Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические последствия убийства министра иностранных дел Швеции Анны Линд


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: корреспондент Радио Свобода Вероника Остринска, корреспондент шведского агентства новостей "ТТ" Мэтс Эрикссон, редактор североевропейского экономико-политического журнала "Новые рубежи" Николай Мейнер.

Андрей Шарый: Лидеры европейских стран выразили глубокую скорбь в связи с трагической гибелью министра иностранных дел Швеции Анны Линд. Европейский парламент в Брюсселе прервал заседание, чтобы минутой молчания почтить ее память. Вечером в среду в центре Стокгольма на Линд было совершено нападение. Вооруженный ножом преступник тяжело ранил ее. После длившейся 9 часов операции Линд скончалась. Над темой работала Вероника Остринска:

Вероника Остринска: "Она лежала на полу, высокий мужчина бил ее ножом, потом убежал, - рассказывает корреспонденту агентства "Ассошиэйтед пресс" свидетельница Хана Сандберг. - Боже, сказала министр, он ударил меня ножом в живот". Нападавший исчез в толпе, оставив на месте преступления армейскую куртку, кепку и нож. Полиции известны только его приметы, мотивы действий неизвестны. И хотя следствие не спешит связывать произошедшее с политической активностью Анны Линд, шведские газеты пишут о временной близости двух событий – попытки убийства министра иностранных дел и запланированного на 14 сентября референдума о присоединении Швеции к зоне евро. Анна Линд, вместе с нынешним премьер-министром страны Гораном Персоном, была ключевой фигурой кампании за введение в Швеции единой европейской валюты. Тем не менее, серьезной такую версию считать нельзя, полагает корреспондент шведского агентства новостей "ТТ" Мэтс Эрикссон:

Мэтс Эрикссон: Да, в течение последних нескольких недель Линд постоянно была на виду, но ее имидж был так отработан, что никому из противников присоединения к еврозоне не пришло бы в голову ее убивать. Разве что ее присутствие на публике было довольно частым.

Вероника Остринска: Премьер-министр страны Горан Персон прокомментировал случившееся словами: "Это невероятно, недоступно для понимания". В течение десятилетий Швеция слыла одним из наиболее демократичных государств в плане доступности политических лидеров. Харизматичная, яркая личность, известный политик Анна Линд точно так же, как и остальные шведы, делала покупки после рабочего дня. По сложившейся традиции, охраны вблизи не было. Говорит шведский журналист Мэтс Эрикссон:

Мэтс Эрикссон: У нас можно было встретить кого-нибудь из министров прямо на улице, подойти и поговорить. В Швеции всегда к известным людям было довольно спокойное отношение. Теперь ситуация, вероятнее всего, изменится.

Вероника Остринска: Мэтс Эрикссон сравнивает убийство Анны Линд с трагической смертью бывшего премьер-министра страны Олафа Пальме в 1986-м году. Мало того, что попытка убийства Линд была совершена всего в нескольких кварталах от места смерти Пальме, оба политика имели схожую харизму, они были прямолинейны, считает Эрикссон.И Пальме, и Линд были социал-демократами.

Анна Линд вошла в политику, когда ей было чуть более двадцати. Быстро поднимаясь по партийной линии, Линд в 1994-м году занята пост министра по защите окрущающей среды. Затем она была назначена министром иностранных дел. Анну Линд называли наиболее возможным преемником нынешнего премьер-министра Горана Персона на его посту. У Анны Линд осталось двое детей.

Пока неясно, как отразится на ходе референдума о присоединении к зоне евро смерть одного из главных поборников этой идеи. Иногда на волне симпатии к трагически погибшей личности повышается популярность идеи, с ней связанной. Так было в Нидерландах в прошлом году, когда смерть политика правого толка Пима Фортейна способствовала победе на выборах его партии.

Слово Николаю Мейнеру, специалисту по странам северной Европы, журналисту, редактору североевропейского экономико-политического журнала "Новые рубежи".

Николай Мейнер: Сейчас в Швеции чрезвычайно важным является один вопрос: до того, как произошло убийство, все, что связно с Европейским союзом - наверняка попытаются увязать смерть Анны Линд с предстоящим референдумом. И, вполне возможно, общество, спокойное, в принципе, общество, которое привыкло жить в довольно комфортных условиях, подогретое дискуссиями, и, может быть, не совсем уже стандартной для благополучного существования необходимостью решать, делать выбор, оказалось под слишком большим напряжением. Это в России, где привыкли экстремальным ситуациям, может, эта ситуация, кажется пустяковой, а здесь, вероятно, она действует, особенно на людей, у которых психика и без того неустойчивая, и, наверное, необходимо будет и всего случившегося извлечь, по крайней мере, один урок – что в обществе могут быть совершенно непредсказуемые формы реакции людей на различные внешние и внутренние события. Очень много в Швеции появилось людей, приехавших из других концов мира. И они тоже далеко не всегда чувствуют себя уютно в этом новом окружении. Вероятно, все-таки психологу сейчас имеет смысл больше уделять внимания тому, что происходит во внешне материально благополучном обществе. И мне кажется, что это урок, собственно говоря, и для остальных стран Европы. Все стремятся к повышению материального уровня, далеко не всегда представляя себе. что это будет связано с изменением сознания людей в таком обществе. И, конечно, практические выводы – ведь после смети Улофа Пальме не последовало никаких жестких мер по изменению манеры поведения скандинавских политиков. Это было признано исключением, из ряда вон выходящим событием, и на протяжении почти двух десятков лет ничего и не происходило. Но подобного рода вещи, конечно, в таком обществе исключать нельзя.

XS
SM
MD
LG