Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первая мировая война по-прежнему остается предметом пристального изучения


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимает участие историк Александр Безбородов.

Андрей Шарый: 90 лет назад началась Первая мировая война. 1 августа Германия объявила войну России, 3 августа - Франции, 4 августа в войну вступила Великобритания. События тех лет по-прежнему остаются предметом пристального изучения историков. О современном взгляде на события начала XX века и начало Первой мировой войны мой коллега Арслан Саидов беседовал с директором Историко-архивного института Российского Государственного Гуманитарного университета Александром Безбородовым.

Александр Безбородов: Конечно, сегодня внешняя канва, порядок объявления войны друг другу великих держав в Европе каким-то образом отходит на второй план, на мой взгляд. В первую очередь исследователей, политических деятелей интересует, каков механизм возникновения конфликта глобального масштаба, то есть Первой мировой войны. Ибо слишком много на земле сейчас неспокойного, и всегда есть опасение, что из локальной войны вспыхнет что-то более страшное. Известно, что Германия, если углубляться в научную канву, давала возможность российскому императору еще и еще раз подумать, не спешить с развертыванием войск и так далее. Но император Николай II был совершенно непреклонен в данном случае, и к мировой войне шли совершенно неуклонным образом, я бы сказал. Поэтому механизм возникновения Первой мировой войны очень важен. Это тот случай, когда дипломатия была решительно отодвинута на второй план, и политическая воля выражалась только в том, чтобы каждому крупному деятелю мирового масштаба в то время показать свой характер, свой норов политический, я так считаю. Ну, вот и результат.

Но это только одна сторона, конечно. Другая - это противоречия глубинные были, очень серьезные, между Россией и Германией. И противоречия очень разных уровней. У России были колоссальные интересы в одной части Европы, и неким образом у Германии они тоже стали формироваться в очень серьезные политические амбиции где-то в том же регионе приблизительно - так бы я сказал.

Арслан Саидов: Александр Борисович, на ваш взгляд, остаются ли актуальными уроки Первой мировой войны? Можно ли утверждать, что начало многим современным конфликтам было положено в августе 1914 года?

Александр Безбородов: Я думаю, в первую очередь, август 1914 года - это своеобразное изменение политического лица Европы. Я вот придерживаюсь точки зрения (и я тут не одинок), что большевистская партия получила дополнительные обороты именно от того, что произошло с августа 1914 года по ноябрь 1918 года. На волне Первой мировой войны партия большевиков очень сильно крепла и спекулировала максимально, получая политические дивиденды по разным направлениям. Я думаю, что такая неосмотрительность крупных политических фигур в тот период дала козыри левым радикалам, экстремистски настроенным людям, маргинальным слоям общества и так далее, которые стали активно возникать в результате военных действий на европейском театре.

Поэтому еще с этой точки зрения надо взглянуть на эту проблему - на социальную сторону, что любая война, любое массовое обнищание, разделение ведет к тому, что власть может оказаться в руках самых экстремистски настроенных, революционно настроенных лидеров, что мы и имели в нашей стране. И это один из самых непосредственных результатов Первой мировой войны. Поэтому я думаю, что недаром сейчас там обращают внимание и на механизмы ее возникновения, и политические условия, международную обстановку и так далее, ибо очень и очень это актуально, вы совершенно правы.

Арслан Саидов: Вообще XX век был веком страшных войн и социальных потрясений. Как вы думаете, человечество извлекло уроки из тех событий? О чем говорят первые годы века XXI-го?

Александр Безбородов: Первая мировая война во многом положила начало разделению мира в том виде, в каком он существовал во второй половине века, - разделению на две мощные противоборствующие части. Во главе одной из них стоял Советский Союз, во главе другой, как известно, Соединенные Штаты Америки. Это противостояние какое-то время назад закончилось, и сейчас новые разломы определились.

Сейчас, скорее всего, на мой взгляд, не вспыхнет конфликт мирового уровня, ибо это смерти подобно, но сползая в череду новых конфликтов, гораздо более тяжелых, чем локальные войны XX века, XXI век воспринял все то страшное и ортодоксальное, что было раньше, в смысле неуступчивости государств друг другу, экстремизма, разделения мира на очень богатых и очень бедных. Все это привело к таким локальным ползучим войнам, но модификации налицо. Я думаю, мировые войны классического образца XX века ушли в прошлое, а на смену им пришли ползучие конфликты, которые пока еще терминологически не оформлены. Пусть сейчас их политики называют террористической деятельностью и так далее, но придет время - и их придется изучать очень и очень глубоко, как мы сейчас изучаем механизм возникновения Первой мировой войны.

XS
SM
MD
LG