Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гражданская война в Либерии и планы международной интервенции


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов, Иван Воронцов, Кирилл Кобрин и Михаил Саленков, автор и ведущий программы "Атлантический дневник" Алексей Цветков, старший научный сотрудник Института Африки Российской Академии Наук, автор книги "Очерки экономической истории Либерии и Сьерра-Леоне" Евгений Смирнов.

Андрей Шароградский: Мы обсуждаем ситуацию в Либерии. В этой западно-африканской стране с 1989-го года практически беспрерывно продолжается кровопролитная гражданская война. Для решения конфликта США и ООН считают необходимой отставку президента Либерии Чарльза Тэйлора, который заявил о своем согласии при определенных условиях отправиться в Нигерию. Повстанцы, противники Тейлора, контролируют около 60 процентов территории страны. Как ожидается, в состав американского контингента в Монровии войдут до 2 тысяч военнослужащих. Подробнее об истории Либерии и корнях гражданского конфликта - мой коллега Кирилл Кобрин:

Кирилл Кобрин: "Либерия", что в переводе на русский язык значит "Свободная", - государство в Западной Африке, образовавшееся в середине XIX века в результате объединения поселений черных рабов из США, получивших свободу. Это - самая старая республика на Африканском континенте. Многие годы страна, окруженная колониальными владениями великих европейских держав, являлась символом свободы негритянской расы. Однако ни демократическая форма правления, ни долгие годы независимости не сделали экономику Либерии устойчивой, а уровень жизни населения страны - высоким; между тем, ее территория богата природными ресурсами.

Последние двадцать лет в Либерии идет непрекращающаяся гражданская война. Последняя фаза началась в конце 80-х годов, когда нынешний президент страны Чарльз Чанки Тэйлор открыл боевые действия против тогдашнего диктатора Либерии Сэмюэля До. Тэйлор родился в 1948-м году в многодетной семье, получил высшее экономическое образование в Соединенных Штатах, однако, будучи еще студентом, под влиянием идей марксизма и негритюда, занялся политикой. В начале 80-х он вернулся в Либерию и недолго работал в администрации До, но позже был вынужден бежать в США. Там Тэйлор оказался за решеткой - после того, как его обвинили в краже почти миллиона долларов из либерийских государственных фондов; впрочем, через год, в 1985-м, он бежал из тюрьмы, вернулся в Западную Африку и начал войну против режима До, используя территорию соседней страны Кот-Д’Ивуар.

Тэйлор вверг в состояние войны не только Либерию, но и соседние страны: Кот Д‘Ивуар, Сьерра-Леоне и Гвинею. В межэтнических столкновениях погибли сотни тысяч людей, миллионы покинули свои дома. Отряды Тейлора отличались особой жестокостью. Он вербовал, порой насильно, в свои армии подростков, за что его прозвали "папочкой". В 1996-м году при международном посредничестве было подписано перемирие, в 1997-м - Тэйлор выиграл президентские выборы. Его противники продолжили боевые действия, сам президент - в то же время - поддерживал повстанцев в Сьерра-Леоне, получая взамен драгоценности с контролируемых ими приисков. Перемирие в Сьерра-Леоне ослабило Тэйлора, лишив его важнейшего финансового источника. В самой Либерии силы оппозиции в последние месяцы перешли в наступление, и теперь они контролируют две трети территории страны. Наконец, в июне специальный Международный трибунал ООН, заседавший в Сьерра-Леоне, обвинил Тэйлора в военных преступлениях и потребовал его выдачи. В свою очередь, Нигерия предложила либерийскому президенту убежище - если он, как того требуют США, добровольно откажется от власти.

Андрей Шароградский: Вообще, многие обозреватели отмечают традиционные связи между Либерией и США. Достаточно сказать, что столица Либерии Монровия называется так по имени американского президента Джеймса Монро. В США ведется активная общественная дискуссия о том, каким именно должно быть американское военное присутствие в Африке. С подробностями из Вашингтона - Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Президент Буш отбыл в поездку по странам Африки, так и не приняв решения о направлении в Либерию американских войск. Там находится пока лишь миссия военных экспертов в количестве 36 человек. Однако, заявления высокопоставленных должностных лиц почти не оставляют сомнений в том, что решение о военном вмешательстве будет положительным.

