Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто претендует на победу на предстоящих всеобщих выборах в Германии?


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Евгений Бовкун и Джованни Бенси.

Андрей Шароградский: В пятницу в германии официально закончилась предвыборная борьба. После целого ряда драматических эпизодов избирательно марафона общественность и пресса ФРГ готовы к любым неожиданностям. Рассказывает наш корреспондент в Бонне Евгений Бовкун.

Евгений Бовкун: За полтора дня до выборов в Германии каждый готовится к возможным неожиданностям по-своему. Администрация Боннского музея германской истории заранее оформила две витрины на случай победы «красно-зеленых» или консерваторов с либералами. После подсчета голосов одна из них будет установлена в новом помещении. Но место нынешнему правительству там зарезервировано при любых обстоятельствах. В редакциях ряда газет заранее заготовлены болванки для передовиц. Они могут начинаться так: «Германия выбрала перемены. Правительство Шредера потерпело поражение в области экономической политики и на рынке труда. Бюргеры ожидают от канцлера нового подъема». Но текст может быть и другим: «Время для перемен еще не настало. Шредер, несмотря на ряд неудач, смог опереться на известные достижения. На рынке труда не все в порядке, но избиратели надеются на подъем экономики». Конец цитаты. И только полиция, независимо от исхода голосования, занимается одним и тем же: снимает предвыборные плакаты, поврежденные хулиганами, заводя уголовные дела. В одном Берлине повреждено более тридцати тысяч плакатов, почти исключительно – с изображениями консервативных и либеральных политиков. Наблюдатели связывают это с социальным происхождением и политическими симпатиями хулиганов. Политологи перестали интересоваться результатами опросов, заказываемых, как правило, правительством, партиями или средствами массовой информации. Они ждут предварительных цифр после закрытия первых избирательных участков, чтобы определить наметившуюся тенденцию. Но с этим, как и с передовицами в газетах, могут возникнуть трудности. Более шестидесяти миллионов граждан ФРГ имеют право голосовать, но многие, очевидно, не захотят им воспользоваться. Кроме того, не исключено, что избиратели распределят свои симпатии между основными политическими силами чересчур равномерно. И тогда все будет зависеть от поведения либералов и ПДС, но последняя может оказаться за бортом. Шансы пройти в Бундестаг по партийным спискам, перешагнув пятипроцентный барьер, у нее невелики. А уверенно выиграть ПДС может только два прямых мандата и тогда будет представлена в Бундестаге двумя депутатами. Только при наличии трех прямых мандатов она получит статус группы с автоматическим увеличением мест в парламенте. В последнюю минуту могут потерять набранные очки социал-демократы и либералы. Первые из-за антиамериканских высказываний министра юстиции Дойблер-Гмелин, вторые из-за новых антиизраильских реплик дюссельдорфского политика Мёллемана. Нынешние выборы в Бундестаг считаются самыми напряженными после сорок девятого года.

Андрей Шароградский: В завершение этой темы – комментарий нашего обозревателя Джованни Бенси.

Джованни Бенси: Перед немцкими избирателями стоит нелегкая задача: кого выбирать - Переизбирать ли нынешнего канцлера Герхарда Шредера, значит отдать свои голоса за Социал-демократическую партию или доверять кандидату от оппозиции Эдмунду Штойберу и голосовать за христианско-демократический и христианско-социальный союз? Судя по всему, мнения разделены поровну. Согласно последним опросам общественного мнения, за Шредера высказываются 37% избирателей, и за Штойбера 37,3%. В этом случае кандидат от двух христианских партий оказался бы победителем, хотя и с незначительным перевесом. Неуверенность избирателей можно понять. На самом деле, пожалуй, впервые в истории демократической Германии нет решающих аргументов в пользу того или иного кандидата. У страны, конечно, много проблем, прежде всего безработица. Но в условиях глобализации многие из этих проблем зависят от мировой конъюнктуры, и решить их не под силу ни одному канцлеру. Конечно, Шредер еще в начале своего мандата совершил ошибку. Он торжественно обещал, что сумеет существенно сократить число безработных, но это обещание не сдержал. А теперь Штойбер широко использует этот аргумент против него, но и он не в состоянии выдвигать убедительную программу по борьбе с этим злом. Состоялось уже два телевизионных поединка обоих кандидатов, но ни Шредер, ни Штойбер не сумели склонить на сторону большинство избирателей. В поисках новых аргументов Шредер открыл внешнюю политику, которая никогда не играла важную роль в прежних предвыборных кампаниях. Используя распространенный в народе страх перед войной, Шредер осудил американские планы по атаке на Ирак и сказал, что Германия не будет участвовать в военных операциях против Саддама Хусейна. Полемика с Соединенными Штатами, традиционно главным союзником Германии приобрела такую остроту, что министр юстиции ФРГ госпожа Дойблер Гмелин сравнила президента Буша с Гитлером и его планы относительно Ирака с агрессивной политикой нацистской Германии. Это вызвало возмущение в США и попытку самой Дойблер Гмелин изобразить дело так, как будто ее неправильно поняли. Но подобные словесные эксцессы можно объяснить только стремлением драматизировать ситуацию и произвести впечатление на избирателей остротой высказываний. Экономическая конъюнктура в Германии характеризуется большим количеством банкротств, в том числе и крупных фирм. Это такое зло, с которым Шредер безуспешно пытался бороться. Штойбер, который является министр-президентом, то есть премьером земельного, то есть областного правительства Баварии, может хвастаться тем, что в его земле наименьшее число безработных. Но Бавария – земля с наибольшим процентом банкротства, что, конечно, не говорит в его пользу. Таким образом, в воскресенье немецкие избиратели будут стоять перед избирательными урнами наедине со своей совестью.

XS
SM
MD
LG