Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Покушение на Хамида Карзая и обстановка в Афганистане


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспонденты Радио Свободы Ян Рунов, Шах-Зода, Дмитрий Волчек, который беседует с Александром Гольцем, Владимир Абаринов и Юрий Жигалкин.

Андрей Шароградский:Американский Конгресс переехал из Вашингтона в Нью-Йорк. Но только на один день. На специальной выездной сессии обеих палат, посвященной первой годовщине трагедии во Всемирном Торговом Центре, председательствует вице-президент Чейни. С подробностями наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов

Ян Рунов: Почти 250 членов Сената и Палаты Представителей должны были встать сегодня в 4 утра, чтобы затем поездом прибыть из Вашингтона в Нью-Йорк к открытию специального заседания Конгресса. Своим приездом законодатели - республиканцы и демократы – желают выразить солидарность с Нью-Йорком и уважение мужественным жителям города, перенёсшего страшнейший в истории Америки террористический акт», сказал Спикер Конгресса Деннис Хастерт. Он и вице-президент Дик Чейни (который по Конституции – президент Сената) председательствуют на проходящей в Федеральном Зале (Федерал Холл) специальной сессии Законодательного собрания США. Здание находится рядом с фондовой биржей в нижней части Манхеттена в 10 минутах ходьбы от места, где находился Всемирный Торговый Центр и где погибло 11 сентября 2001 года погибло более 2 800 человек. Федерал Холл построен в 1842 году на месте здания мэрии, где собирался первый Конгресс США, когда Нью-Йорк был столицей страны. В последний раз Конгресс заседал в Нью-Йорке в 1790 году.

В начале нынешнего года Сенат и Палата Представителей приняли совместную резолюцию о проведении выездной сессии в Нью-Йорке, чтобы таким образом почтить память жертв и героев 11 сентября, и отдать должное мужеству и силе духа ньюйоркцев.

В 9:30 утра по нью-йоркскому времени, то есть незадолго до начала сессии, Спикер Хастерт вместе с лидером сенатского меньшинства Трентом Лоттом ударили в колокол на открытии нью-йоркской Фондовой биржи.

А в 11 утра в Федеральном зале открылось заседание, в котором приняли участие 250 законодателей из 535. Заседание носило чисто символический характер и длилось всего 1 час. За это время выступили лидеры Сената и Палаты Представителей. В эти минуты законодателей принимает мэр Нью-Йорка Блумберг. А завершится пребывание в Нью-Йорке сенаторов и конгрессменов их участием в траурной церемонии на участке Всемирного Торгового Центра.

Переезд законодателей, их размещение, приёмы, охрана и т.д. стоят 1 миллион долларов, но оплачено это не из государственной казны, а частным благотворительным Фондом Анненберга. Впрочем, всё, что выйдет за рамки 1 миллиона, придётся оплатить налогоплательщикам. Переезд и пребывание законодателей в Нью-Йорке потребовали особых мер безопасности. В двух спецпоездах, предоставленных законодателям, ехали также вооружённые полицейские с собаками, натренированными на поиск взрывчатки. Усиленные наряды полиции дежурят сейчас в нижней части Манхеттена.

Тот факт, что в Нью-Йорк прибыло менее половины всех законодателей. Председатель сенатской комиссии по ассигнованиям Роберт Бёрд объяснил тем, что часть законодателей должна вести текущую работу на месте. На рассмотрении Конгресса сейчас находятся 13 не терпящих отлагательства законопроекта, связанных с деятельностью правительства и с новым финансовым годом, начинающимся 1 октября.

Андрей Шароградский: Объявив войну терроризму после терактов 11-го сентября, Соединенные Штаты и их союзники начали широкомасштабную военную операцию в Афганистане против режима талибов, который поддерживал международный терроризм и, в частности, организацию "Аль-Каида" во главе с Усамой бин Ладеном. Режим талибов вскоре пал, однако, ситуация в Афганистане далека от стабильности. И в подтверждение тому - совершенное в четверг в Кандагаре покушение на афганского лидера Хаида Карзая. Нашему корреспонденту в Кандагаре Шах-Зада удалось выяснить подробности покушения у губернатора Кандагара, который в результате этого нападения был сам легко ранен.

