Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гуманитарный кризис в суданской провинции Дарфур


Программу ведет Андрей Шароградский. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Ян Рунов.

Андрей Шароградский: В суданской провинции Дарфур разразился гуманитарный кризис. Совет Безопасности ООН 30 июля потребовал от Судана, чтобы в течение 30 дней арабские ополченцы, которые терроризировали местное население, были разоружены, а лица, совершившие преступления против человечности, преданы суду. В резолюции Совета Безопасности говорится, что в противном случае против Судана будут приняты предусмотренные правилами ООН меры вплоть до торгово-экономических санкций. О кризисе в Судане с американским экспертом беседует наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов.

Ян Рунов: Вот что рассказал о сути конфликта африканист из Совета по международным отношениям Принстон Лиман.

Принстон Лиман: В результате политического конфликта на Западе Судана в провинции Дарфур между повстанческими группами, в большинстве состоящими из чёрных суданцев, которых притесняли центральные власти, и местными арабскими вооружёнными формированиями, созданными при содействии исламского правительства страны, произошла гуманитарная катастрофа. Арабским боевикам никто не запрещает убивать, насиловать людей, сжигать их дома. И вот мир оказался перед лицом одного из самых страшных гуманитарных кризисов: в Дарфуре более миллиона человек стали беженцами. Это гигантский кризис...

Ян Рунов: Как реагирует на это мир?

Принстон Лиман: Боюсь, что ООН реагирует слишком робко. Совет Безопасности не может прийти к соглашению по поводу силового ответа, не может даже применить экономические санкции против суданского режима, потому что свои интересы есть в Судане у Китая, у России, у Франции, которая, в принципе, против санкций. Так что резолюция, принятая 30 июля, символически важна, но беззуба. Гуманитарная программа не учла истинных размеров бедствия, и помощи не хватает даже тем, кто в зоне досягаемости. Западные страны вряд ли примут в Дарфуре такие же меры, какие были приняты в Косово, когда самолёты НАТО бомбили Сербию. Хотя между косовским кризисом и дарфурским немало общего. Но Африка не Европа. Как показала раньше история с геноцидом в Руанде, европейцы очень неохотно вмешиваются африканские дела. А тут речь идёт о конфронтации с правительством Судана, в котором большинство населения - мусульмане.

Только страны Африканского союза направили в район кризиса 90 наблюдателей под защитой 300 солдат. Теперь Африканский союз рассматривает возможность отправки крупного военного контингента, может быть, до 2 тысяч солдат. Но этого количества конечно же мало, чтобы разоружить арабских ополченцев. Это должно сделать правительство Судана. Межафриканские миротворцы могут защитить лагеря беженцев, но не в состоянии заставить разоружиться бродячие банды боевиков.

Ян Рунов: Так считает Принстон Лиман из Совета по международным отношениям.

В отличие от европейцев, американцы прямо выразили свою позицию, когда Конгресс Соединенных Штатов принял резолюцию, прямо объявляющую кризис в Дарфуре геноцидом. Впрочем, никто не знает, что из этого следует и на какие меры наказания Судана может пойти мировое сообщество.

Андрей Шароградский: Итак, кризис в Судане, который многие наблюдатели считают самым серьезным гуманитарным кризисом в мире на сегодняшний день, вспыхнул после того, как более миллиона чернокожих суданцев были изгнаны из своих домов арабскими ополченцами из военизированной группировки "Джанджавид". По данным ООН, с начала конфликта в прошлом году в Судане погибли не менее 50 тысяч человек. Члены "Джанджавид" обвиняются в массовых убийствах, изнасилованиях и грабежах. Совет Безопасности ООН на прошлой неделе принял резолюцию, в которой дал Судану 30 дней на разоружение арабских ополченцев, угрожая в противном случае ввести санкции против этой страны. В ответ правительство Судана заявило, что любое иностранное военное присутствие будет рассматриваться как вторжение, однако дало понять, что намерено выполнить резолюцию.

