Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На смерть Павла Тигрида


Иван Толстой: В Париже в возрасте 86 лет скончался чешский журналист, писатель, политический и общественный деятель Павел Тигрид. Он был олицетворением антифашистской и антикоммунистической борьбы. Коммунистический режим видел в нем, главном редакторе эмигрантского журнала "Сведецтви", главного политического противника. В 90-х годах он был министром культуры Чехии. Удостоился высшей государственной награды страны Ордена Томаша Гаррига Масарика. Наш обозреватель Ефим Фиштейн хорошо знал Павла Тигрида лично, и мы попросили его представить нашим слушателям этого человека:

Ефим Фиштейн: Главное – гласит народная мудрость – дожить до восьмидесяти. После восьмидесяти умирают очень немногие. Эта анекдотическая речевка, как нельзя лучше, подходила к личности Павла Тигрида. Всех, кто его знал, объединяла твердая уверенность в том, что уж он-то точно не умрет никогда. Даже перевалив за 80, он оставался все тем же: деятельным и неутомимым политиком, блестящим публицистом, несравненным оратором, хорошим другом своих многочисленных друзей и исключительно жизнелюбивым человеком. О таких говорят - дюжий мужик. Он и был дюжим - даже за считанные месяцы до смерти он отличался крепким и жилистым телом, сильным рукопожатием, цепкой и точной памятью. Таким и запомнится: острослов и спорщик, винолюб и женолюб, с вечной бразильской сигарой или капитанской трубкой в зубах…

Если бы с ним вместе ушли в небытие только эти качества - не было бы, разумеется, общенародного траура. По случаю его кончины выступили с заявлениями два вечных соперника, два президента Чехии – бывший и нынешний – Вацлав Гавел и Вацлав Клаус, и оба выразили свою скорбь почти в одних и тех же словах. Павел Тигрид был советником первого и министром культуры в правительстве второго. И Гавел, и Клаус назвали эту утрату невосполнимой, а его самого – одним из самых выдающихся чехов последнего полувека. В этом уникальность Павла Тигрида – он стоял над соперничающими лагерями, образуя собой связующее звено между чешской современностью и довоенным, первореспубликанским прошлым. Не было никого, кто бы лучше Тигрида олицетворял своей судьбой и творчеством антифашистскую и антикоммунистическую борьбу. В первый раз Павел – тогда еще Шенфельд, Тигридом он стал впоследствии - бежал за рубеж в 1939-ом, после того, как нацисты оккупировали его родину и превратили ее в протекторат. В Лондоне работал в составе эмигрантского чехословацкого правительства Эдварда Бенеша. В 1945-м вернулся, но уже через три года, после коммунистического путча, был вынужден снова покинуть страну. И снова не сдался, не потерял веру в демократический идеал – возглавил сначала чехословацкую редакцию Радио Свободная Европа, потом тамиздатский журнал "Сведецтви" –"Свидетельство", через который прошли вся стоящая чешская и словацкая литература и публицистика. Он был без преувеличения душой чешской эмиграции и главным организатором всех ее начинаний, сходок и инициатив. Коммунистический режим всегда считал его врагом номер один - самым опасным политическим противником.

Вернувшись на родину после полувекового изгнания, Тигрид ни к кому не прибился, не включился в мышиную околополитическую возню и сохранил за собой уникальное положение всеми уважаемого старейшины, носителя демократической традиции. Многие считали, что быть ему надобно президентом, он же предпочитал неформальный авторитет. В современном мире очень немного таких фигур, естественных авторитетов, признаваемых всем народом. Именно такую фигуру потеряла вчера Чехия в лице Павла Тигрида.

XS
SM
MD
LG