Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Келли. За ходом слушания следят наши лондонские корреспонденты


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юлия Остроухова и Наталья Голицына, которая беседует с Найджелом Уэстом, исследователем, бывшим членом британского парламента.

Владимир Бабурин: В Лондоне завершилась первая неделя официального расследования по делу о самоубийстве Дэвида Келли – советника Министерства обороны Британии, оказавшегося в центре скандала между кабинетом министров и телерадиовещательной корпорацией ВВС. Поводом для скандала, напомним, послужил репортаж журналиста Эндрю Гиллигана, в котором он обвинил правительство в фабрикации доклада по иракскому оружию массового поражения.

Комиссию, расследующую обстоятельства смерти Дэвида Келли, возглавляет лорд Хаттон. Репортаж корреспондента Радио Свобода в Лондоне Юлии Остроуховой.

Юлия Остроухова: Первая неделя слушаний по делу о самоубийстве правительственного советника Дэвида Келли показала, что ученый действительно являлся главным источником журналиста Эндрю Гиллигана, репортаж которого стал причиной громкого скандала между правительством и Би-би-си. Он также являлся ключевой фигурой в подготовке доклада об иракском оружии массового поражения.

Возглавляющий расследование Лорд Хаттон заслушал показания главных свидетелей со стороны Би-би-си, в том числе журналиста Эндрю Гиллигана и его коллег Сьюзен Уоттс и Гавина Хьюта . Гиллиган подтвердил, что Доктор Келли обвинял администрацию Тони Блэра в "фабрикации" досье, которое стало основанием для начала войны в Ираке.

Свою встречу с Келли, которая состоялась 22 мая, Гиллиган законспектировал в своем органайзере. Цитирую: " Доклад изменен за несколько недель до публикации, чтобы сделать более привлекательным; 45 минут - классика; большинство вещей в досье базировалось на информации двух источников, но здесь был только один источник: большинство представителей разведки этому вовсе не радовались, потому что это не отражало той точки зрения, которую они пытались донести".

Однако в ходе допроса журналиста не появилось подтверждений тому, что сведения о "45-минутной угрозе" со стороны Ирака были включены в правительственное досье против воли спецслужб, не говоря уже о достоверности этой информации.

Как заявил Мартин Говард, заместитель начальника оборонной разведки, одного из подразделений Минобороны, информация, была получена из единственного, но "достоверного источника", имя которого не разглашается. Предполагаемая скорость способности Ирака подготовить для удара оружие стала основанием для выводов, что Ирак представляет собой неминуемую угрозу.

В то же время, отметил Говард, два офицера британской разведки, имена которых также не разглашаются, доносили до правительства свои сомнения в необходимости придания такой важности факту этой "45-минутной угрозы". Их озабоченность была вызвана отсутствием полной уверенности в том, что Саддам действительно может развернуть биологическое или химическое оружие в указанный промежуток времени.

Шокирующим моментом в ходе первой недели заседаний стали показания Сьюзен Уоттс, редактора научной программы Newsnight. Уоттс заявила, что она вынуждена была раскрыть имя своего источника доктора Келли в результате давления со стороны ее начальства.

Уоттс также предоставила суду аудиозапись своего разговора с советником, подтверждающую показания Гиллигана. Келли действительно выступал с обвинениями в адрес правительства об использовании неподтвержденной информации секретных служб для доклада по запрещенному оружию.

Журналистка заявила суду, что знала Келли не первый год и у нее сложилось свое мнение о надежности этого источника. Цитирую: «В последнее время Доктор Келли сильно увлекся критикой правительства нежели своими прямыми обязанностями»

Бывший советник кабинета министров Тим Аллан в интервью Би-би-си сообщил, что не считает показания Гиллигана весомыми, и что журналист опубликовал бы материал в любом случае, зная даже о том, что это липа.

Руководство Би-би-си так запуталось, что они сами теперь не могут точно сказать, достоверна ли была информация. Кроме того, после инцидента с Келли они заявили, что будут теперь проверять каждый свой источник прежде , чем опубликовывать материал, независимо от занимаемого им поста.

В завершающий на этой неделе день слушаний показания давали представители министерства обороны. Непосредственный начальник Доктора Келли в Минобороны Брайн Уеллс заявил суду, что именно глава министерства Джеф Хун распорядился допросить Доктора Келли публично, прежде чем он предстанет перед специальной комиссией нижней палаты парламента. Также Уэллс сообщил суду, что никогда не слышал от советника каких-либо жалоб на работу министерства и что советник поставил в известность министерство о своей встрече с репортером Би-би-си. Он отрицал, что являлся главным источником и выступал с обвинениями правительства в приукрашивании досье.

Согласно документам предоставленным министерством обороны Келли заявлял, что о "45-минутной угрозе" и возможной причастности к фабрикации информации кабинетом министров первым заговорил Гиллиган.

Расследование продолжается, однако как считает оппозиция, оно не сможет дать ответ на главный вопрос о достоверности доклада по иракскому оружию?

