Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокаты Владимира Гусинского представили просьбу греческим органам юстиции об освобождении своего клиента


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимают участи греческий журналист Афанасий Цоулис, депутат Государственной Думы Юлий Рыбаков, Михаил Соколов беседует с бывшим депутатом Госдумы Сергеем Бабуриным.

Владимир Бабурин: Адвокаты бывшего российского медиа-магната Владимира Гусинского представили в четверг органам юстиции и правительству Греции просьбу об освобождении своего клиента. Гусинский, напомним, временно находится в афинской тюрьме. На прошлой неделе он был задержан в аэропорту греческой столицы в соответствии с российским ордером. Ходатайство представлено в апелляционный суд и в Министерство юстиции Греции, и адвокаты арестованного подчеркивают, что его задержание вызвано политическими причинами. Афинские газеты отмечают, что на власти Греции оказывают давление Израиль и США, которые выступают против выдачи бизнесмена Москве. И сейчас с нами на линии прямого эфира по телефону из Афин греческий журналист Афанасий Цоулис.

Здравствуйте, господин Цоулис. Скажите, пожалуйста, в Москве, в России крайне скудная информация о деле Владимира Гусинского, по крайней мере то, что касается информации официальной. Но есть неофициальная информация о якобы имевших место неформальных контактах руководителей российского МИДа и греческого внешнеполитического ведомства. Греческие средства массовой информации что-то об этом сообщают?

Афанасий Цоулис: Добрый вечер. Да, во многих газетах греческих прошла информация о том, что некоторые круги правительственные связались с греческим Министерством иностранных дел. Речь шла именно о телефонном звонке господина Иванова к греческому министру. Тут очень большая интрига развивается вокруг этой истории. Все все-таки подтверждают, что такой телефонный звонок был, но никто не может точно сказать, в чем суть этого разговора. Было ли давление в стороны Греции о том, чтобы выдать Гусинского поскорее или, наоборот, делать все, чтобы Гусинский не вернулся в Москву.

Владимир Бабурин: Господин Цоулис, скажите, пожалуйста, ваши коллеги высказывают какие-то предположения, прогнозы. Какой может быть судьба ходатайства, которое греческие адвокаты представили сегодня в апелляционный суд и в министерство юстиции?

Афанасий Цоулис: По моей последней информации ответственный прокурор уже порекомендовал совету судебному, который рассмотрит дело скорее всего завтра, о том, чтобы освободить господина Гусинского под залог. Залог требуется, по-моему, 60 тысяч евро. И скорее всего, если все пойдет по судебной традиции Афин, завтра, может быть, Гусинский будет освобожден под залог, ожидая окончательное решение о его выдаче или нет в Москву.

Владимир Бабурин: В Москве, повторюсь еще раз, крайне скудная информация о деле Гусинского, и политики, и даже бывшие коллеги Владимира Гусинского, бывшие журналисты его компании от комментариев отказываются. Но все-таки два комментария нам удалось получить. Первый собеседник - это депутат Государственной Думы Юлий Рыбаков, правозащитник и сам бывший политзаключенный.

Юлий Андреевич, как вы полагаете, чем вызван столь неожиданный арест Владимира Гусинского, подняли ордер трехлетней давности. Греческие газеты пишут, что в принципе Россия никакого интереса к арестанту не проявляет, и заявление об экстрадиции носит скорее формальный характер. Чем это вызвано, как вы полагаете?

Юлий Рыбаков: Я не знаю, что говорит в данном случае Греция. Мне с трудом верится в то, что все это произошло случайно, и наши правоохранительные органы не знают теперь, что с этим делать. Уверен, что здесь есть какой-то серьезный интерес Греции, которая поступает просто неприлично, являясь членом Европейского сообщества и, тем не менее, не признавая решения своего сообщества. Особенно решение, которое подтвердило политический характер репрессии в адрес Гусинского. Почему они это делают? Думаю, что здесь определенный коммерческий, политический, военный интерес. Не удивлюсь, если потом когда-нибудь выяснится, что арест Гусинского был обменом на какие-нибудь современные ракетные установки, которые, допустим, необходимы Греции. Не удивлюсь, если бы это оказалось. Зачем это нужно российским властям? Для того, чтобы еще раз показать всем: ребята, мы вас везде найдем. И вообще скажите спасибо, Гусинскому повезло, могли ледорубом по башке, а тут всего лишь сидеть несколько месяцев в тюрьме, а там, глядишь, и отпустим. Но зато все вы будете знать, что никуда вы от нас не денетесь, везде мы вас достанем.

Владимир Бабурин: Инициатива, как вы полагаете, исходит от той части окружения нынешнего Владимира Путина, которое составляют выходцы из спецслужб? В силу некоторых обстоятельств своей жизни приходилось вам с людьми этой профессии сталкиваться.