По словам официального представителя Госдепартамента США Ричарда Баучера, Вашингтон положительно оценивает посреднические усилия западно-африканских государств и их идею направления в Либерию миротворцев. Соединенные Штаты, сказал Баучер, готовы принять участие в этом шаге, дабы принести стабильность и мир народу Либерии. Страны Западной Африки предлагают контингент численностью в 3 тысячи человек, а США ждут переброски 2 тысяч военнослужащих, но осведомленные люди снижают возможную цифру в 4 раза - до 500 человек.

Некоторые аналитики считают, что военные возможности Америки и без того перенапряжены. Общая численность вооруженных сил США составляет 1 миллион 400 тысяч человек, плюс еще 1 миллион 200 тысяч резервистов. В настоящее время американские войска задействованы в 136 странах мира, причем основная и непропорционально большая нагрузка ложится на сухопутные силы. Наиболее крупные группировки размещены сегодня в Ираке, Кувейте, Южной Корее и Афганистане. На этом фоне 500 человек в Либерии погоды, конечно, не сделают, и общее мнение в Вашингтоне состоит в том, что такая акция необходима.

Американские комментаторы вспоминают сегодня, о том что еще три года назад Джордж Буш, будучи кандидатом в президенты, проявил себя как решительный противник направления американских войск в горячие точки мира. Он говорил, что даже этнические чистки и геноцид не заставят его изменить эту позицию, если страна не находится в сфере стратегических интересов США. 11 сентября в корне изменило понимание стратегических национальных интересов. Сегодня в Белом доме полагают, что бедные, бедствующие, нестабильные страны, страны, расколотые гражданской войной - рассадники международного терроризма.

Андрей Шароградский: О роли соседних стран и международного сообщества в разрешении военного конфликта в Либерии корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков побеседовал со старшим научным сотрудником Института Африки Российской Академии Наук, автором книги "Очерки экономической истории Либерии и Сьерра-Леоне" Евгением Смирновым.

Михаил Саленков: Гражданская война в Либерии идет уже давно, есть ли "правые" силы в этом конфликте?

Евгений Смирнов: Я считаю, что нет, потому что Тэйлор так же захватил власть, это одна из группировок, там около 10 было. Просто он захватил столицу и не пустил других, хотя в результате переговоров было создано коалиционное правительство. Потом просто он выдавил из правительства всех своих соперников.

Михаил Саленков: На ваш взгляд, если в ситуацию вмешаются международные, в том числе американские, войска, это приведет к стабилизации обстановки?

Евгений Смирнов: На какое-то время... Может, на постоянной основе может временной. Потому что в Либерии уже 14 лет нет закона. Американцы в экономическом плане практически ушли из страны. Один из крупнейших американских производителей натурального каучука, "Firestone", ушел, продав японской "Bridgestone" свои плантации. Если туда не придет иностранный капитал, опять же будет продолжаться эта так называемая гражданская война, а на самом деле просто разборки между бандами.

Михаил Саленков: Если будут введены миротворческие войска, то прекратятся эти столкновения?

Евгений Смирнов: Прекратятся столкновения, как и в Сьерра-Леоне, но если туда не пойдет капитал иностранный, то с уходом миротворческих сил это все может опять возобновиться.

Михаил Саленков: Крупнейшие мировые державы часто подвергаются критике за недостаточное внимание к африканским конфликтам, в которых крови проливается гораздо больше, чем на любом другом континенте, вы разделяете такую критику?

Евгений Смирнов: В какой-то мере, да, но африканцы должны сами решать свои проблемы. Для этого, скорее всего, и создается Африканский союз... Великие державы могут только экономически помочь, а политически это невозможно.

