Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Роль британских политиков в ситуации вокруг самоубийства Дэвида Келли


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Наталья Голицына и Юлия Остроухова.

Владимир Бабурин: Премьер-министр Великобритании Тони Блэр дал показания комиссии лорда Хаттона. Она расследует самоубийство советника британского Министерства обороны Дэвида Келли, имевшего отношение к составлению секретного досье об оружии массового поражения Ирака. Блэр категорически отрицал, что правительство приукрасило досье, чтобы оправдать начало военной операции в Ираке. Рассказывает лондонский корреспондент Радио Свобода Юлия Остроухова:

Юлия Остроухова: Британский премьер не помнит, чтобы он каким-либо образом комментировал утверждение о том, что Ирак может привести оружие массового поражения в боевую готовность в течение 45 минут.

В сентябре в своей речи перед членами парламента Блэр заявлял:

Тони Блэр: Согласно военным планам Саддама, в течение сорока минут Ирак может привести в действие биологическое и химическое оружие.

Юлия Остроухова: Премьер объяснил следствию, что доклад по Ираку был составлен, чтобы проиллюстрировать угрозу, исходящую со стороны Саддама Хусейна, однако правительство не собиралось использовать досье как непосредственный повод для начала войны.

Тони Блэру было известно, что его директор по связям Алистер Кэмпбелл помогал в подготовке доклада, однако разработкой документа целиком занимался объединенный разведывательный комитет.

Блэр сказал, что ему не было известно о каком-либо недовольстве среди сотрудников спецслужб по поводу того, как британское руководство использовало их информацию.

Как сказал премьер, обвинения "Би-би-си" достаточно веские и правительство не могло на них не отреагировать. "Одно дело, когда пресса не согласна с действиями кабинета министров, а другой когда в его адрес звучат обвинения, основанные на показаниях достоверного источника в правительстве", - подчеркнул Тони Блэр.

В частной беседе с главой "Би-би-си" Гавином Дэвисом, британский премьер подчеркнул: "Пока вы не признали ошибочность этого репортажа, моя честность остается под вопросом.

О материале сотрудника "Би-би-си" Эндрю Гиллигана, где журналист обвинял правительство в подтасовке данных в досье по Ираку, Блэр сказал, что узнал, находясь в Басре. Блэр заявил, что если бы обвинения Гиллигана оказались правдой, он бы подал в отставку. По словам Блэра, он попросил Джона Скарлетта, главу объединенного разведывательного комитета, проверить утверждения Гиллигана.

По словам премьер-министра, все заявления, содержавшиеся в иракском досье, были основаны на оценках объединенного комитета по разведке.

Он также добавил: "Единственный способ избежать конфликта с "Би-би-си" по поводу репортажа Гиллигана заключался в том, что "Би-би-си" должна была признать свою ошибку, чего корпорация не сделала".

Блэр сказал, что положение осложнилось после того, как Гиллиган опубликовал в газете "Мэйл он санди" статью, где назвал Алистэра Кэмпбелла человеком, сфабриковавшим разведданные с целью оправдать войну в Ираке.

По словам Блэра, 7 июля он в частном порядке беседовал с главой "Би-би-си" Гавином Дэвисом с целью найти путь к соглашению, однако безуспешно. Согласно показаниям Блэра, Дэвис сказал ему, что "Би-би-си" не могла признать ошибочность репортажа Гиллигана, поскольку это поставило бы под сомнение независимость "Би-би-си" от британских властей.

В беседе с премьером Дэвис отрицал, что репортаж Гиллигана ставил под сомнение личные качества премьер-министра, однако у самого Блэра было другое мнение на этот счет. "Пока вы не признали ошибочность этого репортажа, моя честность остается под вопросом", - сказал тогда Блэр Дэйвису.

По словам Блэра, когда в начале июля он узнал о том, что доктор Дэвид Келли признал свою роль в качестве источника Эндрю Гиллигана. Ранее министр обороны Джэф Хун также заявил в суде"Публичное дознание Келли было необходимой мерой, чтобы предотвратить повторения подобных случаев в будущем". Хун подчеркнул, что Дэвид Келли являлся сотрудником министерства обороны и по сему не мог разглашать секретную и вообще любую информацию без согласования с руководством.

Еще в среду вечером перед зданием Королевского суда выстроились желающие присутствовать на историческом заседании комиссии Хаттона. Многие провели здесь всю ночь, чтобы услышать показания премьер-министра. Некоторые принесли с собой матрацы и одеяла, более предусмотрительные захватили палатки.

Мужчина: Я хотел быть уверен, что попаду на слушания. Мне интересно, что Тони Блэр скажет по поводу самоубийства доктора Келли.

Женщина: Это очень важный момент для страны, и я хотела бы быть свидетелем происходящего.

Юлия Остроухова: Появление Тони Блэра сопровождалось демонстрацией активистов антивоенного движения. У здания Королевского суда собралось около 200 человек. Свою точку зрения в интервью Радио Свобода высказал Эндрю Берган, пресс-секретарь движения "Остановите Войну", организовавшего многомиллионную демонстрацию в Лондоне и других городах Великобритании 15 февраля.

