати, и сикхи, числом около 100 человек, и сегодня, прежде чем переступить порог школы, они должны были снять свою чалму. Таков закон.

Но ни христиане, ни евреи, ни те же сикхи (многие из которых, кстати, относятся к этому закону скорее враждебно) не привлекли к нему такого внимания, как мусульмане. Причин тому много, и не здесь анализировать сложные отношения между мусульманской общиной Франции и коренным населением. Тема, которая уже две недели не сходит здесь с повестки дня, - это судьба двух французских журналистов, захваченных в Ираке 20 августа группировкой, именующей себя «Исламская армия Ирака». Террористы грозили казнить двух журналистов в случае, если Франция не упразднит действие закона, вступившего сегодня в силу. О судьбе двух французских журналистов по-прежнему ничего не известно, хотя французский МИД утверждает, что они живы.

Но история с двумя французскими журналистами, страшная и все еще грозящая трагической развязкой, отошла сегодня на второй план, ибо не идет ни в какое с тем, что происходит в эти часы и минуты в школе города Беслана Северной Осетии.

Андрей Шароградский: Американские газеты указывают на то, что, как показало похищение французских журналистов в Ираке, у Франции нет иммунитета от исламских радикалов. Подробнее об американской реакции на кризис с французскими заложниками – корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: Газета «Вашингтон Пост» пишет: «Выступление против возглавляемой Соединёнными Штатами войны в Ираке не избавило Францию от нападения исламских экстремистов». В газете «USA Тodey» говорится: «Требование отменить закон, запрещающий ношение мусульманских платков в школах, - это первая попытка с помощью захвата заложников повлиять на внутренний закон государства. Захват заложников показал всю ложность представления о том, что отказ Франции участвовать в иракской войне и проарабская политика Парижа могут послужить иммунитетом от исламского терроризма». Каково политическое значение захвата французских заложников в Ираке? На этот вопрос ответил научный сотрудник вашингтонского Института мировой политики Джон Тьерни.

Джон Тьерни: Эта идея, что путем захвата заложников и запугивания целых государств можно добиться своих целей, стала весьма популярной среди экстремистских групп по всему миру. Ситуация с двумя французскими заложниками, связанная с внутренним законом Франции, запрещающим ношение хиджабов в школах, весьма печальна. Однако захват заложников в России, захват сотен школьников гораздо трагичнее. Но вывод из обоих случаев можно сделать один: уступать террористам, задабривать их, сохранять нейтралитет в этой войне и даже поддерживать исламских экстремистов – все эти действия не могут стать панацеей от терактов. То, что шантажу террористов поддались Испания, Филиппины, Польша и некоторые другие страны, только способствовало еще большей активности террористов. Может быть теперь страны Европы, Азии и Ближнего Востока поймут, что дальше отступать нельзя.

Что касается Франции, то в данном конкретном случае французское правительство заняло верную позицию - отказ отменить закон и пойти на поводу у террористов и в то же время попытка повлиять на них с тем, чтобы заложники были отпущены. Так на месте французского правительства поступило бы, наверно, любое другое. В глобальном смысле события с заложниками в России и во Франции, то есть в странах, отказавшихся от участия в войне против Саддама Хусейна и поддерживающих хорошие отношения с радикальными режимами Ирана, Сирии, Палестинской автономии, - эти события показали, что сейчас, как никогда, необходимо создать единый антитеррористический фронт, в который должны войти Соединенные Штаты, Франция, Россия, Германия, Англия и другие государства, включая Испанию.

Грозящая цивилизованному миру общая опасность должна отодвинуть на задний план политические разногласия. Именно сейчас нельзя упускать возможность объединить военные, разведывательные, политические усилия по борьбе с терроризмом и по оказанию давления на страны, спонсирующие терроризм. Я считаю, что у нас, то есть у США, Франции и России, гораздо больше общих интересов, чем разногласий. Прежде всего мы все дорожим свободой, независимостью, мы исторически никогда не мирились с унижением нашего национального достоинства. И это мы все вместе должны донести до сознания тех государств на Ближнем Востоке, которые исподтишка поддерживают террористов. Как донести? Всеми возможными средствами, включая стратегически-силовые, которые необходимы для сохранения свободы народов Франции, России, Америки и Ближнего Востока.

Ян Рунов: Джон Тьерни из вашингтонского Института мировой политики сказал, что в Соединенных Штатах, в принципе, нет запрета на ношение религиозных атрибутах в общественных школах.

XS
SM
MD
LG