Михаил Саленков: В состоянии ли африканцы сейчас решать свою судьбу на выборах, а не взяв в руки автомат?

Евгений Смирнов: Я считаю, что в состоянии, но без вливания капитала в развитие экономики это все равно, в конечном итоге, приведет опять же к политическим проблемам, потому что собственных средств практически нет.

Михаил Саленков: Уйдет сейчас президент Тэйлор, уедет в Нигерию - кто может стать на его место?

Евгений Смирнов: Я фамилий не слышал... Ну, Джонсон Серлив, например, преподаватель в университете, она была в правительстве прежнем. Она может стать. Бахус Матфеллас, тоже один из преподавателей, который сейчас в США экономист, он был министром иностранных дел, и у Доу был, его изгоняли, потом он возвращался, советником был, там достаточно много людей.

Михаил Саленков: Но, в любом случае, решать это будут сами либерийцы?

Евгений Смирнов: Сами либерийцы. Конечно, как им это удавалось, одно время было временное правительство, пока в стране шла гражданская война, правда, они контролировали, в основном, только Монровию и некоторые города побережья, но в какой-то мере управляли.

Михаил Саленков: Есть ли какие-то интересы у России в Либерии, может ли она как-то повлиять на миротворческий процесс?

Евгений Смирнов: У нас там никогда не было интересов, потому что это была страна, завязанная на США, там даже валюта привязана к США. Часть наших кораблей плавает под либерийским флагом, поскольку там низкая стоимость лицензии на регистрацию. А так у нас никаких там интересов не было. Американцы с 20-х годов экономически, по существу, восстановили страну. В 1936-м году американцы взяли под свой контроль даже финансы страны, потому что она находилась на грани финансового кризиса.

Андрей Шароградский: Итак, население Либерии составляет около 3,5 миллионов человек. Треть из них бездомны и почти все без исключения голодают. Повальная нищета генерирует гражданские конфликты в Африке. К такому выводу приходят обозреватели западных газет, следящие за развитием ситуации. У микрофона с обзором печати Иван Воронцов:

Иван Воронцов: "Разоренный континент", - так озаглавлен комментарий опубликованный в немецкой "Sueddeutsche Zeitung". "Чарльз Тэйлор – один из наиболее злостных военных преступников Африки. При этом сейчас он собирается спокойно отправиться в изгнание в Нигерию. В Либерии нет ни электричества, ни чистой питьевой воды, ни телефонной связи. Зато есть правительственные солдаты, которые умеют только убивать, насиловать и грабить, и действующие с не меньшей жестокостью повстанческие группировки, и - запуганное население. В таких условиях кажется излишней дискуссия о том, должен ли Тэйлор предстать перед судом. Гораздо важнее другие вопросы: что будет с Либерией? Можно ли вообще спасти эту страну? Кто должен ее восстанавливать, ведь не военные преступники из рядов повстанцев? Или плохо обученные и оснащенные африканские миротворческие силы? Или тысяча американских солдат, которые приедут туда на пару недель? Пример Либерии показывает степень разорения многих стран Африки, и это лишь небольшой, может, даже не самый страшный пример. В центре континента столь же опустошенное Конго, страна, почти равная по площади Западной Европе, где дети-солдаты не только грабят, убивают и насилуют, но иногда даже и съедают тела своих жертв. В Южном Судане царит анархия. В Сомали тоже. В Зимбабве страну разорил диктатор. В Анголе коррумпированная клика крадет ежегодно миллиарды, а народ голодает. К тому же, во многих странах континента население буквально вымирает от СПИДа. Прогноз печален. Кажется, Африка лишилась своего будущего. Разграбление континента началось в колониальную эпоху, но сейчас ситуация даже хуже. Так, если в Конго в 1960-м году было 50000 километров дорог, сейчас осталось 5600. Судьба Африки не волнует ни остальной мир, ни африканских же правителей. И ее разоренным странам не помогут ни призывы к демократии и правам человека, ни попытки интервенции, ни поездка президента США. Одна из неразрешимых проблем: с кем должны сотрудничать интервенты? В Либерии, Конго, Сомали или Анголе нет политиков, от которых можно ожидать заботы не о самих себе, а о народе. И в остальном мире никто не выйдет на демонстрации в защиту Африки, пока царящий там хаос не перекинется на другие регионы", - пишет "Sueddeutsche Zeitung.

