Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Гусинский отпущен под залог из греческой тюрьмы


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимают участие руководитель компании "Эхо-ТВ" Андрей Нокрин и обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева.

Владимир Бабурин: Владимир Гусинский, задержанный в Афинах освобожден под залог. Суд постановил освободить российского магната под залог в сто тысяч евро. По словам адвоката Гусинского Доминго Пласа, Гусинский будет жить в отеле "Интерконтиненталь" в Афинах, в котором останавливаются обычно крупные бизнесмены или суперзвезды. Но свое новое жилище опальному российскому олигарху также пока не рекомендовано покидать. По словам адвоката Пласа, под залог, афинский суд не наложил каких-либо ограничений передвижения Гусинского и не обязал его регулярно являться в полицию. Так что рекомендация не покидать отель – это только рекомендация. Вместе с тем, отметил адвокат Пласа, греческие правоохранительные органы будут осуществлять надзор над предпринимателем. Мы связались по телефону с руководителем компании "Эхо-ТВ" Андреем Норкиным, давним соратником Владимира Гусинского, и попросили его прокомментировать последние события.

Андрей, скажите, пожалуйста, сумели ли вы сами поговорить с Владимиром Александровичем? И считает ли он свое задержание в Греции недоразумением – такая информация вроде как я есть?

Андрей Норкин: Вы знаете, к сожалению, я пока лично с Владимиром Александровичем не разговаривал еще. Надеюсь, что это мне удастся сделать вечером, просто раньше я не могу выкроить время сам.

Владимир Бабурин: А как вы полагаете, это действительно мог быть сбой компьютера или просто недоразумение, которое раздулось само по себе?

Андрей Норкин: Трудно выделить какую-то из версий в качестве единственно верной, потому что за последние годы я привык ничему не удивляться. С одной стороны, вполне возможно, я для себя это допускаю, что это было какое-то недоразумение. Потому что сейчас греческому суду придется разбираться с тем же самым делом, основанном на том же самом запросе, по тем самым обвинениям, что и занимался уже два года назад суд Испании. С другой стороны, я вполне могу допустить, что в Москве продолжается некая подковерная интрига, то ли связанная с атакой Кремля на представителей крупного российского бизнеса, но, с другой стороны, Владимир Александрович Гусинский для России никак не может считаться крупным бизнесменом, потому что весь его бизнес находится за границей. Третье – там может быть версия межклановой борьбы между питерской, так называемой и семейной группировками, и так далее. То есть одной единой версии я для себя выбрать не могу. Наверное, легче всего и проще было бы считать, что это недоразумение. Хочется верить, что это так. Потому что в очередной раз мы получаем в связи с задержанием Гусинского совершенно ненужный для внешнего имиджа России скандал, совершенно ненужное осложнение для президента перед его встречами с Джорджем Бушем и Ариэлем Шароном в октябре. То есть это совершенно никому не нудно, ни Генпрокуратуре, никому, если здесь, еще какие-то интересы, какие мы не знаем, не вышли на игру. Так что вполне возможно, что это действительно было какое-то некое недоразумение.

Владимир Бабурин: Андрей, в России, как ни в какой другой стране, любят считать чужие деньги, и в журналистских кругах особенно ходят такие разговоры о якобы имевшей место договоренности Владимира Гусинского с кем-то из российского руководства о том, что он сильно снижает цену за остатки активов "Медиа-Моста", в несколько раз, говорили, в пять-шесть, а в обмен на это получает гарантии прекращения преследования. И что просто кто-то из кремлевской администрации либо забыл про эти договоренности, либо сделал вид, что забыл, либо решили лишний раз напугать. Вы как-то это можете прокомментировать?

Андрей Норкин: Здесь опять же та же самая ситуация. Поскольку я сам лично не посвящен во все подробности, во все обстоятельства тех переговоров, которые проходили между представителями генеральной прокуратуры и Владимиром Гусинским, когда его задерживали, и он сидел в Бутырской тюрьме. Соответственно, когда потом происходили переговоры между Гусинским и Газпромом, потому что Газпром приобрел всю собственность Гусинского. Но, на мой взгляд, очень точный был комментарий этой темы у Юлии Латыниной в последнем номере "Новой газеты", она как раз об этом и говорила. Она напоминала, что первоначальное предложение, которое было сделано Министерством печати, так называемый, как вы помните, "протокол №6" и так далее, там называлась цифра в 300 миллионов долларов. Итоговая сумма сделки, как говорят, в районе 50-70 миллионов долларов. Там действительно, по мнению Юлии Латыниной, как она говорила, я действительно склонен с этим мнением согласиться, помимо материальной стороны была какая-то нематериальная сторона в этих делах.

Владимир Бабурин: Скажите, пожалуйста, как вы считаете, рост числа зрителей вашей телекомпании "Эхо-ТВ", это все-таки уже почти полтора десятка миллионов зрителей русскоязычных во всем мире, хотя и не в России, мог как-то повлиять на дело Гусинского?

