Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Задержание Владимира Гусинского - реакция на него в России и в мире


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: телевизионный журналист Виктор Шендерович, обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева, корреспондент РС в Афинах Сократ Грамматикопулос.

Андрей Шарый: Предприниматель Владимир Гусинский останется под стражей до рассмотрения дела о его экстрадиции из Греции в Россию, обвиняющую бывшего владельца телекомпании "НТВ" в хищении 250 миллионов долларов. Гусинский был задержан в аэропорту Афин в конце минувшей недели. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в греческой столице Сократ Грамматикопулос:

Сократ Грамматикопулос: Бизнесмен Владимир Гусинский останется под стражей. Таков главный результат встречи задержанного в Греции бывшего российского медиа-магната с прокурором. Господин Гусинский предстал перед прокурором Йоргасом Власисом, который заявил, что рассмотрение дела не в его компетенции. Как заявил министр печати Христос Протопас, правительство Греции не имеет никакого отношения к делу, и теперь решение судьбы бизнесмена целиком в руках правосудия. После встречи с прокурором Владимир Гусинский остался под стражей и был направлен в знаменитую греческую тюрьму "Коридалло", где среди прочих содержатся террористы из организации "17 Ноября" и российский криминальный авторитет Владимир Татаренков.

Ранее власти вынуждены были устами министра печати Христоса Протопапаса признать, что никакого ордера Интерпола на задержание бывшего российского медиа-магната не существует. Арест произведен "на основании ордера, выданного Россией, и двустороннего российско-греческого соглашения о правовом сотрудничестве", - заявил государственный чиновник журналистам. Соглашение было подписано в мае этого года. Стало известно, что представители российской прокуратуры уже прибыли в Грецию для выяснения обстоятельств и подготовки необходимых документов.

Андрей Шарый: Об истории давления на бизнесмена Владимира Гусинского и о положении, в котором он оказался сейчас, говорит телевизионный обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева:

Анна Качкаева: Новый телевизионный сезон начинается с ареста. С ареста опального и бывшего российского медиа-магната Владимира Гусинского. По сути дела, претензий к Гусинскому быть уже не должно. Сделка по продаже активом "Медиа-Моста" "Газпрому" была завершена в июле прошлого года. "Газпром" ровно год назад заявил, что претензий к Гусинскому не имеет. Испанский суд, который тоже два года назад решал дело об экстрадиции медиа-магната, тогда признал это дело политическим и России Гусинского не выдал. Генеральный секретарь Интерпола Рональд Нобл в июле 2001-го года так и заявил: "Дело в отношении руководителей "Медиа-Моста" имеет преимущественно политический характер и не подлежит регистрации в наших делах".

Напомню, что преследование Гусинского началось в 2000-м году. Владелец мощной медиа-империи с помощью своих средств массовой информации вступил в конфронтацию с новым президентом, и олигарху тот же напомнили про многомиллионные кредиты Газпрома. Гусинский был первым влиятельным предпринимателем в новой России, который посидел в Бутырке. Потом были "Маски-шоу", суды, обыски, знаменитый протокол номер 6 - свобода в обмен на акции, скрепленный подписью министра Лесина. Летом 2000-го Гусинский покинул Россию и больше на родину не возвращался. В ноябре 2000-го года Генпрокуратура объявила его в международный розыск. Испанское правосудие Гусинского не выдало, но большой бизнес у Владимира Гусинского закончился. В собственности бывшего крупнейшего медиа-собственника сегодня остались издательский дом "Остров", Интернет-сайт Newscom.Ru и спутниковая телекомпания "RTVI" со штаб-квартирой в Израиле. Новости из России для нее делает телекомпания "Эхо-ТВ".

Российская прокуратура и бюро Интерпола до сих пор никак не прокомментировали сам факт ареста Владимира Гусинского. Молчит и российский МИД, хотя Гусинский по-прежнему гражданин России. Даже трое из прежних адвокатов "Медиа-Моста" и Гусинского в России, к которым мы обратились с просьбой объяснить юридические коллизии этого задержания, не захотели публично высказываться. Впрочем, некоторые бывшие сподвижники господина Гусинского тоже взяли паузу. Топ-менеджер одной из российских телекомпаний сказал мне, что не ждет ничего хорошего от истории с Гусинским, под выборы ее вполне можно использовать - подчеркнул мой собеседник. В субботу, когда было объявлено об аресте Владимира Гусинского, программа государственного канала "Вести" открыла свой вечерний выпуск этой новостью. А в программе "Сегодня" "НТВ" сообщение об аресте опального основателя телекомпании появилось на 15-й минуте. Кстати, в октябре 2003-го года "НТВ" исполняется 10 лет.

