Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономическое сотрудничество России и Ирака


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов - он беседовал с председателем наблюдательного совета инвестиционной группы "Ренессанс-капитал" Александром Шохиным, и корреспондент РС в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Андрей Шарый: В России считают, что программа экономического сотрудничества с Ираком не противоречит требованиям международных санкций, действующих в отношении Багдада. Более того, как утверждают некоторые эксперты, с помощью этих договоренностей российские власти вполне могут ослабить напряженность между Ираком и остальным миром. Рассказывает экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Десятилетняя программа экономического сотрудничества, проект которого практически уже готов, принесет России и Ираку от 40 до 60 миллиардов долларов. Документ, как говорят эксперты, включает в себя около 70 проектов в различных областях. Большая их часть связана с нефтяным и нефтехимическим бизнесом, а также с транспортом. Почему российские компании заинтересованы в сотрудничестве с Ираком? Об этом говорит председатель наблюдательного совета инвестиционной группы "Ренессанс-капитал" Александр Шохин:

Александр Шохин: Уже многие российские компании, нефтяные, прежде всего, присматриваются к проектам в Ираке, это и новые месторождения, и восстановление старых скважин, и нефтеперерабатывающей промышленности, предприятий, построенных при технической и финансовой поддержки СССР. Кстати, долг Ирака перед Советским Союзом достигает довольно внушительной цифры, один из самых высоких страновых долгов, только у Кубы больше, у Кубы 20 миллиардов, а у Ирака 10. и понятно, что Россия вправе рассчитывать на возврат этого долга, в случае, если у Ирака будет возможность получать экспортные доходы не только в рамках программы "нефть в обмен на продовольствие", но и экспортировать без санкций. Поэтому Россия, безусловно, как бывший кредитор Ирака и страна, которая обладает техническими и прочими возможностями восстановить старую промышленность, нефтяную, в том числе, и предложить услуги по новым объектам, она хотела бы здесь не отставать от американских и других компаний, которые рыщут вокруг и внутри Ирака в расчете на то, что после снятия санкций миллиардные контракты на них могут свалиться.

Иван Трефилов: Не слишком ли рискованно инвестировать в экономику страны, которая может подвергнуться военному вмешательству извне?

Александр Шохин: Позиция российского руководства всегда выглядела так, что мы можем договориться с Хусейном и поэтому не надо жесткие меры применять против Ирака, в частности, атаку, в частности, в том числе наземную операцию делать, и так далее. Безусловно, информация о масштабном проекте не может не быть вписана в подготовку военной операции против Ирака, которая ведется США, и если мы идем просто поперек, что называется этим контрактом, своими намерениями дружить пытаемся заслонить Саддама от атаки, как мишень, убрать его с поля боя - в нас же не будут стрелять - то это не очень разумная политика, на мой взгляд... Конечно, коммерческий интерес России может быть настолько существенным, что о нем забывать нельзя.

Иван Трефилов: Но как в этой ситуации Россия сможет достичь коммерческого успеха?

Александр Шохин: Кроме старых долгов или коммерческих интересов, аргументов, может быть, способность России заставить Ирак, подтолкнуть иракское руководство и к допуску инспекторов на объекты и к закрытию заводов, производящих химическое оружие, и к ликвидации ракет, которые, кто знает, какие боеголовки могут нести. Вот если Россия предложит сначала Ираку программу размена - широкомасштабная программа помощи, наше посредничество в разговоре с США, но на условиях ликвидации потенциала военной угрозы, который явно в Ираке существует, вот тогда все сойдется, американцам придется, что называется, уступить нам и коммерческую часть сотрудничества с Ираком, не проталкивая свои фирмы. Если же мы просто как бы заявим о том, что у нас есть свой интерес и не предложим посреднической роли в урегулировании, основанной на реализации требований международного сообщества, то атака состоится, проамериканский режим вполне возможно может появиться, и через несколько лет господство американских или транснациональных компаний может стать в Ираке свершившимся фактом, и доступ наш и к возврату долгов и к реализации широкомасштабных проектов окажется лишь прожектом, который даже до проекта не будет доведен.

