Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саудовская Аравия, Россия и атака на Ирак


Программу ведет Петр Вайль. Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседовал с американским политологом, сотрудником Лексингтонского института Дэниэлом Гурэ.

Петр Вайль: Насколько принципиальным для иракских планов Соединенных Штатов может стать согласие Саудовской Аравии позволить США использовать базы на ее территории для атаки на Ирак? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с американским политологом, сотрудником Лексингтонского института Дэниэлом Гурэ.

Юрий Жигалкин: Многие американские эксперты считали, что Вашингтон сможет обойтись и без баз в Саудовской Аравии для проведения операции в Ираке. Насколько, как вы считаете, важной в таком контексте является внезапная перемена настроения саудовцев, их новообретенная готовность оказать поддержку США в возможной антииракской кампании?

Дэниэл Гурэ: Прежде всего, использование военных баз в Саудовской Аравии без сомнения сильно упрощает выполнение военных задач. Если саудовская территория будет использоваться как стартовая площадка, то это сэкономит и время и средства во время проведения кампании в Ираке, во-вторых, чрезвычайно важна политическая подоплека этого решения Саудовской Аравии. Оно означает, что Эр-Рияд отказался от оппозиции планам атаки на Ирак, решив положить под спуд свои внешнеполитические инициативы весны и лета, то есть попытки увязать разрешение иракской проблемы с израильско-палестинским урегулированием.

Юрий Жигалкин: Тем не менее, саудовцы говорят, что они позволят США использовать свои базы только в рамках операции, санкционированной Советом Безопасности ООН. Что, если СБ не сможет произвести соответствующей резолюции?

Дэниэл Гурэ: Пока непонятно, что может последовать за неспособностью Совета Безопасности прийти к единому мнению относительно Ирака. Потенциально, Саудовская Аравия, как и Соединенные Штаты, может решить, что уже существующие резолюции создают достаточную легальную базу для военной операции, не исключено и то, что ведущие страны начнут совместно действовать за рамками Совета Безопасности, именно так была подготовлена воздушная операция в Югославии. Но, скорее всего, Совет Безопасности примет резолюцию в течение ближайших недель.

Юрий Жигалкин: Судя по всему, речь президента Буша на Генеральной Ассамблее ООН в корне изменила ситуацию вокруг Ирака, президент, если можно так сказать, возложил на ООН бремя ответственности за будущее поведение режима Саддама Хусейна. Как вы считаете, будет ли Россия способна теперь исполнить свое недавнее предупреждение и наложить вето на потенциальную резолюцию санкционирующую военную операцию в Ираке?

Дэниэл Гурэ: На мой взгляд, выступление Буша в ООН можно, со скидкой на обстоятельства, сравнить с фултонской речью Черчилля. Соединенные Штаты, по сути, предупредили Совет Безопасности, что отказ адекватно отреагировать на угрозу со стороны режима Саддама Хусейна обернется политической гибелью Организации Объединенных Наций. Я не думаю, что Россия будет готова заплатить такую цену за сохранение у власти Саддама Хусейна. Она, конечно, может попытаться заблокировать антииракскую резолюцию. исходя из чисто прикладных соображений, но, по большому счету, такой шаг не в ее интересах. Я не думаю, что Владимир Путин хочет быть свидетелем того, как Совет Безопасности блокирует инициативу его визави и партнера по антитрерористической кампании Джорджа Буша, я не думаю, что в интересах России маргинализация Совета Безопасности ООН, а именно это произойдет, если он не сможет разработать и принять резолюцию по Ираку.

XS
SM
MD
LG