Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор убийцам Дэниэла Перла


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода в США Владимир Дубинский и Юрий Жигалкин - он беседовал с политологом, сотрудником фонда "Heritage" Джеймсом Филипсом.

Андрей Шарый: В Пакистане суд признал четырех человек виновными в похищении и убийстве американского журналиста Дэниэла Перла. Главный из подсудимых Ахмед Омар Сайед приговорен к смертной казни, трое других - к 25-летнему сроку заключения каждый, все осужденные намерены опротестовать приговоры. В прямом эфире наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Дубинский. Владимир, давайте для начала напомним обстоятельства гибели Дениэла Перла.

Владимир Дубинский: Дэниэл Перл был похищен в Пакистане в тот момент, когда он там работал и пытался взять интервью у одного из лидеров мусульманской радикальной группировки, после этого его долго не могли найти, в конце концов, похитители представили в средства массовой информации видеопленку с записью его казни, причем он был убит самым зверским образом. Дэниэлу Перлу было 38 лет. Он родился в Принстоне в штате Нью-Джерси, образование получил в Стэнфордском университете, в газете "Уолл-Стрит Джорнел" проработал 12 лет, сначала в бюро этой газеты в Атланте, потом в Вашингтоне, затем начал работать в международном отделе этой газеты. Был ее корреспондентом в Лондоне, Париже, Бомбее и стал, наконец, шефом бюро в "Уолл-Стрит Джорнел" в Южной Азии. В последние годы он с женой жил в Карачи. Он всегда любил строить свои репортажи на интервью, и его последняя попытка взять интервью стала роковой. Когда его похитили, он направлялся на встречу с мусульманским священником Мубараком Али Шахом Гелани, главой одной из радикальных группировок в Пакистане. Сообщения о похищении и зверском убийстве Перла привели в шок всех его коллег в Соединенных Штатах, и за рубежом, как писала тогда "Уолл-Стрит Джорнел", Перл был великолепным журналистом, отличным сотрудником и хорошим другом многих журналистов газеты. Его убийство - это варварский акт, противоречащий всем ценностям, в которые, якобы, верят его похитители. Что же касается выдвинутых похитителями Перла обвинений в том, что он было сотрудником ЦРУ или израильской разведки, то его коллеги назвали их просто смехотворными. Нет абсолютно никаких подтверждений того, что Перл хоть как-то был причастен к какой-то разведслужбе. Так что, он погиб, исполняя свой журналистский долг.

Андрей Шарый: Владимир, а какую реакцию в США вызвал суровый приговор, которым наказаны преступники, убившие Дэниэла Перла?

Владимир Дубинский: Администрация президента Буша приветствовала решение пакистанского суда. Как сказал пресс-секретарь Белого Дома Ари Фляйшер, это решение стало еще одним примером того, что Пакистан демонстрирует готовность играть лидирующую роль в борьбе с терроризмом. Семья Перла опубликовала заявление, в котором выразила благодарность пакистанскому и американскому правительству за их усилия наказать похитителей и убийц журналиста. Родственники Перла также выразили надежду, что пакистанские власти продолжат поиски сообщников убийц журналиста, чтобы и они представили перед правосудием. С аналогичным заявлением выступила и газета "Уолл-Стрит Джорнел". Интересной была реакция официального Лондона. Ведь приговоренный за убийство Перла к смертной казни Ахмед Омар Сайед шейх родился в Великобритании и получил там образование. Представители британского Министерства иностранных дел приветствовали тот факт, что судья вынес обвинительный приговор, но заявили, что Великобритания выступает против смертной казни при любых обстоятельствах. В США высшая мера наказания существует, правда, не во всех штатах, и хотя эта проблема продолжает оставаться спорной, и в США, естественно, нет смертной казни через повешение, федеральное правительство США на сей раз никак не прокомментировало решение пакистанского суда приговорить Сайеда шейха к столь жестокому наказанию.

Андрей Шарый: Какие выводы из процесса и из всей этой ужасной истории делают в Соединенных Штатах? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с политологом, сотрудником фонда "Heritage" Джеймсом Филипсом:

Юрий Жигалкин: Как бы вы оценили исход этого процесса?

Джеймс Филипс: Прежде всего, это доказательство того, что пакистанская система правосудия способна объективно рассмотреть и довести до конца это дело, несмотря на угрозы со стороны исламских радикалов, несмотря на исключительно высокие ставки в нем и для исламистов, и лидера Пакистана Мушаррафа. Многие в Соединенных Штатах опасались, что пакистанский суд не сможет вынести жесткий приговор убийцам Перла, несмотря на сильные улики против них, отчасти поэтому США с самого начала требовали выдачи шейха Омара. Если апелляционный суд утвердит этот приговор, то Вашингтон вряд ли будет настаивать на его выдаче.

Юрий Жигалкин: Приговоренный к смертной казни шейх Омар бросил прямой вызов властям, заявив, что у них не хватит смелости его казнить, ибо последствия такого шага будут ужасны. Как может этот приговор отразиться на ситуации в Пакистане?

Джеймс Филипс: Несомненно, что осужденный рассчитывает на то, что его дело может спровоцировать серьезные волнения в Пакистане. Но не исключено, что он сильно ошибается. Прежде всего, неизвестно, есть ли у него большая группа последователей. А во-вторых, дело Перла, учитывая огромное количество улик, дает повод пакистанскому правительству оправдать в глазах общественного мнения, которое, кстати, не является однозначно происламистским, очередной удар по радикальным исламским группировкам, поставившим целью свержение правительства.

Юрий Жигалкин: Какие выводы, как вы считаете, из этой истории могут сделать журналисты, часто работающие в условиях, опасных для жизни?

Джеймс Филипс: Этот прискорбный эпизод наверняка оставит тяжелый след в душе журналистов, работающих в опасных регионах, прежде всего, Пакистане. К сожалению, во многих странах по традиции репортеры воспринимаются многими, как представители государств, поскольку они отталкиваются от местного опыта, когда пресса контролируется государством. Убийцы выбрали в качестве жертвы Дэниэла Перла во многом потому, что он был в их глазах агентом Соединенных Штатов, несмотря на то, что он работал на частное издание. Так что, к сожалению, риск еще надолго останется атрибутом журналистской профессии, частью их работы.

XS
SM
MD
LG