Юлий Рыбаков: Конечно, это спецслужбы. И это в большей степени спецслужбы, чем президент, президент в данном случае - это заложник тех спецслужб, которые его поставили на это место. Я ему, честно говоря, не очень завидую.

Владимир Бабурин: В силу того, что сейчас Владимиру Путину предстоит поездка в Кемпдэвид к Джорджу Бушу, ждут в Москве премьер-министра Израиля Ариэля Шарона и тут такой подарок президенту сделали его коллеги.

Юлий Рыбаков: На самом деле ничего страшного. Ни Бушу, ни остальным представителям демократического свободного мира, наплевать на все наши проблемы и нарушения закона и прав человека в России, их интересуют совсем другие вещи. Свободная демократическая Россия вовсе не самоцель в данном случае этих политиков, они озабочены своими собственными проблемами. Пожалуй, единственное, что их сегодня волнует - это чтобы Россия не стала опасна глобально в политическом и военном отношении, тем режимам, которые они представляют. Хотя здесь они серьезно ошибаются, если думают, что, закрывая глаза на тот произвол, который сегодня творят спецслужбы в России, они не ставят под угрозу мир и стабильность во всем мире. Боюсь, что все-таки ставят. Ибо та Россия, которая создается сегодня, Россия спецслужб, стоящих у кормила власти, безусловно, может стать опасной для всего мира.

Владимир Бабурин: И все это сопровождается полнейшим молчанием бывших коллег Владимира Гусинского, в том числе и тех, которым он сделал, если не жизнь, по крайней мере, карьеру. А ведь когда закрывали НТВ, тогда прошли последние многолюдные митинги в Москве.

Юлий Рыбаков: Испугались бывшие коллеги и соратники, выкормленные по сути дела этим человеком. Собственно говоря, что и требовалось, собственно, для чего и делается. Сам по себе Гусинский может быть не так и нужен сегодня ни президенту, ни спецслужбам, которые рулят. А вот сам по себе испуг, еще один сигнал обществу - вы лучше постройтесь и тихо-спокойно идет туда, куда мы вас поведем, он прозвучал и он подействовал.

Владимир Бабурин: Вторым человеком, который согласился это дело прокомментировать, был бывший депутат Госдумы Сергей Бабурин, человек на политических позициях стоящий прямо противоположных тем, которые занимает Юрий Рыбаков. И, тем не менее, порой оценки совпадали даже текстуальтно.

Михаил Соколов: Сергей Николаевич, как вы оцениваете дело Гусинского в контексте того, что происходит вообще сейчас в отношениях власти и, скажем так, нового поколения олигархов. Сначала ЮКОС, а теперь арест Гусинского - это последовательная линия или набор случайных движений Кремля?

Сергей Бабурин: Я бы дело Гусинского разделил на два аспекта, и эти оба аспекта в равной степени существенны. Первый - бизнес, второй - средства массовой информации. Ибо и первый аспект, и второй выходят на политику и на решение государственных вопросов. Что касается бизнеса, то, я считаю, здесь, очевидно произошли, будут происходить и впредь столкновения между олигархами. Но, наверное, не они явились причинами больших проблем у Гусинского. Это естественно. Собственность, передел собственности - это нескончаемый процесс, потому что в окончательном виде собственность не будет распределена никогда. Но свою собственность Гусинский использовал для решения политических вопросов. И вот здесь, очевидно, в какой-то момент он переступил черту, которая защищала его от неприятностей. Он обретал слишком сильную мощь, когда создал впервые в нашей стране медиа-империю. И вот здесь второй аспект - вопрос о средствах массовой информации, на мой взгляд, является центральным. Потому что, вы помните, что я принадлежал к очень жестким критикам НТВ и вас, и ряда других средств массовой информации за те или другие передачи, программы о Чечне, за апологетику Ельцина и так далее. Но когда мы сегодня сталкиваемся с опасностью огосударствления системы средств массовой информации - то это самая большая опасность для общества. И в этом отношении ликвидация НТВ или ТВС, как это коллектив потом назывался, я считаю, во-первых, незакономерным, во-вторых, юридически ангажированным, и в-третьих, конечно, социально опасно. В этом отношении Гусинский и дело Гусинского - это как бы для меня пример использования государственного ресурса не в интересах общества, а в интересах правящей группировки, независимо от того, кто в тени во главе этой группировки стоит.

Михаил Соколов: А сейчас, кажется, у Гусинского нет ни НТВ, есть маленькая телекомпания "Эхо", которая вещает на Запад, а какой смысл его добивать?

Сергей Бабурин: Это другой вопрос. Может быть потому, чтобы острастка была для будущих претендентов на политическую диктатуру через СМИ. Может быть, это просто рефлекторные судороги былых ранее принятых решений.

XS
SM
MD
LG