Шах-Зада: Теракт, происшедший 5-го сентября в Кандагаре как попытка убийства главы переходного правительства Хамида Карзая ставит под удар положение в этой провинции. В Кандагаре предусмотрены все меры безопасности и со стороны американских, и со стороны афганских военных сил. Власти региона были твердо убеждены в том, что не существует никакой возможности для террора, но все-таки произошло покушение на жизнь Хамида Карзая. Как это могло случиться при такой усиленной охране? Рассказывает губернатор Кандагара Шерзай, который в результате покушения получил легкое ранение в голову.

Шерзай: Когда мы с Хамидом Карзаем выезжали из административного здания, к машине подошли трое парней. Карзай остановил машину, чтобы поздороваться с ними. Один из них открыл огонь по Хамиду Карзаю. Слава Богу, он не пострадал. Я был легко ранен в голову. Лучше, что пролилась моя кровь, чем кровь главы государства Хамида Карзая. Виновник происшествия - солдат, принятый на службу из другой провинции. Хочу сказать, что этот случай не страшен. Наши враги только хотят пугать этим наш народ. Наш народ прошел 23 года страшной войны, и я уверен, что такими нападениями его не запугать. Ошибки, которые наши командиры совершают при приеме в ряды наших военных сил, нас теперь заставляют заново пересмотреть и глубоко изучить личные дела всех новых солдат, принятых из других регионов Афганистана. Трое нападавших, как оказалось, были связаны с талибами.

Шах-Зода: До недавнего времени Кандагар считался одной из самых благополучных провинций Афганистана в смысле безопасности. В результате недавних совместных операций правительственных войск и американских военнослужащих были разгромлены несколько групп сторонников талибов и "Аль-Каиды" и изъято большое количество оружия.

Андрей Шароградский: В пятницу с однодневным визитом в Кабул, где накануне также был совершен теракт, в результате взрыва в центре города там погибли более 25-ти человек, прибыл министр обороны России Игорь Иванов. На встрече с руководством Афганистана Иванов обсуждал возможность оказания помощи в создании национальных вооруженных сил. О перспективах российско-афганского военного сотрудничества на фоне обострившейся ситуации мой коллега Дмитрий Волчек беседовал с военным обозревателем "Еженедельного журнала" Александром Гольцем.

Дмитрий Волчек: Александр, какими, на ваш взгляд, могут быть масштабы участия России в создании национальных вооруженных сил Афганистана?

Александр Гольц: Как вполне честно и откровенно заявил Сергей Иванов по прилете в Кабул, эти масштабы определяются довольно-таки скромными возможностями. Направления здесь два. С одной стороны, это подготовка афганских офицеров в российских учебных заведениях. Дело для нас знакомое, потому что все или большая часть офицеров, которые сейчас служат в создаваемых вооруженных силах Афганистана и в войсках Северного альянса, они, конечно, прошли в разные годы обучение в Советском Союзе. Второе, столь же важное направление, это обеспечение афганской армии советской военной техникой. Афганцы воюют, как опять же справедливо заметил Сергей Иванов, этой техникой, они ее хорошо знают и, собственно, боевая обстановка в Афганистане не требует какой-то иной военной техники.

Дмитрий Волчек: А как вы думаете, может ли Россия в дальнейшем рассчитывать на поставки оружия афганской армии? Или же теперь, поскольку на территории Афганистана находятся войска антитеррористической коалиции, скорее будет закупаться оружие американского производства?