Андрей Норкин: Я думаю, что здесь скорее не рост нашей аудитории за рубежом, хотя мнение Елены Георгиевны Боннэр, которое она высказала вчера, что задержание Гусинского в том числе объясняется попыткой Кремля вернуть русскоязычную аудиторию на Западе под крыло официальной пропаганды, я думаю, что здесь другая может быть причина. Дело в том, что за последнее время к нам действительно стали больший интерес проявлять российские региональные компании, как эфирные, так и кабельные. И мы буквально в начале августа приступили к детальным переговорам с коллегами из нескольких российских крупных городов. В частности, из Нижнего Новгорода, из Самары, из Томска, из Екатеринбурга. Чем это было вызвано? Для меня, как я это понимаю, во многом объясняется отсутствием канала ТВС и тем, что нет возможности получения альтернативной информации в России. Вся информация на телевизионных экранах она очень сильно похожа. И если мы говорим о Первом канале и о "России" – абсолютно государственные, даже не предусматривается появление ньюсмейкеров, которые не разделяют государственную точку зрения. Достаточно посмотреть последнюю справку, которую подготавливала КПРФ, она была обнародована на форуме "Выборы 2003", когда ни ОРТ, ни "Россия" ни разу за целый месяц не говорили о КПРФ. Частично отличается ситуация на НТВ, но там все равно перекос в сторону "Единой России", а об оппозиционных политических движениях не будет ничего сказано. Отсутствие выбора в получении информации стало подталкивать наших региональных партнеров к общению с нами, потому что мы не отягощены какими-то государственными цензурными рамками. Это первое. Во-вторых, у нас появились несколько ярких сотрудников отечественного телевидения последних лет, это и канал НТВ, ТВС и "ТВ-6", Владимир Кара-Мурза и Виктор Шендерович, которые теперь работают у нас. Кроме того, мы сами немножечко разрослись. Если мы начинали с одного информационного выпуска в день, то сейчас мы делаем три информационных выпуска в день. Это такой солидный объем, его не стыдно предлагать коллегам. И то, что наша продукция стала заинтересовывать российских региональщиков телевизионных, вот это, я считаю, могло бы вызвать у кого-то недовольство. И это тоже могло бы быть одной из причин, по которой Гусинского задержали в Афинах, чтобы дать такой намек – не надо возвращаться на российский медийный рынок.

Владимир Бабурин: И самый последний вопрос, Андрей, тот залог, который был внесен за Владимира Гусинского, не идет ни в какое сравнение с теми деньгами, которые были в качестве залога внесены в Испании, тогда было пять миллионов долларов. К тому же после того, как он вышел на свободу под залог в Испании, у него были очень жесткие меры контроля со стороны испанской полиции, которых в Греции нет вовсе. Считаете ли это показателем того, что по крайней мере бы в Греции считают Гусинского невиновным?

Андрей Норкин: Я абсолютно согласен с этим утверждением. Это не просто показатель, а весьма весомый. Для меня было не очень понятно решение суда от понедельника, когда Гусинского решено было содержать под стражей, и в то же время то, что его поместили в больничный корпус тюрьмы для того, чтобы создать щадящие условия - это как-то логики нет. Человека сажают в тюрьму, но в то же время создают щадящие условия – как-то непонятно. И то же время мы получаем решение – залог под смехотворную сумму, хотя адвокаты говорили, что для Греции это приличные деньги, но это несерьезно. И даже того, что его не обязали ежедневно отмечаться в полицейском участке, на мой взгляд, это говорит о том, что греческие юристы прекрасно понимают, что им сейчас во второй раз придется разбирать дело, которое уже рассматривалось испанским судом, в котором была найдена политическая составляющая, в экстрадиции было отказано. Кроме того, мы знаем о том, что относительно недавно Евросоюз принял рекомендацию, когда одна страна Евросоюза при рассмотрении каких-либо судебных вопросов, при наличии решения суда, которое было вынесено раньше другой страной Евросоюза, должно это решение прежнее учитывать. Поэтому, конечно, на мой взгляд, те условия, под которыми Владимир Гусинский был освобожден, они говорят о том, что греческие юристы прекрасно понимают, что здесь иного решения вопроса, как полное освобождение Гусинского и отказ экстрадиции быть не может. Меня сейчас больше интересует вопрос, если честно, будет ли все-таки запрос из Генеральной прокуратуры.

Анна Качкаева: "В Греции все есть" - в 1890-м году в этом русских читателей уверял герой Чехова. Греческие таможенники и прокуроры вряд ли читали чеховскую "Свадьбу", но новую жизнь в эту крылатую фразу точно вдохнули – теперь в Греции есть даже российский опальный медиа-магнат Владимир Гусинский, выпущенный под залог и оставленный в благословенной стране месяца на три. В одной стране под надзором, в другой стране посол, в третьей – мошенник. Одна родина настаивает, чтобы Гусинского отпустили, другая - чтобы экстрадировали. А, может, и не настаивает. Про то, чего в действительности хочет родина в деле Гусинского нынче ничего доподлинно неизвестно. Помалкивает прокуратура, комментарии скуповаты, средства массовой информации сдержанны и аккуратны. Для большинства российских изданиях тема Гусинского вообще не существует. О бывших олигархах нынче или холодно или брезгливо. Это только влиятельные американские и европейские издания связывают арест Гусинского с политикой. Да вот еще греческие журналисты возбужденно обсуждают, предполагают, пишут о давлении израильтян и американцев на греческое правосудие, гадают о звонке министра иностранных дел России министру иностранных Греции и изумляются скудости информации из России. Поэтому, видимо, только и остается задавать риторические вопросы: зачем было выпускать Гусинского из Бутырки, чтобы потом с упорством разыскивать его за пределами родины? Как появился нынешний орден на арест, если к Гусинскому не осталось претензий ни у Газпрома, ни у Интерпола? Если Гусинский, по версии российских правоохранителей, еще в чем-то виноват, то почему прокуратура отмалчивается? А если его сидение в Греции – недоразумение и просто в компьютере греческих таможенников не отменили галочку рядом с фамилией Гусинский, тем более не имеет смысла так упорно молчать. Не говоря уж о том, что все-таки странно, что посол по внешнеэкономическим связям одной страны одновременно мошенник в другой. А если Гусинский все-таки не мошенник, то почему бы ему не вернуться?

XS
SM
MD
LG