Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Франция налагает запрет на партию ультрарадикалов. Усилена борьба с экстремистами в Германии и Испании. Европа занимается профилактикой


Ведет программу Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Семен Мирский, Аурора Гальего и Евгений Бовкун.

Петр Вайль: В России, как известно, сейчас идут несколько процессов над членами праворадикальных группировок. В частности, в среду состоялось очередное судебное заседание по делу о погроме на рынке у станции метро Царицыно в Москве 30-го октября прошлого года, когда скинхедами были убиты трое иностранных граждан, выходцев из стран Азии. Проблема ультраправого и национального экстремизма очень остро стоит и в Западной Европе. Во Франции, по праву считающейся родиной политического радикализма, вспомним Марата и Робеспьера, накопился богатый опыт борьбы с ультрарадикальными партиями и группировками. Свежий пример - правительственный декрет о роспуске правоэкстремистской организации "Радикальное единство", активист которой, 25-летний Максим Брюнери стрелял во время парада 14-го июля в президента Французской республики.

Семен Мирский: Легальной основой для роспуска группировки "Радикальное единство" специальным правительственным декретом послужил старый текст, принятый в январе 1936-го года и два раза обновленный и дополненный, в 72-м и 86-м годах. Закон 36-го года носил старомодное название "Закон по искоренению боевых группировок и частных милиций". Правительство Жана-Пьера Раффарена сочло, что группировка, в которую входил стрелявший в президента Максим Брюнери отвечает определению боевой группировки, угрожающей общественному порядку, жизни и здоровью граждан. В правительственном коммюнике, обосновавшем принятие этой меры, говорится, что группировка "Радикальное единство" проповедовала ненависть, насилие и дискриминацию по признаку расовой принадлежности. В момент передачи этой корреспонденции лидер партии Национальное республиканское движение Брюно Мэгре, в которую входил в свое время максим Брюнери, еще не отреагировал на правительственный декрет, но зато не заставила себя долго ждать реакция лидера крайне правой партии "Национальный фронт" Жана-Мари Ле Пена, назвавшего роспуск "Радикального единства" "смехотворной мерой, нарушающей к тому же принципы права и общественных свобод". Что же касается руководителей группы "Радикальное единство", то они, что называется, с удовольствием потирают руки, ибо после опубликования правительственного декрета об их роспуске крошечная группировка, о существовании которой почти никто не подозревал, считает, что отныне они стали предметом всеобщего внимания. На Интернет-сайте "Радикального единства" сегодня можно прочесть следующее: "Птица-Феникс согреет свои крылья под горячим августовским солнцем и вновь взовьется в небо". Не знаю, взовьется ли, но факт невольного паблисити налицо. Тем более, что 66 лет, прошедшие со времени принятия закона по искоренению боевых группировок и частных милиций, позволяют усомниться в действенности этого закона. Вот только один пример из многих: в 1973-м году правительственным декретом была распущена партия французских троцкистов под названием "Коммунистическая лига". Прошло немного времени, и те же люди, которые руководили "Коммунистической лигой", объявили о создании новой партии "Коммунистической революционной лиги", здравствующей по сей день и регулярно выставляющей своих кандидатов на выборах всех уровней. Так что принятие закона о запрете или роспуске само по себе еще не решает проблемы.

Петр Вайль: Правительство Испании начало официальную процедуру, ведущую к запрету партии “Батасуна”, которая поддерживает террористическую организацию ЭТА. Генеральному прокурору страны Хесусу Карденалу были доставлены все материалы о партии, отказавшейся осудить организаторов взрыва в Санта Пола.

