Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Соединенные Штаты не верят в готовность Багдада на проведение инспекций иракских военных объектов экспертами ООН?


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов, Ирина Лагунина, московский журналист Владимир Юрьев, и Юрий Жигалкин беседует с американским аналитиком сотрудником Вашингтонского института Кейто Джерри Тэйлором

Андрей Шароградский: Администрация США воспринимает решение Ирака согласиться с требованием о допуске в страну инспекторов ООН скептически. Белый Дом по-прежнему намерен добиваться от Совета Безопасности новой, более жесткой резолюции по Ираку. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Как сообщил в понедельник вечером генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, министр иностранных дел Ирака Наджи Сабри направил ему письмо, в котором заявил о согласии своего правительства принять инспекции ООН без всяких предварительных условий и немедленно начать консультации о практической организации их работы. На это решение Багдад пошел после того, как стало ясно, что никто из постоянных членов Совета Безопасности не готов блокировать проект резолюции, которая санкционирует применение военной силы против Ирака. Государственный секретарь США Колин Пауэлл в понедельник вел консультации со своими коллегами и в конце дня заявил, что члены Совета Безопасности существенно сблизили свои точки зрения с американской. По словам представителей Секретариата ООН, проект письма иракского министра несколько раз возвращался Кофи Аннаном для доработки, имели место и телефонные переговоры между Багдадом и штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке – все это продолжалось до тех пор, пока генеральный секретарь не получил текст в той редакции, которая удовлетворила его. Кофи Аннан воздал должное твердой позиции президента Буша, чья речь на Генеральной Ассамблее, по словам генерального секретаря, побудила мировое сообщество к действиям и помогла добиться от Ирака согласия на инспекции. В Вашингтоне этот шаг Саддама Хусейна считают тактической уловкой. Об этом заявил сотрудник пресс-службы Белого Дома Скотт Маклеллан. По его словам, тактика Саддама имеет целью избежать принятия новой, более суровой резолюции Совета Безопасности, и эта тактика, сказал Маклеллан, потерпит крах. Представитель администрации заявил, что президент Буш не изменил свою позицию и по-прежнему настаивает на принятии проекта резолюции, который встречает поддержку членов Совета Безопасности. Резолюция, сказал Маклеллан, должна дать эффективный ответ на угрозу, которую представляет Саддам Хусейн для иракского народа, региона и мира в целом. «Речь идет не об инспекциях, - подчеркнул Маклеллан. – Речь идет об иракском оружии массового уничтожения и выполнении иракским режимом всех прочих резолюций Совета Безопасности».

Британский министр иностранных дел Джек Стро, в свою очередь, выразил сомнение в искренности иракского предложения. Он напомнил. Что режим Саддама Хусейна имеет долгую историю «издевательства» над резолюциями ООН. «К этому письму и этому предложению следует относиться с высокой долей скептицизма, - сказал Джек Стро. – Оно получено спустя всего четыре дня после того, как вице-премьер Ирака Тарик Азиз сделал диаметрально противоположное заявление, а именно – что они не примут инспекторов без согласования предварительных условий». По мнению британского министра, письмо из Багдада ни в коей мере не отменяет необходимость принятия новой резолюции.

Руководитель группы инспекторов по разоружению Ирака Ханс Бликс в своем заявлении выразил полную готовность обсуждать с иракской стороной практические вопросы возвращения инспекций. По его словам, решение всех проблем, связанных с организацией поездок, займет несколько недель.

Андрей Шароградский: Большинство российских экспертов скептически оценивают американские планы свержения режима Саддама Хусейна. В Москве считают, что необходимо использовать все возможности политического диалога с Багдадом, не прибегая к использованию военной силы. Очевидно, что и лидер Ирака рассчитывает на поддержку Москвы и арабских стран в случае прямого конфликта мирового сообщества с Багдадом. С комментарием – московский журналист Владимир Юрьев.

