Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Всемирный саммит по устойчивому развитию


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов и Алексей Ярошенко - один из лидеров организации "Гринпис России".

Андрей Шарый: В конце месяца в Йоханнесбурге откроется всемирный саммит по устойчивому развитию "Рио плюс 10", крупнейший международный форум по защите окружающей среды. Накануне этого события представители российских правозащитных и природоохранных организаций выступили с письмом, в котором обращают внимание на участившиеся случаи грубого нарушения экологических прав граждан России. Об этом мы и поговорим в ближайшие минуты. Откроет тему репортаж нашего корреспондента в Нью-Йорке Яна Рунова. Еще недавно возможность проведения форума в Йоханнесбурге была под вопросом, но США объявили, что внесут полмиллиарда долларов во Всемирный фонд по очистке окружающей среды, и это изменило ситуацию:

Ян Рунов: Ожидается, что во всемирном экологическом саммите, который пройдет с 26 августа по 4 сентября, примут участие около 100 глав государств и 60 тысяч делегатов. А стоимость проведения этого самого крупного в истории 10-дневного форума такого рода по предварительным оценкам составит более 52 миллионов долларов. В программе саммита - анализ происшедшего в мире за 10 лет, то есть со времени первого экологического форума в Бразилии, обсуждение таких проблем, как массовые заболевания, бедность, загрязнение среды обитания, перерасход природных ресурсов, включая пресную воду. Из столь широкой программы видно, что проблема потепления климата и загрязнения окружающей среды не единственный и даже не главный вопрос. И многих экологов это разочаровывает. Некоторые даже высказывают опасение, что саммит превратится в пустую реторику и повторит судьбу первого 10-летней давности, который оказался лишь грудой невыполненных обещаний. Но глава Экологической программы ООН Клаус Тоэпфер заявил, что щедрость США спасла саммит от провала и что шаг Вашингтона показывает: богатые государства будут играть более существенную роль в сохранении окружающей среды.

Американскую делегацию вероятнее всего возглавит Госсекретарь Колин Пауэлл. Ожидается, что ему на саммите окажут холодный прием, так как президент Буш отказался подписать Киотский протокол по борьбе с глобальным потеплением. Экологи ряда стран обвиняют США в том, что они ставят свою экономическую выгоду выше проблем планеты. Справедливость такой точки зрения сомнительна и в связи с небывало высоким полумиллиардным взносом, сделанным США в то время, как страна испытывает серьезные экономические трудности, и в связи с доводами, которые приводят американские эксперты. Вот, например, мнение Кеннета Грина, директора лос-анжелесской исследовательской организации "Ризн Фаундейшн":

Кеннет Грин: В Йоганнесбурге вопрос об изменении климата не будет основным, тем более, что в позиции США по этой проблеме не произошло никаких изменений. Каждый раз, когда выдается жаркое лето, поднимается вопрос о глобальном потеплении климата. Но по одному году, одному сезону или даже нескольким сезонам нельзя делать вывод о глобальном изменении климата, виной которому - человеческая деятельность. Наукой это не доказано. Но есть другие экологические проблемы, более очевидные, и их необходимо решать: это сокращение запасов рыбы из-за чрезмерно активного рыбного промысла в некоторых районах мира; это сокращение пахотных земель (в частности, у нас в США за последние 80 лет значительно сократилась фермерская земля, так как мы перестали использовать конный транспорт и полностью перешли на автомобильный, повсеместно требующий широких асфальтовых дорог) и так далее. Важная проблема - прямая связь между бедностью населения и сохранением среды обитания. Чем выше уровень жизни и жизненные стандарты людей, тем больше они могут тратить на защиту среды и на свое здоровье. Каждая страна, озабоченная защитой среды обитания, должна, прежде всего, озаботиться повышением уровня жизни своих граждан. Факты показывают, что уровень жизни выше в странах с демократическим правлением и с рыночной экономикой. Правительство обязано обеспечивать чистоту окружающей среды в своей стране и соблюдать экологические права своего населения. Если народ голодает, он думает о том, как насытить себя и свою семью, а не о сохранении тех или иных видов животных, птиц, рыб, растений, не об экономии природных ресурсов и не о сокращении вредных выбросов в атмосферу. Только поднявшись над чертой бедности, люди начнут беречь природу и начнут требовать этого от избранного ими правительства. Так происходит в Швеции, в Канаде, в США, в Японии, в большинстве выскоразвитых стран Европы.

Ян Рунов: Кстати, не только США, но и Канада объявила о том, что не готова подписать Киотский протокол. Министр экологии Канады Дэвид Андерсон сказал, что не ожидает серьезных результатов от йоганнесбургского экологического саммита. Более результативной, по его мнению, может оказаться конференция ООН по экологическим проблемам в Дели в конце октября.

