Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Последствия беспрецедентной жары во Франции


Программу ведет Андрей Шарый. Он беседует с Семеном Мирским.

Андрей Шарый: "Число людей, скончавшихся во Франции в результате беспрецедентной жары, возможно, достигает пяти тысяч человек", - заявил французский министр здравоохранения Жан-Франсуа Маттеи. На линии прямого эфира - наш корреспондент во Франции Семен Мирский. Прежде всего, Семен, я задам вам эмоциональный вопрос, он связан с теми кадрами, которые я, как и многие телезрители, видел в эти дни: вот эти ужасные картины, как устраивают временные морги где-то во Франции, в Париже, неужели ситуация так драматична, и в этой громадной стране нет соответствующих мощностей, чтобы принять такое количество умерших?

Семен Мирский: Кадры, которые вы, как и я, видели действительно ужасны и не делают чести такой стране, как Франция, стране с высокими технологиями, высоко цивилизованной и достаточно богатой, и, тем не менее, это факт. Так что аргументы и тех, и других достойны самого пристального внимания, самого тщательного анализа - как такое могло произойти.

Андрей Шарый: Министр здравоохранения Франции Маттеи заявил, что правительство не было своевременно оповещено о возможных последствиях катастрофической жары - как такое могло случиться, что об этом говорят в Париже?

Семен Мирский: Видите ли, министра, который сам по профессии врач, упрекают в одной элементарной вещи, но она не столь однозначна, как может показаться, а именно, что он не сумел предвидеть опасность для жизни больных и престарелых людей, которая связана со скачком температуры воздуха до 40 градусов, а в ряде случаев и выше. Жан-Франсуа Маттеи говорит в свое оправдание, что он не всеведущ, и что его не информировали вовремя о необычайно высокой смертности, зарегистрированной после начала волны экстремальной жары, начавшейся как известно 30 июля. И сегодня в понедельник, на фоне именно этого заявления министра, что его, мол, вовремя не информировали, полетела первая голова - речь идет об отставке генерального директора министерства здравоохранения профессора Люсьена Денаима. Что же касается сути самого заявления министра здравоохранения, то я думаю, и не только я, что в ближайшие дни и недели ему будет очень трудно удержать эту линию защиты, хотя бы по той причине, что уже в первую неделю августа, когда морги французских больниц и похоронных бюро оказались переполнены, когда количество вызовов "Скорой помощи" возросло в 3-4 раза по сравнению с обычной ситуацией, у министра здравоохранения были все причины, чтобы начать действовать быстро и решительно, как подобает действовать в чрезвычайной ситуации.

Андрей Шарый: Семен, а как получилось так, что эти ужасные цифры о количестве погибших стали известными только сейчас, я помню, что скачок был очень резким, говорили сначала о сотне погибших, а потом сразу о тысячах. Кто-то скрывал эти данные, или это какая-то особенность статистики французской медицины?

Семен Мирский: Разумеется, поскольку речь идет о смертности среди людей больных и главным образом пожилых, то правительство Франции, точнее министерство здравоохранения, вероятно, не отреагировало вовремя, сочтя, что, мол, пожилым и старым людям свойственно умирать, и никто кроме самоубийц не выбирает дату своей кончины. Надо сказать, что вопреки тому, что говорит Жанс Франсуа Маттеи об аномалии, которая была очевидна, заявления раздавались уже через 5-6 дней после начала необычайной жары, о которой мы с вами говорили. Так эти заявления прозвучали и на волне Радио Свобода, заявление в таком духе сделал президент Французского комитета красного креста, а также генеральный директор парижской "Скорой помощи", которого озадачила а потом и привлекла внимание именно необычайно высокая смертность среди пожилых людей. К сказанному надо добавить что, конечно, скандал, о котором мы говорим, сегодня приобретает все более политическую окраску. И вот самое жесткое заявление, сделанное представителем оппозиционном Социалистической партии Франции: "Когда люди умирали тысячами, правительство было в отпуске".

Андрей Шарый: Семен, как раз по этому поводу мой последний вопрос: премьер-министр Франции Рафаррен заявил о том, по-моему, это заявление воскресное, или сегодняшнее, понедельничное, о том, что он берет под личный контроль ликвидацию последствий всего этого ужаса. По вашему мнению, что говорят в Париже по этому поводу, не слишком ли это запоздалое заявление, ведь сейчас уже мало что можно сделать?

Семен Мирский: Да, можно сказать, запоздалое, те, кто скончался, их уже, разумеется, не воскресить, к сказанному Рафарреном добавлю еще одно, очень такое личное его заявление: "Мне очень тяжко выслушивать подобные обвинения, основанные не на трезвом анализе причин катастрофы, а на презумпции заведомой виновности правительства".

XS
SM
MD
LG