Автор комментария, опубликованного в британской "Times", усматривает в африканском турне президента Джорджа Буша проблеск надежды для Африки. "Для большинства на Западе Африка - зона тьмы и жестокости, где время стоит на месте или даже движется назад. Однако, визит президента Буша показывает, что ситуация меняется. Без сомнения, начавшаяся в 60-е годы эпоха африканской независимости привела почти везде к катастрофе, и большинство людей старшего поколения с горечью вспоминает о колониальном периоде, как об эпохе, когда, несмотря на все, был порядок и прогресс. Африканская элита, с одной стороны, обвиняла Запад в грехах колониализма, с другой - разворовывала все, что можно, и требовала новых займов, и дотаций, которые опять-таки уходили в никуда. Но в последние годы появляются африканские государства с подлинно демократической, многопартийной политической системой, проводящие либеральные экономические реформы. Так, успехов добились маленькие страны Ботсвана и Маврикий, сейчас к демократическому лагерю присоединились и государства с большим населением - Мали, Сенегал, Уганда, Гана. Смысл визита Буша именно в том, чтобы поддержать демократические преобразования на континенте. Американский президент твердо убежден в том, что такие тираны, как Мугабе или Тэйлор, должны уйти с политической сцены", - пишет "Times".

Андрей Шароградский: Либерия - первая африканская страна, получившая независимость. Об этом свидетельствует и название этого государства. То, что происходит в Либерии в последние годы, можно считать крушением мифа о государственной самостоятельности как способе решения всех проблем. Над этой темой размышляет мой коллега Алексей Цветков:

Алексей Цветков: Трагедии в мире не редкость и никогда редкостью не были: сегодня это может быть Тушино, вчера – остров Бали, позавчера – Нью-Йорк. Жертвы заслуживают скорби, а преступники – воздаяния. Но все эти преступления меркнут на фоне того, что стало в Африке будничной жизнью, кажутся неуклюжими шутками. Одна резня в Руанде унесла 800 тысяч жизней, а в ходе гражданской войны в так называемой Демократической республике Конго только с 1999-го года погибло около 4 миллионов человек.

Либерия – одно из самых жутких мест на черном континенте. Ее президента, Чарльза Тэйлора, можно назвать военным преступником, но тогда непонятно, как именовать Слободана Милошевича или Саддама Хусейна – светочами гуманизма? Кандидатами на Нобелевскую премию мира? Тэйлор пришел к власти путем массового расчленения населения, вспарывания животов и людоедства. Когда он решил избрать демократический путь и выставил свою кандидатуру, его избиратели, малолетние солдаты его войска, скандировали предвыборный лозунг "Он убил мою маму, он убил моего папу – я голосую за него". И голосовали, потому что Тэйлор истребил в них человеческую природу.

Либерию связывают с Соединенными Штатами исторические узы, здесь живут потомки репатриированных в Африку бывших рабов. Сегодня, когда против Чарльза Тэйлора поднято восстание, грозящее обернуться новой кровавой катастрофой, эти люди ждут от США спасения, и президент Джордж Буш, судя по всему, готов протянуть руку помощи. Есть даже надежда, что эта помощь будет более реальной, чем оказанная Биллом Клинтоном соседней Сьерра-Леоне, где в результате навязанного им политического компромисса погибли сотни тысяч.

У Либерии нет нефти и вообще никаких серьезных ресурсов - там есть только люди, которым из отпущенного нам страдания выпала непомерная доля. И этот повод прийти на помощь – важнее любого другого. По крайней мере, здесь никто не заподозрит Соединенные Штаты в корысти и тайном умысле.

XS
SM
MD
LG