Аурора Гальего: Взрыв был произведен 4-го августа вечером в спокойном курортном городке провинции Аликанте недалеко от Валенсии. Два человека, 6-летняя девочка и 57-летний мужчина погибли, еще два человека были тяжело ранены, больше 30-ти получили легкие ранения. Местная больница была переполнена, людей доставляли в больницу в состоянии нервного шока, так называемого посттравматического синдрома. На следующий день, 5-го августа, премьер-министр Испании Хосе-Мари Азнар встретился с королем Испании Хуан Карлосом и провел с ним полтора часа. После этого разговора он поехал в Ла-Пальма на похороны погибших, где заявил, что "не собирается больше терпеть ситуацию, когда отбросы из партии Батасуна безнаказанно ходят по улицам, в то время когда испанцы хоронят безвинно погибших жертв и даже детей". В тот же день по всей Испании люди вышли на улицы с протестом против непрекращающихся преступлений террористов. В Мадриде, в Барселоне и в крупнейших городах Андалузии жители собрались с представителями местных властей перед официальными зданиями и провели пять минут молчания. В Стране Басков демонстрировали в трех столицах. Несмотря на давление, оказанное на них в парламенте и прессе, представители радикальной левой партии Батасуна упорно отказываются публично осуждать акции ЭТА. 6-го августа правительством Испании была начата официальная процедура, ведущая к запрету партии. Партия Хари Батасуна возникла в 1978-м году как предвыборная коалиция нескольких сепаратистских политических группировок Страны Басков. Вскоре они объединились в партию. Первая кампания новосозданных партий была направлена против постфранкийской конституции, юной испанской демократии и называлась "Нет". 24 года спустя, после долгого конфликта в Испании, все политические партии поддерживают правительство и выражают свою солидарность в прессе и на улицах страны. По последним сообщениям, представители партии Батасуна собираются переехать на юг Франции, не дожидаясь официального запрета. Правительство Франции заявило о том, что терпимость к такому действию будет нулевая.

Петр Вайль: В Германии начался процесс над группой неонацистов из запрещенной организации "Скинхеды Саксонской Швейцарии". Дополнительную актуальность ему придают не прекращающиеся дискуссии о запрете праворадикальной национал-демократической братии Германии, НДП.

Евгений Бовкун: Разворачивая полемику избирательной кампании на ее заключительном этапе, социал-демократы ФРГ пытаются избежать острой критики со стороны промышленников, оппозиции и СМИ с помощью неожиданных и резких поворотов. Постоянно проигрывая христианским демократам и либералам в области внутренней политики, они решили одержать победу, сыграв последний матч на поле внешней политики. Центральной задачей будущего правительства провозглашен «особый германский путь». Федеральный канцлер Герхард Шредер и генеральный секретарь СДПГ Франц Мюнтеферинг объяснили своим сторонникам: управляемая ими Германия откажется поддержать возможные военные действия Америки против Ирака. Даже в том случае, если они будут санкционированы советом Безопасности ООН и если в них будут участвовать другие члены НАТО и Европейского союза. Однако «особый германский путь» заключается не только в этом. Он подразумевает выполнение трех ключевых задач. Первая задача: развивать модель государства социальной справедливости в противоположность турбокапитализму Соединенных Штатов, где, по мнению Шредера, осуществляется разграбление маленьких людей. Вторая задача: строительство Европы с упором на особые национальные интересы Германии, своя рубашка ближе к телу. Третья задача: отказ от участия во внешнеполитических авантюрах. При этом имеется в виду не только возможная военная кампания против Ирака. Руководство СДПГ фактически подвергает ревизии все союзнические обязательства в рамках НАТО. Политики либерально-консервативной оппозиции, также выступающие против силовых решений на Среднем Востоке, осудили новую позицию СДПГ как опасный предвыборный трюк и безответственную попытку воспользоваться устаревшими политическими концепциями. Резкой критике подверг новые антиамериканские настроения в СДПГ бывший министр иностранных дел, либерал Ганс-Дитрих Геншер. От высказываний Шредера отмежевался и нынешний глава берлинского МИДа, зеленый политик Йошка Фишер. Для него центральное значение имеет лишь единая позиция стран ЕС в отношении Ирака. Попытка ухватиться за соломинку «особого немецкого пути» воскрешает в памяти бесплодные споры историков о третьем пути для Германии после войны, а также шумную полемику в печати ФРГ вокруг тезиса Тони Блэра о третьем пути для европейской социал-демократии. Накануне предыдущих выборов в Бундестаг вдохновленный Блэром Шредер сделал ставку на «новую середину», вопреки протестам Лафонтена и левого крыла СДПГ. Теперь концепция «новой середины» благополучно похоронена. Новый вариант «особого немецкого пути» ничто иное, как попытка вывести из летаргии сторонников левого крыла СДПГ, мотивировать пацифистов в рядах «зеленых» и завоевать симпатии антиамерикански настроенных избирателей ПДС.

XS
SM
MD
LG