Владимир Юрьев: Напомню, что требование возвращения международных инспекторов содержится в соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН. Однако в течение четырех лет Саддам Хусейн находил предлоги для того, чтобы нарушать положение резолюции и не допускать возвращения международных наблюдателей в свою страну. Задачей инспекторов ООН в Ираке является осуществление контроля над объектами, на которых может производиться оружие массового поражения. Правда, мнения относительно возможности Ирака в настоящее время производить такое оружие резко расходятся. Если американская администрация во главе с президентом Бушем, а также правительство Израиля не сомневаются в том, что Ирак, если не производит сегодня ядерное, химическое и бактериологическое оружие, то подспудно готовится к его производству. Вчера, например, израильская газета сообщила, что иракский режим собрал группу пилотов-камикадзе, готовых направить загруженные ядерными зарядами самолеты на израильские города. С другой стороны, представители международного агентства по атомной энергии – МАГАТ - отвергли заявление американского президента Буша о том, что Ирак еще в 1998-м году вплотную подошел к созданию атомного оружия. Примерно в таком же духе высказывается бывший глава группы международных инспекторов в комиссии ООН по Ираку Скотт Риттер. Он заявляет, что в Ираке отсутствует оружие массового уничтожения, и эта страна не представляет какой-либо угрозы своим соседям. По словам Риттера, Багдад выполнил от 90 до 95% своей разоруженческой программы в период семилетней работы комиссии международных инспекторов. Лично я, к примеру, считаю, что при появлении любой возможности Саддам Хусейн вернется к производству оружия массового уничтожения, такова его сущность. Однако сейчас у него, скорее всего, такого оружия нет. Почему Саддам решил свернуть международных инспекторов? Во-первых, именно потому, что контролеры вряд ли обнаружат что-нибудь запретное. А, во-вторых, багдадский правитель убедился, что без его согласие на возвращение инспекторов ООН никто не поможет ему избежать наказания. Причем он понимает, что на сей раз США не ограничатся бомбежками по военным или промышленным объектам Ирака, как было в 1991-м году во время операции "Буря в пустыне". Теперь американские войска дойдут до Багдада и свергнут Хусейна с трона. И при этом иракскому режиму трудно рассчитывать на международную поддержку или симпатию. Ведь даже те страны, которые выступают против американской военной акции, одновременно требуют от Саддама вернуть международных наблюдателей. Россия, Франция, Германия, арабские страны - все единодушны в признании необходимости возобновления международного контроля в Ираке. Такую позицию разделяет и генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Так что сегодня у Сададма Хусейна имеется единственный выбор – пригласить международных инспекторов вернуться в Ирак и стараться не мешать их работе. Это позволит если не устранить угрозу американского удара, то по крайней мере оттянуть сроки его нанесения и выиграть время для очередного маневра. Альтернатива – потерять все в самое ближайшее время. Вполне понятно, что Саддам Хусейн из двух зол выбрал меньшее. За свою жизнь он всегда боролся изобретательно и самозабвенно, чего нельзя сказать о жизнях других.

Андрей Шароградский: Угроза военной операции против режима Саддама Хусейна проходит на фоне другого еще не законченного вооруженного конфликта. Над этой темой сегодня работала моя коллега Ирина Лагунина. Какую позицию занимает Афганистан по вопросу вооруженной акции против Саддама Хусейна? Вопрос лидеру афганского правительства Хамиду Карзаю:

Хамид Карзай: Афганистан пытается сейчас выйти из военной, конфликтной ситуации. Мы пытаемся сосредоточить внимание и усилия на восстановлении страны, на создании атмосферы внутренней безопасности, на улучшении отношений и связей с другими государствами мира. Что касается Ирака, то мы бы хотели, чтобы этот регион был стабильным и безопасным и чтобы в этой стране был режим, которого хочет сам иракский народ.

Ирина Лагунина: И тем не менее, ситуация в самом Афганистане пока слишком нестабильна. По-прежнему продолжаются отдельные операции американских спецподразделений против групп "Аль-Каиды", по-прежнему порядок поддерживается в основном военными. Американские представители, например, нередко выступают посредниками в спорах и вооруженных столкновениях между местными полевыми командирами, так называемыми военными князьями. Если начнется операция против Ирака, то Афганистан уже не будет находиться в фокусе американского внимания. Мнение Хамида Карзая, не окажет ли вооруженная акция в Ираке влияние на Афганистан?

Хамид Карзай: Не думаю, потому что во время разговоров между лидерами здесь, в ООН, вопрос об Афганистане оставался главным вопросом.