Хотя правозащитная организация "Human Rights Watch" документально доказала, что именно суданское правительство и вооружало "Джанджавид", официальный Хартум продолжает отрицать это, утверждая, что кризис спровоцировали повстанцы в Дарфуре. Вот что заявил в интервью Радио Свобода исполнительный директор отдела Африки "Human Rights Watch" Питер Такирамбудде.

Питер Такирамбудде: В целом резолюция учитывает некоторые соображения, с которыми мы выступили. Наша задача состояла в первую очередь в том, чтобы как-то улучшить чудовищную ситуацию с правами человека, ответственность за которую, по нашему мнению, несет правительство Судана, поскольку именно оно поддерживало вооруженные отряды, проводящие рейды в деревнях Дарфура. И Совет Безопасности ООН потребовал от правительства, чтобы оно выполняло взятые на себя обязательства и разоружило милицейские отряды, наказало ответственных за преступления и прекратило массовые нарушения норм международного права. Это само по себе успех, шаг в правильном направлении. Но, конечно, этого недостаточно. Мы действительно выступили с конкретными предложениями, и если бы их осуществили на практике, то ситуация в Дарфуре значительно бы улучшилась.

Андрей Шароградский: В то же время резолюция Совета Безопасности не до конца учитывает предложения правозащитников. О том, какие конкретно предложения не были включены в резолюцию, Питер Такирамбудде.

Питер Такирамбудде: Одно из них состояло в том, что недостаточно просто призывать правительство разоружить милицейские отряды. Надо изначально признать, что правительство и милиция - это одно и то же, это не два разных центра силы. Милиция работает на правительство Судана. Мы также хотели бы, чтобы в документе напрямую говорилось о необходимости прекратить этнические чистки и развернуть процесс вспять, дать возможность беженцам вернуться в места проживания. Мы бы хотели, чтобы запрет на передвижение распространялся не только на милицейские части, но и на воинские подразделения суданской армии и полиции, ведь именно официальные лица в правительстве не несут ответственность за создание вооруженных милицейских отрядов, за то, что у них есть обмундирование и оружие. И то, что эти вооруженные отряды смогли беспрепятственно действовать в регионах Дарфура, - это прямая ответственность правительства Судана.

Мы хотели бы, чтобы международное сообщество создало независимую комиссию для расследования происшедшего и преступлений против человечности. Еще озабоченность вызывает то, что до сих пор не представлен на должном уровне Африканский союз, а именно Африканский союз должен был разместить наблюдателей и силы безопасности в Дарфуре. Сейчас в регионе вооруженные силы Африканского союза минимальны и просто неадекватны для того, чтобы защитить гражданское население. На самом деле их мандат ограничен тем, что они охраняют наблюдателей, которые контролируют соблюдение перемирия. Так что ни по своему количеству, ни по мандату они ничего не могут сделать для того, чтобы хоть как-то улучшить и гуманитарную ситуацию, и ситуацию с правами человека в провинции.

Андрей Шароградский: Африканский союз рассматривает сейчас вопрос об отправке в Судан двух тысяч военных. Суданские власти утверждают о готовности к сотрудничеству, однако официального соглашения о размещении миротворцев пока нет. Предполагается, что в функции миротворческого контингента будет входить разоружение арабских ополченцев, обеспечение защиты мирных жителей и помощь в доставке гуманитарной помощи.

Франция разместила на днях дополнительно 200 своих военнослужащих в Чаде, на границе с Суданом, где находятся лагеря беженцев из Дарфура. Французские официальные лица заявляют, что этот контингент будет действовать сообща с армией Чада, чтобы обеспечить спокойствие на границе и доставку помощи 180 тысячам беженцев. В то же время наблюдатели отмечают, что протяженность чадо-суданской границы более 1200 километров в труднодоступной местности, и размещение там 200 миротворцев - скорее символический шаг.

XS
SM
MD
LG