Андрей Шарый: От международных экологических проблем перейдем к российским. Обращение к участникам всемирного саммита подписали руководители девяти российских правозащитных организаций, в том числе, российское представительство Всемирного фонда дикой природы, Социально-экологический союз, Центр экологической политики, Общероссийское движение за права человека и некоторые другие. Среди подписантов организация "Гринпис России", один из лидеров которой Алексей Ярошенко сейчас рядом со мной у микрофона в Московской студии Радио Свобода. Алексей, в обращении ко Всемирному экологическому фонду приводятся очень серьезные доказательства тезиса о том, что экологическая политика российских властей в последние годы изменилась. Назову только часть примеров: прорабатывается вопрос о возвращению к разработке проекта по переброске стока сибирских рек в Центральную Азию, из-за личной заинтересованности президента - я цитирую текст письма - планируется построить огромные горнолыжные комплексы на территории кавказских заповедников, массовый характер приняли незаконная вырубка лесов и браконьерство, и так далее. По мнению вашей организации, идет ли речь о тенденции?

Алексей Ярошенко: Да, я бы сказал, что мы наблюдаем тенденцию устойчивого отказа от экологических приоритетов, и я бы сказал так, что во многом это вызвано непониманием ситуации со стороны наших чиновников, в частности, Министерства природных ресурсов. По традиции, природоохранные вещи, экологические вещи противопоставляются экономическому развитию, в то время, как устойчивое развитие, как это было определено прошлым всемирным саммитом по устойчивому развитию - это именно сочетание экологических, экономических и социальных направлений развития.

Андрей Шарый: К сожалению, письмо, одним из подписантов которого является ваша организация, не было широко опубликовано в российской печати, однако, даже тех примеров, которые я привел, достаточно, чтобы понять, что речь, по большому счету, может идти о возвращении к советской практике, прежде всего, это проект поворота сибирских рек на юг, почему это происходит? Вы связываете это с общей ситуацией в стране?

Алексей Ярошенко: Да, конечно, общая ситуация у нас такая, что очень многие чиновники сейчас больше заботятся о том, чтобы отрапортовать, показать, что у них амбициозные планы, направленные на то, чтобы достичь максимальных результатов в кратчайший срок, а качество планирования, просто наличие здравого смысла отступают на второй план.

Андрей Шарый: Участники и подписанты письма указывают на то, что в последние годы предприняты некоторые меры по изменению той системы природоохранной, которая сложилась в России 90-е годы, в частности, изменена система, что ли, управления экологической политикой в России - это мешает вашей работе?

Алексей Ярошенко: Это, наверное, одна из самых больших проблем. Действительно, два года тому назад была серьезно изменена система управления природными ресурсами и охраны природы в нашей стране. В частности, были расформированы, переданы в ведение Министерства природных ресурсов Федеральная служба лесного хозяйства и Государственный комитет по охране окружающей среды. Казалось бы, это вроде бы пустяк, просто изменение структуры власти. Но в жизни мы видим, что потерялись на федеральном уровне те структуры, которые организовывали работу в этих направлениях. И лес остался практически бесхозным. Лучшие специалисты из Федеральной службы были вынуждены уйти из системы Министерства природных ресурсов, и сейчас во многом мы видим просто растущий непрофессионализм на федеральном уровне. То же самое касается органов охраны природы, то есть, лучшие профессионалы, я не могу сказать, что все было идеально, что все проблемы решались так, как нужно, но были достаточно грамотные специалисты, которые руководили охраной природы, заповедным делом, в частности, у нас в России, сейчас эти люди ушли практически все. То есть, на федеральном уровне и природные ресурсы, и работа по охране окружающей среды - практически выходят из под контроля государства и развиваются стихийно.

Андрей Шарый: А куда эти люди подевались?

Алексей Ярошенко: Кто как. Если говорить о лесниках руководителях лесной отрасли, то большинство из них ушло в научно-исследовательские структуры, в бизнес, в крупные лесные компании, кто-то ушел в неправительственные природоохранные организации. То есть, вот государственные органы управления природными ресурсами этих людей потеряли. Просто так, без серьезного обновления этой системы, профессионалы не вернутся на этот уровень.

Андрей Шарый: Одна из главных тем сегодняшнего дня - воспоминания о катастрофе АПЛ "Курск". Известно, что экологи выражали большую обеспокоенность ситуацией в районе катастрофы. Соблюдены, ли по сведениям вашей организации, экологические нормы, какая сейчас обстановка в Баренцевом море?

Алексей Ярошенко: Обстановка в связи с аварией "Курска", по нашим сведениям, нормальная. В этот раз обошлось без серьезной аварии, скорее всего, мы никогда не узнаем, насколько близко ситуация была к катастрофе - конечно, с экологической точки зрения, конечно, с точки зрения того, что погибли люди - это ужасная катастрофа, и здесь ничего другого сказать нельзя.

Андрей Шарый: Там ведется какой-то мониторинг состояния окружающей среды, состояния моря?

Алексей Ярошенко: Да. Он ведется, и государственный мониторинг, и, к сожалению, я затрудняюсь сказать, можно ли в какой-то степени доверять официальным данным, и занимается ряд неправительственных организаций, которые показывают, что существуют масса опасностей, которые пока скорее на грани опасностей, ситуация сейчас более-менее нормальная, но очень велик риск возможности следующих аварий.