Ирина Лагунина: А в том, что касается расстановки сил и спокойствия внутри страны? Значительная часть населения Афганистана была не полностью удовлетворена результатами всеафганского собрания, Лойи Джирги этим летом…

Хамид Карзай: Думаю, что после 23-х лет войны эта Лойя Джирга прошла очень успешно. На ней присутствовали полторы тысячи афганцев, включая женщин, тысяча из них были избраны непосредственно народом, и они голосовали за нынешнюю власть. Конечно, были пожелания, которые нам пока не удалось воплотить в жизнь. Например, создать парламент. Но мы надеемся вскоре сформировать законодательный орган страны. Настроения людей не сильно отличаются от моего собственного настроения. Временами и мне хочется взять молоток или плуг и начать самому пахать. Но действительность выглядит иначе. Для того, чтобы создать страну, требуются время и усилия. Нам всем придется запастись терпением, но, конечно, в какие-то моменты нам придется спешить с выполнением наших проектов.

Ирина Лагунина: В начале сентября на Хамида Карзая было совершено покушение. В городе Кандагар одетые в военную форму люди открыли огонь по его автомобилю. Трое из них были убиты в ходе перестрелки. Сам Карзай не пострадал. Но как он лично пережил это покушение на его жизнь? Не отчаялся ли он?

Хамид Карзай: Нет, Бог хранит меня.

Ирина Лагунина: Интервью с главой переходного афганского правительства Хамидом Карзаем было записано в Нью-Йорке корреспондентом Радиостанции Свободный Афганистан Назирой Карими.

Андрей Шароградский: Перспектива конфликта с Ираком повлекла значительное повышение мировых цен на нефть, которые на прошлой неделе поднялись до высшей за последний год отметки – двадцати девяти долларов за баррель. Как могут повести себя цены на энергоносители в ближайшее будущее, какие факторы могут оказать основное влияние на них и какие выводы стоит сделать потребителям и производителям. Об этом наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с американским аналитиком сотрудником Вашингтонского института Кейто Джерри Тэйлором.

Юрий Жигалкин: Насколько тревожным фактором для Соединенных Штатов может оказаться резкий подъем цен на нефть? Многие опасаются, что дороговизна энергоносителей может нанести сильный удар по экономике США и даже спровоцировать рецессию, если не кризис.

Джерри Тэйлор: Цены на нефть росли в течение года главным образом из-за опасений относительно назревающего конфликта с Ираком. Это, если можно так выразиться, нормальная реакция мировых рынков на нестабильность в зоне Персидского залива. Причиной роста цен в таких ситуациях становится не дефицит нефти, а чисто психологическое беспокойство, компании пытаются запастись нефтью впрок на всякий случай. Можно с большой долей уверенности предсказать, что в ближайшее время цены будут взбираться вверх до тех пор, пока окончательно не разрешится конфликт с Ираком. Но военная операция, даже первые выстрелы, как это звучит ни странно, может успокоить рынки, поскольку начало военных действий возродит надежду на то, что свержение режима Саддама Хусейна вернет в число стабильных экспортеров Ирак. Я знаю, что трейдеры ожидают, что если иракская кампания будет развиваться успешно, цены на нефть упадут до 16-17 долларов за баррель. А в случае прихода к власти в Ираке прозападного правительства можно говорить и о дальнейшем падении цен на энергоносители.

Юрий Жигалкин: То есть, вы считаете, что рост цен на нефть не представляет большой опасности, а даже наоборот, может является преддверием их скорого падения?

Джерри Тэйлор: Я не думаю, что существует серьезная опасность того, что высокая стоимость энергоносителей столкнет мировую экономику к рецессии. Нельзя, например, забывать, что на закупки нефти приходитсяничтожная часть валового национального продукта ведущих стран, в США это лишь три процента. Даже несуразно высокие цены на нефть не могут оказаться столь значительного влияния на экономическую ситуацию в мире. Скажем, в восемьдесят третьем году баррель нефти стоил сорок долларов в пересчете на сегодняшние доллары, тем не менее, рост американской экономики составил четыре процента.

То есть, можно понять среднестатистического американца, который не хочет платить лишние два доллара за то, чтобы заполнить бензином бак автомобиля, но в перспективе свержение режима Саддама Хусейна, которое, скорее всего, неизбежно приведет к падению цен на нефть. Традиционно, цены на нефть подвержены серьезным колебаниям, но долговременная траектория кривой цен был благоприятна для потребителей.

XS
SM
MD
LG