Андрей Шарый: А сейчас в прямом эфире радио Свобода известный телеведущий телеканалов "НТВ", "ТВ-6", "ТВС" Виктор Шендерович, теперь Виктор и радиоведущий. Виктор, вас не удивила такая прохладная, скупая реакция и журналистов, и политиков, и средств массовой информации на арест Гусинского?

Виктор Шендерович: Да нет, не удивила. Опечалила, но уже как-то немножко по инерции опечалила. Есть в медицине такая штука - запредельное торможение, когда человек теряет сознание от боли, и все, что происходит с нашим обществом, в последнее время напоминает очень этот синдром. В первый раз реагировали так мощно, и так это было остро и больно после нескольких лет свободы и относительного какого-то представления о правах человека, о равенстве перед законом, а за последние 4 года притерпелись очень сильно и притупилось ощущение опасности. Особенно печально, что это касается – я не жду никаких реакций защитного и правозащитного плана от государственных чиновников, но вот свой брат-журналист тоже как-то так подсел. Батарейки подсели очень сильно.

Андрей Шарый: Виктор, вы находите какие-то объективные причины и оправдания, если хотите, тому, что подсели эти батарейки? Или это какие-то субъективные вещи, и вот разговоры о расколе журналистского сообщества, о том, что нет блестящего будущего у свободной прессы в России - они подтверждаются только вот этими событиями последних дней и фактическим молчанием по поводу ареста Гусинского?

Виктор Шендерович: Да, вы знаете, не хочется обобщать слишком сильно. Все-таки приличным и неприличным не может быть сообщество. Это персональное дело каждого. Есть люди, которые реагируют. Есть люди вполне адекватные. Но если говорить о тенденции, то оправданий может быть тысяча. Вопрос в том, что то, что для одного человека вполне достаточное оправдание, для другого все равно непростительный грех. То есть, оправданий не находится, каждый это делает для себя. Для меня очень печально, что молчат многие, для которых Гусинский персонально сделал очень много, не говоря о том, что некоторым он просто сделал биографию, судьбу.

Андрей Шарый: Виктор, вот какой вопрос: вы все эти годы находились внутри этой ситуации, в отличие, скажем, от меня, который следил за ней снаружи. Вот вся эта трехсерийная история с "НТВ", "ТВ-6", "ТВС", тысячи раз уже об этом говорили, я, может, задам сейчас схоластический вопрос, но, тем не менее, он мне очень интересен. Сейчас, когда уже есть какая-то временная дистанция, и вы вспоминаете минувшие события, есть ли какие-то ошибки, которые были совершены бизнесменами, олигархами, журналистами? Такие ошибки, которые оказались роковыми, существенными для развития ситуации, или все равно бы все так и кончилось?

Виктор Шендерович: Задним умом легко быть крепким, а ошибок было много, разумеется. Я бы сказал, что все-таки был некоторый первородный грех во всей этой ситуации, это кредиты "Газпрома" в обмен на второй срок Ельцина, "голосуй или проиграешь". То, в чем участвовала прогрессивная журналистика, участвовала очень активно. И все, что мы хлебаем – это мы расплачиваемся за свой, мягко говоря, не абсолютно нравственный выбор тех дней. Это одна из тем моих рассуждений с моими друзьями, журналистами, что было бы меньшим злом – легальный, законный, честный приход Зюганова в 1996-м году, или вот такое поражение Зюганова. Правильного ответа на этот вопрос нет, потому что то, что произошло сейчас, мы видим, чувствуем на себе кожей, ощущаем кишками, и страна за это платит. Как бы она платила за приход к власти коммунистов - мы можем только догадываться, поэтому нет одного правильного ответа, но вопрос остался.

Андрей Шарый: И еще один вопрос - о роли большого бизнеса в развитии российских средств массовой информации в 90-е годы, как вы считаете, вот этот опыт сосуществования либеральной, прогрессивной журналистики и бизнесменов, таких, как Гусинский, как Березовский, это все-таки полезный опыт, или по большей части горький, я знаю, что вы сейчас ответите, и полезный, и горький, тем не менее, чего больше?