Иван Трефилов: США, похоже, настроены решительно, что этому может противопоставить Россия?

Александр Шохин: Сомнения, видимо, есть у американцев. Если мы хотим использовать их, чтобы окончательно похоронить идею военной операции, то опять-таки мы можем эту схему реализовывать, но лишь в том случае, что мы, держа в одной руке портфели с проектом, в другой руке держим обязательство Саддама действительно допустить военных инспекторов ко всем объектам. Вот если мы сумеем заручиться таким обязательством со стороны Хусейна, я думаю, что мировое сообщество будет только приветствовать то, что Россия в качестве платы за эти свои посреднические усилия получит многомиллиардные контракты. Другого варианта, на мой взгляд, не просматривается, и мы можем столкнуться с определенным даже, либо унижением, либо конфронтацией.

Андрей Шарый: Российско-иракская программа экономического сотрудничества затрагивает интересы США лишь в незначительной степени - американские нефтяные компании в последнее время резко сократили импорт иракской нефти. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Еще в прошлом году поставки из Ирака составляли восемь процентов в структуре нефтяного импорта США. В рамках программы ООН "нефть за продовольствие" американские компании покупали ее у посредников, главным образом российских. Однако, за последние пять месяцев эти закупки значительно сократились, пишет газета "Вашингтон Пост". Как сообщили в понедельник Совету Безопасности эксперты Комитета ООН по санкциям, объем поставок упал с одного миллиона до 100 тысяч баррелей в день. В денежном исчислении ежедневная разница оценивается в 20 миллионов долларов.

Американские экспортеры уходят с иракского рынка, прежде всего, вследствие ценовой политики Багдада, при которой покупатель не знает заранее, сколько он должен заплатить. Дело в том, что Ирак изобрел простой и чрезвычайно эффективный способ сокрытия нефтяных доходов. Газета "Уолл-Стрит Джорнэл" недавно провела расследование и подробно рассказала об этой схеме. Ирак устанавливает надбавку к цене, которая не отражается в финансовой отчетности ни поставщика, ни покупателя и направляется на неподконтрольные ООН счета в банках третьих стран. Из списка компаний, желающих покупать иракскую нефть, Багдад выбирает тех, кто готов платить надбавку. По подсчетам специалистов, нелегальные нефтяные доходы Саддама составляют примерно два с половиной миллиарда долларов в год.

Вторая причина, по которой американские компании ищут замену иракской нефти - возможность военной операции. Всего за один день, в понедельник, мировые цены на нефть подскочили в среднем на один доллар: появились сообщения о том, что командование Военно-морских сил США собирается перебросить в зону Красного мора партию вертолетов и боеприпасов. Уже после того, как торги на Нью-Йоркской товарной бирже закончились, представитель военного флота опроверг слухи о предстоящей переброске.

Обдумывая различные сценарии действий в отношении багдадского режима, администрация США размышляет и над экономическими последствиями военной кампании. В государственном департаменте в рамках проекта "Будущее Ирака" работает более десяти экспертных групп, изучающих как нынешнюю экономическую ситуацию в Ираке, так и составляющих планы на послевоенный период. Одну из таких рабочих групп, по государственным финансам, возглавляет Салах аль-Шейхли, бывший управляющий Центральным банком Ирака. По словам аль-Шейхли, иракская экономика пребывает сегодня в состоянии хаоса. Центральный банк страны не выполняет своей роли - обменный курс и процентные ставки произвольно устанавливаются правящим режимом. "Саддам и его сыновья, - говорит аль-Шейхли, - контролируют печатные станки и просто выпускают больше денег".

Бывший высокопоставленный чиновник убежден в том, что политические амбиции Саддама Хусейна нанесли тяжелый ущерб экономике Ирака. Речь идет, прежде всего, о приостановках добычи нефти по политическим мотивам. В результате, говорит аль-Шейхли, государственный и коммерческий долг Ирака не обслуживался в течение 12 лет и вырос к сегодняшнему дню до 130 миллиардов долларов.

XS
SM
MD
LG