Пресс-секретарь движения «Остановите Войну» Эндрю Берган, которое организовало многомиллионную демонстрацию в Лондоне и других городах Великобритании 15 февраля, считает, что расследование слишком узкое и необходимо провести независимое расследование только по досье об иракском оружии и действий правительства.

Эндрю Берган: Необходимо восстановить картину событий предшествовавших началу войны в Ираке и выяснить на основании каких данных войска были отправлены в Багдад. Большинство населения было против начала военных действий, о чем свидетельствуют миллионы протестующих не только в Англии, но и других странах по всему миру. А теперь выясняется, что правительство могло само сфабриковать досье как им на то было угодно, заявив о неминуемой угрозе. Войска могли быть отправлены на основании лживого доклада. И мы считаем, что необходимо установить истину.

Юлия Остроухова: Движение Остановите Войну заявило о намерение провести очередной массовый митинг, теперь уже с требованием вывести войска с территории Ирака, который намечен на 27 сентября.

Владимир Бабурин: Одна из ключевых проблем дела доктора Келли – взаимоотношения между государственными структурами, в том числе специальными службами, и журналистами. Найджел Уэст – бывший член британского парламента, историк разведки и автор многочисленных книг, в том числе бестселлера "Самые большие секреты холодной войны". Сегодня в престижном лондонском еженедельнике Спектэйтор опубликована статья Найджела Уэста о расследовании обстоятельств гибели доктора Келли. С британским исследователем беседовала корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Наталья Голицына: Комиссия лорда Хаттона пытается выяснить, что говорил Дэвид Келли журналистам и как он комментировал опубликованное правительством досье по Ираку. А что представляет собой это досье?

Найджел Уэст: Было два досье по Ираку, подготовленных разведкой. Первое досье состоит из трех частей: введения, написанного самим премьер-министром, основных выводов и третьей части - полного текста доклада. В этом спорном документе, опубликованном в сентябре прошлого года, говорится о доказательствах того, что Саддам Хусейн возобновил программу разработки ядерного оружия и пытался получить его компоненты и обогащенный плутоний в Африке. Кроме того, в этом документе утверждалось, что Саддам довел свою программу разработки ядерного оружия до такого уровня, что оно могло быть развернуто в течение 45-ти минут после получения его приказа. Сейчас нам известно, что оба эти пункта не соответствовали действительности. Единственный иракский источник информации, указывающий на 45-минутную готовность, имел в виду отрезок времени, необходимый для получения приказа Саддама соответствующими подразделениями. Что же касается попыток Ирака заполучить обогащенный плутоний, то уже доказано, что эта часть документа являлась фальшивкой.

Наталья Голицына: Насколько точно, с вашей точки зрения, журналист Би-би-си Эндрю Гиллиган передал в своем материале мнение доктора Келли об этом документе?

Найджел Уэст: Полагаю, что из свидетельств, полученных в ходе расследования комиссии лорда Хаттона становится очевидно, что Дэвид Келли был источником информации для трех журналистов Би-би-си и что он высказывал в беседе с ними обеспокоенность и опасения разведывательного сообщества; их, как нам стало известно, разделяют по крайней мере двое его коллег из военной разведки министерства обороны. Свою обеспокоенность они выразили в письме правительству. Из показаний, выслушанных комиссией лорда Хаттона, вытекает также, что доктор Келли был далеко не откровенен, когда отвечал на вопросы в парламентской комиссии по иностранным делам.

Наталья Голицына: Что же все-таки заставило доктора Келли покончить жизнь самоубийством?

Найджел Уэст: Основываясь на том, что сейчас стало уже очевидным, Келли не давал полных и правдивых ответов на вопросы парламентской комиссии по иностранным делам. Возможно, также, что он испытывал серьезное давление в связи с этими показаниями. Не исключено также, что ему угрожало его начальство в министерстве обороны.

Наталья Голицына: Тем не менее, это было именно самоубийство?

Найджел Уэст: Насколько мне известно, всё говорит в пользу версии самубийства. При этом необходимо отметить, что способ его ухода из жизни кажется довольно странным. Я беседовал с двумя врачами, которые считают маловероятным, что человек может скончаться от одной-единственной раны на руке. Обычно при самоубийстве в теплой ванне проходит два-три часа, прежде чем человек истечет кровью.

Наталья Голицына: Господин Уэст, насколько оправданной вам представляется позиция Би-би-си в этой деле?

Найджел Уэст: Полагаю, что позиция Би-би-си совершенно оправдана. Ведь очевидно, что основные утверждения корпорации, которые вызвали такую обеспокоенность разведки в связи с содержанием двух досье по Ираку, сейчас уже полностью доказаны. Также очевидно, что правительство организовало мощную кампанию по очернению доктора Келли, стремясь доказать, что у него не было доступа к секретным досье по Ираку, что он был не более чем фантазёром, что он вообще был мелкой сошкой в министерстве. Всё это, на мой взгляд, говорит о том, что правительство использовало в этой кампании грязные политтехнологии.

XS
SM
MD
LG