Виктор Шендерович: Полезного. Безусловно, больше полезного. Мы же выбираем в истории, мы играем ту позицию, которая уже стоит на доске. Мы можем ее сыграть лучше или хуже, но она уже стоит на доске, такая позиция, мы не выбираем позицию, с которой играть. А после глухих десятилетий, многих десятилетий глухой советской цензуры, появление различных точек зрения, да, вполне иногда корыстных, да, вполне заинтересованных, те или иные бизнес-элиты, другие элиты, но пусть их будет много. Конечно, олигархия это зло, но тоталитаризм - зло абсолютное. И если уж выбирать – тут выбирать не приходится. Тут все понятно.

Андрей Шарый: И последний вопрос: Виктор, какая из двух версий причин ареста Гусинского, о чем говорится в эти дни, вам представляется более достоверной? Это случайность, или это все-таки последовательное давление на Гусинского, как сигнал того, что эта власть не оставит в покое до тех пор, пока она не оставит камня на камне от людей, которые по каким-то причинам оказались на другой стороне баррикад?

Виктор Шендерович: Вы знаете, еще идя сюда я не слышал последней информации о том, что Интерпол тут не причем. Когда речь шла о первой информации, о аресте по старому ордеру Интерпола, то приходилось выбирать между русской мстительностью и греческим идиотизмом. Но поскольку, как выяснилось, Интерпол тут никоим образом не замешан, к сожалению, вот объективные данные говорят за то, что это мстительность, причем не имеющих уже даже никаких прагматических оснований. Атака на Гусинского трехлетней давности была чудовищно циничной, но за этим была какая-то прагматика. Здесь уже никакой прагматики нет, только биология, это уже страшно.

Андрей Шарый: В завершение темы - обзор американской и западноевропейской печати. Вот почему: в отличие от нашей обычной практики, когда обзор печати мы помещаем в конце программы, сегодня мы сделали исключение, потому что, в отличие от своих российских коллег, западные обозреватели легко отыскали политическую подоплеку в попытке российских правоохранительных органов добиться выдачи из-за границы опального бизнесмена. Обзор подготовил Иван Воронцов:

Иван Воронцов: Американская "Лос-Анджелес Таймс" считает арест Владимира Гусинского в Греции составной частью эскалации российским правительством кампании против олигархов. По мнению аналитика фонда Карнеги Лилии Шевцовой, главный вопрос сейчас: что будет дальше? Арест Гусинского именно сейчас, возможно, не случаен – по крайней мере, часть кремлевской команды настроена в своей борьбе против олигархов решительно – полагает Шевцова. С июля – напоминает "Лос-Анджелес Таймс" - прокуратура проводит масштабное расследование, направленное против Михаила Ходорковского и его компании "ЮКОС". По мнению Лилии Шевцовой, ошибку допустил, правда, и сам Гусинский, который мог предполагать, что Греция для него небезопасна и не ездить туда – пишет "Лос Анджелес Таймс".

"Нью-Йорк Таймс" напоминает читателям историю конфликта Гусинского с российской властью, лишившей его контроля над "НТВ", чтобы заставить замолчать критиков политики Кремля. Расследование в отношении "ЮКОСа" стало как бы эхом старого и затянутого дела против Гусинского, – пишет "Нью-Йорк Таймс".

Экстрадиция Гусинского могла дать новый виток делу, подоплека которого, по мнению многих, в стремлении государства лишить слова оппонентов президента Владимира Путина, – пишет "Уолл-Стрит Джорнел". – Гусинский, основавший часто критиковавшую власть телекомпанию "НТВ", обвиняется сейчас в присвоении принадлежавших государству 250 миллионов долларов. Эти обвинения восходят к конфликту с "Газпромом", который выступал в роли гаранта крупных займов телекомпании. Бежав из России в 2000-м году, Гусинский жил преимущественно в США и Израиле, где разделяют точку зрения бизнесмена о политической мотивированности обвинений в свой адрес – пишет "Уолл-Стрит Джорнел".

"Арест Гусинского, – пишет британская "Файненшел Таймс",– оживил старый политический конфликт между президентом Владимиром Путиным и политически ангажированным бизнесменом, использовавшим свои средства массовой информации для борьбы с ним. Непонятно, что побудило греческие власти использовать ордер на арест трехлетней давности, однако, на фоне растущего напряжения вокруг "ЮКОСа" и приближающих парламентских выборов арест Гусинского вероятно встревожит бизнес-элиту России, опасающуюся за политическую и экономическую стабильность страны – пишет "Файненшел Таймс".

XS
SM
MD
LG