Александр Гольц: Проблема-то в том, что оружие не закупается, оружие отдается на безвозмездной основе. Поэтому и можно предположить, что западные страны, участвующие в антитеррористической коалиции, вполне доброжелательно отнесутся к тому, что Россия передает некоторую часть своей военной техники. Тут надо иметь в виду следующее. Насколько можно понять, Россия прежде всего направляет в Афганистан стрелковое оружие и бронетехнику, устаревшие танки, в основном Т-55 и Т-64. Эти танки в большом количестве были в начале 90-х свезены на базы хранения за Уралом. Это и есть и некоторое благо и для России тоже, потому что теперь ей не надо будет тратить средства на то, чтобы как-то сохранять эти танки и тратить деньги на хранение и обслуживание этих устаревших танков. И не исключено, слухи на этот счет были, что партнеры по коалиции, поскольку нужно как-то вооружать афганскую армию, выделят России некие средства, оплатят эти поставки военной техники. Так что можно с известной степенью уверенности говорить, что в обозримом будущем афганская армия будет вооружаться российской военной техникой, что, впрочем, не принесет России большого дохода.

Дмитрий Волчек: Александр, а может ли, на ваш взгляд, укрепление военного сотрудничества России и Афганистана привести к значительному усилению военного присутствия России в этой стране, возвращению военных советников в Кабул и так далее?

Александр Гольц: Исключать этого нельзя, но это развитие ситуации было бы, на мой взгляд, крайне нежелательно. Имея в виду этот синдром, который испытывают и российские военные относительно Афганистана, и те не самые нежные чувства, которые питают к российским военным в Афганистане. Хотя, конечно, для многих, насколько я понимаю, советская оккупация сейчас выглядит довольно-таки мирным временем, если сравнить с той вакханалией насилия, которая наступила в Афганистане в эпоху правления Талибана. Но, тем не менее, повторять этот опыт очень бы не хотелось. Более того, в этом нет большого смысла. Афганцы воюют давно и очень хорошо знают все, чему российские военные советники могли бы их научить. Для России нет большой политической необходимостью усиливать свое присутствие в Афганистане, именно военное присутствие. Афганистан на долгие годы будет находиться в попытке создать некое единое государство, а он не очень важен для России, будем откровенны, как экономический партнер. С другой стороны, если иметь в виду, что в последние годы из Афганистана была угроза южным рубежам СНГ, то силы международной коалиции вполне хорошо выполняют задачу по обеспечению безопасности южных границ СНГ, освободив Россию от этого бремени. Так что лезть дальше в афганские дела, по-моему, России нет большого смысла.

Андрей Шароградский: На этой неделе по поводу хода антитеррористической операции в Афганистане и возможной военной операции против режима Саддама Хусейна высказался Билл Клинтон. Бывший президент Соединенных Штатов считает, что администрация нынешнего президента Джорджа Буша должна в первую очередь покончить с террористической сетью Усамы бин Ладена и лишь после этого начинать войну с Ираком. Рассказывает вашингтонский корреспондент Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: На этой неделе Билл Клинтон выступал с публичными комментариями политики нынешней администрации дважды. Во вторник он был гостем вечернего ток-шоу Ларри Кинга на телеканале CNN. Бывший президент рассказал, что 11 сентября прошлого года, в день террористического нападения на Вашингтон и Нью-Йорк, он находился в Австралии и, как только узнал об атаке, сразу же подумал, что это дело рук Усамы бин Ладена. На вопрос, откуда у него такая уверенность, Билл Клинтон ответил: «Это могли сделать только бин Ладен или иранцы, но иранцы не сделали бы этого, потому что тем самым они превратили бы в мишень ответного удара свою собственную страну. Это сделал бин Ладен». По словам Клинтона, он знал, что главарь "Аль-Каиды" умен и располагает ресурсами, необходимыми для осуществления такого плана. По этой причине бин Ладен должен быть «полностью разбит». Билл Клинтон сказал, что он сожалеет, что не сделал этого в период своего президентства. Он заявил, что полностью поддерживает действия нынешнего президента в Афганистане. Он уверен, что террористы предпримут новые атаки и что бин Ладен жив. По этой причине США не должны прекращать попыток окончательно разгромить его.

