Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гибель сиамских близнецов во время операции по их разделению


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов, беседовавший с американскими экспертами Марком Проктором и Владимиром Кравцовым, и медицинский обозреватель РС доктор Даниил Голубев.

Андрей Шарый: Итак, операция по разделению сиамских близнецов из Ирана 29-летних Ладан и Лалех Биджани, которую в течение почти 50 часов проводила в Сингапуре бригада из 50 медиков из разных стран, оказалась неудачной. Увы, умерли обе сестры. Вот что заявил директор госпиталя Рафл в Сингапуре Ло Чон Юнг:

Ло Чон Юнг: Уже после того, как было завершено разделение близняшек, и мы начали восстановительные мероприятия, кровообращение Ладан стало резко слабеть. Врачи сделали все, что было в их силах но, увы, пациентка скончалась. Состояние Лалех было критическим, но мы продолжали операцию, ей переливали кровь. Однако, примерно через два часа кровообращение тоже стало слабеть. Еще через четверть часа мы потеряли Лалех. Когда мы решились на операцию, то понимали, что степень риска велика, и что один из сценариев – смерть обеих пациенток. Ладан и Лалех тоже это знали. Однако, мы надеялись на лучшее и сделали все, что в наших силах. Этого оказалось недостаточно.

Андрей Шарый: После смерти на операционном столе в Сингапуре сросшихся головами сестер возникает вопрос, а нужно ли было вообще браться за столь опасную операцию? Был ли реальный шанс разделить близнецов, проживших таким образом 29 лет? Об этом с американским экспертом беседует наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов:

Ян Рунов: Нейрохирург Марк Проктор из Бостонского нейрохирургического Фонда на вопрос, нужно ли было врачам братся за столь сложную операцию, ответил:

Марк Проктор: Думаю, это произошло, прежде всего, потому что сами близнецы жаждали разделения. Видимо, психологически они уже не могли так жить дальше. Надо сказать, что опытных специалистов по разделению сиамских близнецов, а тем более со сросшимися головами, в мире практически нет, потому что подобные случаи чрезвычайно редки. А решиться на проведение опыта над людьми, тем более зрелого возраста, на мой взгляд, могут либо очень самоуверенные врачи, либо не очень ответственные и достаточно бессердечные. Кроме того, практика показывает, что не было случая, когда бы разделение сиамских близнецов закончилось абсолютно благополучно для обоих.

Ян Рунов: Даже если разделение было проведено в младенческом возрасте?

Марк Проктор: Даже если сразу после рождения близнецов оперируют, один из них чаще всего погибает. Но если оба и выживают, все равно в дальнейшем у них наблюдаются серьезные медицинские или неврологические осложнения.

Ян Рунов: А если бы вам предложили принять участие в подобной операции?

Марк Проктор: Здесь много разных технических деталей, которые необходимо принять во внимание. Надо тщательнейшим образом изучить мозг сросшихся близнецов, всю их кровеносную систему, прежде чем оценить, насколько реальна удача при такой операции. Не случайно очень многие нейрохирурги отклонили приглашение участвовать в операции. Ведь у женщин была одна общая вена, подававшая кровь в оба мозга. Ответственные и знающие специалисты прекрасно понимали сложность и рискованность этой операции.

Ян Рунов: Таково мнение бостонского нейрохирурга Марка Проктора. О психологической стороне жизни близнецов мы попросили высказаться медицинского работника из штата Нью-Джерси Владимира Кравцова, которому вместе с его братом-близнецом Леонидом Кравцовым тоже по 29 лет:

Владимир Кравцов: В какой-то момент мы тоже с Леней поняли, что нельзя больше одеваться одинаково, читать одни и те же стихи, появляться на публике вместе... Наступает пресыщение в какой-то момент. Не говоря уже, что все это провоцирует нездоровое внимание к себе. В какой-то момент эта физиологическая или генетическая близость отступает на второй план. И берет верх желание самому состояться, обрести свой путь. Захотелось каждому самореализоваться.

Ян Рунов: Это был Владимир Кравцов, который, как брат-близнец, понимает, почему сестры-близнецы из Ирана решились на операцию по разделению, несмотря на возможность летального исхода.

Андрей Шарый: Сейчас на линии прямого эфира с пражской студией Радио Свобода по телефону из Нью-Йорка медицинский эксперт нашего радио, доктор медицинских наук Даниил Голубев. Доктор Голубев, вы находитесь далеко от места событий, но внимательно следите за их ходом. Насколько я знаю, у вас на руках есть документация, которая связана с операцией в Сингапуре. Чисто с медицинской точки зрения – у вас есть какой-то комментарий, почему, как вы считаете, операция оказалась неудачной?

Даниил Голубев: Это первая попытка такого рода. С 1972-го года операции по разделению сиамских близнецов, сросшихся головами, на маленьких детях проводились, и некоторые из них были вполне успешны, хотя, конечно, последующее развитие таких детей, находящихся под постоянным медицинским контролем, оно небезоблачно, скажем так. Что касается взрослых, то это действительно абсолютно первая операция, и мне, конечно, очень трудно говорить о том, допущены ли тут какие-то просчеты. Один из выступавших передо мной экспертов сказал, что надо тщательно изучать кровоснабжение мозга и состояние мозга таких больных перед тем, как решаться на операцию. Я хочу заметить, что соответственно тем материалам, которыми мы все располагаем, такое исследование было проведено. Эти две женщины находились в клинике семь месяцев. И психологически, и физиологически они срослись с коллективом, превратившись в одну семью, отсюда такая колоссальная скорбь у персонала. И, конечно, все сложности разделения двух мозгов, питающихся одной веной, были учтены. Была предусмотрена пластика вены с тем, чтобы сделать вторую вену самостоятельным кровотоком в отторгнутом полушарии, но это просто не получилось. И поэтому у меня не поворачивается язык сказать, что в процессе выполнения или при замыслах такого рода было проявлено какое-то невнимание или какая-то недостаточная квалификация.

Андрей Шарый: Доктор Голубев, есть ли с точки зрения медицинской этики здесь вопрос? Вот операция проводилась под прицелом телекамер всего мира, о ней рассказывают многие журналисты, в том числе и наша радиостанция, это наша работа, поэтому мы и рассказываем, операция высокого риска, сопряжена с огромным количеством и психологических, и других сложностей, есть ли здесь вопрос для этики медицинской, или все, с этой точки зрения, было сделано, на ваш взгляд, профессионально и корректно?

Даниил Голубев: Центральным вопросом является желание самих пациенток. Оно было сформулировано открыто, четко, и вот один из близнецов, выступавших передо мной, подчеркнул, что наступает такой момент, когда люди готовы пойти на риск, но обрести индивидуальность. Кстати, характеры этих двух женщин были совершенно разные, это были разные личности, они не могли больше так существовать. Что касается внимания средств массовой информации - оно оправданно, и я думаю, что все теле и радиослушатели соболезнуют случившемуся и не испытывают никакого нездорового отношения. Это риск, и этот риск на первом этапе кончился печально. Это наша общая печаль.

XS
SM
MD
LG