Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

МАГАТЭ предъявляет ультиматум Ирану


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк: Международное агентство по атомной энергии предъявило Ирану ультимативно сформулированную резолюцию, где содержится требование полностью отчитаться о своей атомной программе и допустить международных инспекторов на секретные объекты до 31 октября. В противном случае это дело будет передано на рассмотрение Совету Безопасности ООН. Своим решением 30 стран, представленных в Совете директоров МАГАТЭ, бросили решающий вызов Ирану. Несколько последних лет западные разведки и эксперты подозревали Тегеран в том, что он активно работает над созданием собственного ядерного оружия. Но Иран парировал обвинения тем, что он досконально соблюдает условия режима нераспространения ядерного оружия, а его интерес к радиоактивным материалам и реакторам вызван лишь желанием овладеть секретами использования мирного атома. Большинство членов МАГАТЭ были до последнего времени готовы принимать эти объяснения, не желая идти с Ираном на конфликт. Но после того, как несколько недель назад на иранском оборудовании инспекторы обнаружили следы радиоактивных материалов, и иранцы отказались допустить экспертов МАГАТЭ на некоторые секретные объекты, даже самые миролюбиво настроенные члены совета директоров МАГАТЭ согласились дать Ирану полтора месяца для того, чтобы отчитаться начистоту о своих ядерных программах. В ответ иранский представитель в гневе покинул заседание, заявив, что у его страны не остается иного выхода, как пересмотреть отношения с МАГАТЭ.

Насколько серьезны обвинения, или точнее - подозрения - в адрес Тегерана? Вот что говорит известный американский эксперт, бывший сотрудник Министерства энергетики США Джон Вулфстол:

Джон Вулфстол: В течение последних 6 месяцев Иран несколько раз был пойман на прямой лжи. Сначала он заявлял, что иранская ядерная программа – результат исследований иранских ученых. Затем под давлением фактов он был вынужден признать, что это неправда, что подавляющая часть оборудования была импортирована. Тегеран уверял, что не занимается обогащением урана, а затем подтвердил работы в этой области. Он отвергал обвинения в том, что часть урана, предназначавшаяся для мирных исследований, была использована в других целях, потенциально военного назначения, потом согласился с ними. И до тех пор, пока иранцы будут уходить от прямых ответов, международное сообщество будет продолжать призывать их к ответу.

Юрий Жигалкин: Но что, если в самом деле иранцы скрывают ядерную программу, означает ли это, что отныне столкновение с ними становится неизбежным?

Джон Вулфстол: Эта ситуация может обернуться столкновением, если международное сообщество будет настойчиво в своих требованиях. Остается надежда, что США вместе с другими странами смогут убедить иранские власти, что попытки получить в свои руки ядерное оружие не в их интересах, они лишь подорвут безопасность страны.

Юрий Жигалкин: Крайний срок, данный Ирану на чистосердечное признание, заканчивается 31 октября. Следом Совет Безопасности ООН должен будет принять решение о введении экономических и политических санкций против Тегерана.

XS
SM
MD
LG