Отвечая на вопрос о том, должен ли президент получить санкцию Конгресса на военную операцию против Ирака, Билл Клинтон ответил утвердительно. По его мнению, речь должна идти не о консультациях, а именно о формальном одобрении. Клинтон уверен также в том, что Вашингтон должен принимать решение в тесном взаимодействии со своими союзниками. Бывший президент поддерживает идею смены режима в Багдаде. Он, однако, напомнил, что загнанный в угол Саддам Хусейн может пустить в ход свои арсеналы химического и биологического оружия. Вопрос состоит не в том, атаковать Ирак или нет, а в том, как и при каких обстоятельствах атаковать, сказал Билл Клинтон.

В четверг бывший президент США выступил в калифорнийском городе Санта-Ана на мероприятии по сбору средств в избирательный фонд члена Палаты представителей от Демократической партии Лоретты Санчес. Он еще раз подчеркнул, что американский удар может вынудить Саддама применить оружие массового уничтожения в том случае, если он поймет, что ему нечего терять. Клинтон призвал президента Буша тщательно взвесить все последствия военного решения. По мнению Клинтона, более насущная задача сейчас – стабилизация положения в Афганистане и продолжение искоренения террористической угрозы, которая остается величайшей опасностью для Америки. Он сказал также, что роль Америки должна состоять в том, чтобы превратить мир в «глобальное сообщество». «Вопрос стоит так: хотим ли мы управлять миром или лидировать в мире? Это большая разница», - сказал Билл Клинтон.

Андрей Шароградский: На сообщение о покушении на Хамида Карзая и теракте в Кабуле президент Соединенных Штатов Джордж Буш отреагировал коротко, но достаточно твердо. Он сказал: "Мы не покидаем Афганистан". Тем не менее, эти события должны ввести коррективу в американскую стратегию в Афганистане, считает известный американский политолог, бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона Эли Краковски. С ним беседовал наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин.

Юрий Жигалкин: Сама фраза президента Буша "Мы не покидаем Афганистан", свидетельствует о том, что Белый дом считает события четверга исключительно серьезным происшествием, вызовом Соединенным Штатам. Как вы оцениваете подоплеку покушения на Карзая и взрывов в Кабуле?

Эли Краковски: Я не думаю, что мы являемся свидетелями поворотного момента в ситуации. На мой взгляд, это отражение того, что остатки сил, которые были разбиты во время военной кампании в Афганистане, перегруппировались и, не исключено, нашли себе союзника в лице Хикматияра, бывшего премьер-министра Афганистана, совершенно одиозной на афганском политическом ландшафте фигуры. И сейчас они пытаются совместными усилиями бросить вызов Соединенным Штатам. В силу того, что ситуация в афганской провинции не контролируется центральным правительством, а афгано-пакистанская граница прозрачна, у противников США и центральной афганской власти много возможностей для проведения такого рода актов.

Юрий Жигалкин: Но не являются ли эти предпосылки рецептом возвращения страны к кризису, если не сказать сильнее - к беспределу?

Эли Краковски: Я думаю, что такая опасность существует, но мы можем ее избежать, если Соединенные Штаты будут себя вести более решительно в Афганистане. Прежде всего необходимо увеличить число американских спецподразделений в стране, там сейчас находится около восьми тысяч "зеленых беретов", охотящихся за остатками Талибана и "Аль-Каиды". На мой взгляд, этих сил недостаточно для выполнения данной задачи. Мало того, нужно подумать и о том, как расширить правительство и органы власти для того, чтобы все афганцы имели своих представителей в Кабуле. И, в-третьих, что, может быть, наиболее важно, необходимо оказать реальную финансовую, материальную помощь афганцам. Возвращение к нормальной жизни, фермерство, возможность заработать денег не службой местным командирам, а строительством домов, дорог, больниц, школ, инфраструктур только и способно окончательно стабилизировать Афганистан. В то же время большинство стране не выполняют своих финансовых обещаний. А те небольшие деньги, что выделяются, расходуются не на помощь, а на составление исследований о том, как правильно помочь Афганистану.

XS
SM
MD
LG