Эндрю Берган: Страна была вовлечена в войну с Ираком на основании того, что Хусейн представлял неминуемую угрозу Великобритании и другим странам мира. И это была неправомерная и аморальная война, которая вылилась в оккупацию иракских территорий войсками американо-британской коалиции. Правительство обмануло свой народ, в то время, когда в стране проходили многомиллионные демонстрации противников войны и для того, чтобы оправдать свои действия, Тони Блэр использовал разведданные, которые, на самом деле, оказались не столь убедительными, как их представил премьер.

Юлия Остроухова: Следующим в суде свои показания дал глава "Би-би-си" Гавин Дэвис. Он подтвердил, что ближайший помощник Блэра Алистер Кэмпбелл не раз в электронной переписке настаивал, чтобы руководство "Би-би-си" пересмотрело свою позицию в отношении материалов, публикуемых журналистом Эндрю Гиллиганом. Расследование продолжается, однако, основные свидетели уже дали свои показания, и некоторые политики высказывают свою точку зрения. Многие говорят о том, что скандал вокруг иракского досье подорвал репутацию, как правительства, так и средств массовой информации, в частности "Би-би-си". В первую очередь, по словам бывшего министра иностранных дел Великобритании Малкома Рифкайнда, беспрецедентным явился тот факт, что секретная информация стала достоянием общественности.

В среду, 3 сентября лорд Хаттон заслушает показания последних свидетелей, среди которых представитель веры Бахай, которую несколько лет назад принял советник Келли. Свои показания также дадут родственники Дэвида Келли. В тот же день слушания будут объявлены завершенными. Официальный вердикт по результатам расследования лорд Хаттон объявит 25 сентября.

Владимир Бабурин: Наш лондонский корреспондент Наталья Голицына попросила прокомментировать расследование, проводимое комиссией лорда Хаттона, дипломатического редактора газеты "Таймс" Майкла Биньона.

Наталья Голицына: Господин Биньон, перед комиссией лорда Хаттона предстали самые высокопоставленные официальные лица... Какие выводы можно уже сделать? Можно ли сказать, что правительство действительно сфальсифицировало иракское досье?

Майкл Биньон: Пока из показаний свидетелей трудно сделать вывод, что Даунинг-стрит, 10 непосредственно замешан в подтасовке иракского досье. Очевидно, однако, что правительство хотело, чтобы текст досье был как можно более жестким. И, конечно, в какой-то мере оно обсуждало, каким образом представить общественности доказательства наличия у Ирака оружия массового поражения. Проделав эту работу, правительство не совсем точно отразило точку зрения разведки по этому поводу. Так что в определенной степени мнение "Би-би-си" оказалось справедливым. Но с другой стороны, обвинение правительства в том, что оно самостоятельно внесло в досье утверждение о способности Ирака в течение 45-ти минут развернуть свои ядерные силы и что премьер-министр намеренно внес в текст досье информацию о наличии у Ирака оружия массового поражения или о том, что он знал об этой подтасовке фактов, – эти обвинения оказались ложными, или, по крайней мере, невероятно преувеличенными. Они не были доказаны. Из показаний комиссии лорда Хаттона стало очевидно, что в какой-то степени каждого свидетеля можно обвинить в оказании давления на Дэвида Келли. И это давление исходило главным образом со стороны самого правительства.

Наталья Голицына: Как бы вы оценили роль доктора Келли в этом скандале?

Майкл Биньон: Он был ведущим ученым, который, по всей видимости, наговорил больше, чем следовало, и конечно, при этом в общении с журналистами не следовал правилам, обязательным для сотрудников правительственных учреждений. То, что он сказал, породило спекуляции о негативной роли правительства в отношении информации разведки. По своему положению в министерстве Дэвид Келли не мог знать, какую информацию разведка действительно предоставила правительству, тем не менее, судя по его комментариям журналистам "Би-би-си", у него были собственные представления о том, как правительство распорядилось докладом разведки. И в этом смысле самого доктора Келли есть в чем обвинить. Очевидно, что он пережил серьезную личную драму, что он чувствовал себя преданным собственным начальством или что он сам себя предал. И в результате он совершил самоубийством. Мне представляется, что теперь, после его гибели, чрезвычайно трудно прояснить его роль в этом деле.

Наталья Голицына: Расследование, которое проводит комиссия лорда Хаттона, не является судебным процессом. Свидетели не клянутся на Библии, что будут говорить правду и только правду. Можно ли в таком случае доверять показаниям таких высокопоставленных официальных лиц, как Джон Скарлетт, Джефф Хун, Тони Блэр?

Майкл Биньон: Думаю, что все свидетели, давшие показания комиссии, старались доказать, что они лично не несут ответственности за гибель Дэвида Келли. Каждый из них пытался указать на кого-то другого. И это представляется не совсем достойным. Но думаю, что это - естественное и предсказуемое человеческое поведение. К примеру, давая показания в среду, министр обороны Джефф Хун дал ясно понять, что он не несет ответственности за разглашение имени доктора Келли и что решение об этом было принято частично сотрудниками его ведомства и частично канцелярией правительства. Вряд ли это помогло Хуну, поскольку при этом он произвел впечатление человека, который или не полностью контролирует работу собственного ведомства, или что он, указывая на собственное начальство на Даунинг-стрит, ставит в затруднительное положение свои отношения с премьер-министром.

XS
SM
MD
LG