Андрей Шарый: Алексей в обращении российских правозащитных и природоохранных организаций к участникам всемирного экологического саммита указывается, что ситуация с защитой лесов в России катастрофически, или серьезно, существенно, поправьте меня, если неверно выбрал определение, ухудшилась в последние годы. Каковы основные причины и какова там ситуация?

Алексей Ярошенко: Основные причины, как я уже говорил - потеря управляемости лесной отраслью на федеральном уровне. Сейчас на федеральном уровне леса России остались без контроля, без управления. Я приведу один простой пример: то, что у нас бывают очень пожароопасные годы, ни для кого не секрет, каждый второй, третий год у нас в каком-то из макрорегионов России случается катастрофическая пожарная ситуация. Ее можно предвидеть, к ней можно готовиться, что было в этом году - накануне вот этого пожароопасного периода мы видим, что органы лесного хозяйства затеяли совершенно бестолковую бездарную проверку лесхозов по всей России. Сначала они хотели за две недели проверить все лесхозы - 1800 предприятий, в итоге это растянулось на примерно 5-6 месяцев, на это были потрачены гигантские средства, практически все работники на местах были отвлечены от своей основной работы, и в итоге лесная отрасль подошла к пожароопасному периоду полностью не подготовленной. И мы видим ситуацию - пожары горят, самолеты лесохраны не имеют топлива, самолеты не отремонтированы, не имеют денег на работу и так далее. Действительно ситуация катастрофическая, из-за неуправляемости, в первую очередь.

Андрей Шарый: Незаконная вырубка ценнейших лесных массивов - продолжаю цитировать ваше письмо - приняла массовый характер - насколько массовый и опасно ли это для российских лесов вообще?

Алексей Ярошенко: Существуют различные оценки того, что такое законная рубка и сколько у нас незаконных рубок. Но я бы сказал так: по нашей оценке, количество неучтенной древесины, то есть, того, что заготавливается сверх документов под различными предлогами - это не только чистая воровская древесина, иногда просто из-за неправильной выписки... Вот количество такой древесины составляет порядка 30-40 процентов от общего объема заготовок древесины в России. Это, естественно, достаточно много.

Андрей Шарый: С экологической точки зрения, события последних недель в Подмосковье, когда горели торфяники и горели московские леса - вы каким-то образом контролировали эту ситуацию?

Алексей Ярошенко: Мы конечно внимательно следим за этой ситуацией . Ситуация, я бы сказал, сделанная руками человека. Это пример того, когда не учитываются экологические последствия. За последние 60 лет в России было осушено примерно 5 миллионов гектаров лесных болот, это огромная площадь, и сейчас именно эти осушенные болота и горят, уровень горимости неосушенных болот на порядок, на два порядка ниже. Опасность связана именно с прошлой хозяйственной деятельностью, что болота были осушены, предполагалось, что это увеличит прирост лесов и продуктивность этих земель, этого не произошло, потому что при отсутствии нормальной охраны весь прирост дополнительный просто сгорает.

Андрей Шарый: Обращаясь к международной общественности, международным специалистам с такого рода письмом и призывая обратить внимание на российские экологические проблемы - я процитирую завершающую часть обращения - подписанты требуют от участников экологического саммита и международной общественности критично отнестись к официальной информации России о достижениях в сохранении окружающей среды и потребовать изменения экологической политики российского государства. На что вы рассчитываете, рассчитываете, что что-то удастся реально сделать, или это просто попытка еще раз обратить внимание на проблемы?

Алексей Ярошенко: Конечно, это попытка еще раз обратить внимание на проблему, но все-таки этот всемирный саммит, конечно, не имеет прямой силы и не может заставить какое-либо государство принять ту или иную экологическую или антиэкологическую политику, но я уже говорил, что мне кажется, что большинство наших проблем связано с недопониманием. С традиционным противопоставлением экологических, социальных и экономических вещей и норм соответствующих. Мне кажется, что если на это еще раз попытаться обратить внимание российского руководства. то это даст свои плоды.

Андрей Шарый: У меня создалось такое впечатление, что те, кто работал над этим документом, склоняются к мысли о том, что как-то после начала перестройки за последние 15 лет удалось добиться каких-то более-менее значительных для российских параметров успехов, но в последние годы это поступательное движение было прервано. Я поставлю вопрос так: Алексей, становится ли вам труднее работать?

Алексей Ярошенко: Это правда, то, что вы говорите. Действительно я думаю, что почти единодушное мнение, что каких-то успехов достичь удалось, причем часто довольно серьезных, и в области создания охраняемых природных территорий, в первой половине 90-х годов были очень серьезные подвижки в этой области, и в плане снижения вредных выбросов загрязняющих веществ. Сейчас мы видим откат. Я бы сказал, что если говорить об экологической тематике, то это во многом обращение к застойным временам, когда предпочитали больше говорить о том, какие у нас успехи, но не пытаться достичь реальных результатов.

XS
SM
MD
LG