Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смерть Евдокии Петровой - жены попросившего в 1954-м году политического убежища в Австралии резидента КГБ


Программу ведет Дмитрий Волчек. Он беседует с британским разведчиком Олегом Гордиевским.

Дмитрий Волчек: В Мельбурне в возрасте 88 лет скончалась Евдокия Петрова, полвека назад перебежавшая вместе с мужем на Запад. В 1951-м году Евдокия и Владимир Петровы приступили к работе в резидентуре КГБ под крышей советского посольства в Австралии. Через три года они обратились к австралийским властям с просьбой о политическом убежище. Разразился скандал - отношения между Канберрой и Москвой резко осложнились. Петровы жили в Австралии под чужими фамилиями. Владимир умер в 1991-м году. Я попросил рассказать подробнее о супругах Петровых Олега Гордиевского:

Олег Гордиевский: Этот побег был первым явлением такого рода, когда это происходило на глазах всей западной общественности. Австралийская пресса, телевидение, кино, фотографы - все видели, как пытались советские агенты оторвать Евдокию Петрову, ее настоящая фамилия Карцева, когда ее два мощных кагэбиста, фамилия одного известна, это некто Василий Санько, пытались вырвать ее из рук полиции и посадить на советский самолет. Так что публике широкой западной все хорошо известно, и о побеге, и о мотивах, и о всей истории этой супружеской пары.

История эта крайне интересная. В 30-е годы некто Шорохов, который сменил свою фамилию на Пролетарский, а потом, когда его послали в Швецию в загранкомандировку в 1942-м году, он сменил фамилию специально для прикрытия на Петров, поэтому они с женой стали известны как Петровы, сама Евдокия была Карцева - оба они были простые люди из деревенской среды, потом переехали в Москву, настоящая такая пролетарская пара, которых завербовали в КГБ, и работали они в начале в отделе шифров, телеграмм, перехвата и расшифровки всякой радиоинформации, и так далее. Их начальником был некто Глеб Бокий, которые вошел в историю как человек, который расшифровывал шифры, включая, кажется, даже японский, но он также отвечал за создание, например, лабораторий ядов, и так далее. Он был, как и многие другие, расстрелян в 1937-м году. Так вот, эта пара была послана в Швецию в качестве шифровальщиков в 1942-м году, где они работали под руководством известной другой супружеской пары - Борис Рыбкин и Зоя Рыбкина-Воскресенская, два известны разведчика. Впоследствии от Петровых стало очень много известно о работе советской разведки в Швеции, об агентуре, о том, как они следили за послом советским Коллонтай и доносили на нее, об агентуре в Финляндии, и так далее. Позднее они пошли в гору, и обоих перевели в оперативный отдел. И очень интересно, что бывшего простого деревенского парня и шифровальщика Петрова, и его жену, которая просто помогала где-то там в резидентуре, его послали резидентом КГБ в Австралию...

И в Австралии в 1954-м году произошло что-то такое невероятное. В 1953-м - 1954-м стали отзывать людей Берии, соответственно, и с постов за рубежом. Петров хорошо знал, что он принадлежит к узкому кругу людей, которым покровительствовал Берия когда-то, и что если его отзовут в Москву, то там ему грозит либо тюрьма, либо расстрел. И он решил сбежать. Он попросил политического убежища, убежище было тут же предоставлено, а как-то так получилось, что жена Евдокия Карцева - они были разлучены в какой-то момент, и КГБ ее перехватило, и потащило на самолет, и на глазах публики и фотографов, в свете прожекторов, как говорится, полиция австралийская оторвала Евдокию от кагэбистов, спасла, предоставила ей убежище, так же, как и ему, и с тех пор они жили под другими именами и фамилиями в Австралии, и рассказали очень много интересного и о работе шифроорганов, и о расшифровке иностранной переписки, о работе в Швеции, в Англии, в Австралии. В частности, от Петрова и Евдокии Карцевой-Петровой стало известно об обстоятельствах работы КГБ со знаменитыми агентами Берджесом и Маклином, которые сбежали в Москву в 1951-м году, и они были первые, которые сказали, что есть третий человек, который за ними стоит, и они стали искать третьего человека, которым, конечно, оказался Филби.

Дмитрий Волчек: Сейчас агентства сообщают, что Петровы помогли разоблачить примерно 600 советских агентов, цифра кажется колоссальной, соответствуют ли эти данные вашим?

Олег Гордиевский: Люди просто не понимают, какая разница между агентом и работником, офицером разведки. Они, конечно, предоставили списки более 100, или даже, может, более 200 советских оперработников за рубежом. 600 - я сомневаюсь, они просто не могли знать, может они знали еще по Москве, это не имело никакого значения для иностранных разведок, но больше 100, 200 человек, наверное, они сообщили. Что же касается агентуры из числа иностранцев - англичан, шведов, финнов и австралийцев, которых они хорошо знали, то они могли сообщить не больше 20-30-40 фамилий, потому что просто такого количества агентуры не было у разведки. Она исчислялась, агентура, десятками, может, где-то 20-30 человек, но не 600. 600 - это просто кем-то выдуманная ради сенсации цифра.

Дмитрий Волчек: Побег Петровых серьезно осложнил отношения Австралии и СССР, и даже было временно закрыто посольство СССР в Канберре. Я думаю, что в духе времени, очевидно, очень многие из коллег Петровых, дипломатов и работавших под прикрытием, очевидно, были репрессированы и серьезно пострадали, известно ли вам что-то об этом?

Олег Гордиевский: О том, кто конкретно пострадал, я не знаю, наверное, наказали многих, и родственников, и так далее, такие были времена тогда, но уже не такие, как при Сталине. Но дело в том, что в 1954-м -1955-м годах отзывали очень многих работников, особенно старшего поколения, просто потому, что они связаны были кто с Абакумовым, кто с Берия - с предыдущим режимом, и Хрущев и Маленков направляли новых людей, лично преданных уже новому руководству. Что же касается отношений между Советским Союзом и Австралией - тогда действительно были элементы истерии, когда были случаи побега оперработников, а здесь все это происходило при большом внимании средств массовой информации, протесты всевозможные, естественно, было большое возмущение Москвы, и они решили вот, чтобы "преподать урок Западу", решили порвать временно дипломатические отношения с Австралией.

Дмитрий Волчек: Точно ли известно, что побег Петрова был связан только с тем, что его должны были отозвать как человека из круга Берия, или есть подозрения, что он и до этого был двойным агентом?

Олег Гордиевский: Вы знаете, вот я был и в Австралии, неоднократно был в Швеции, разговаривал с американцами и с англичанами, но никто никогда не высказывал предположения, что Петров уже работал какое-то время на одну из западных разведок. Возможно, он был известен тем, что был недоволен своим положением, что у него были трудные отношения с центром и с коллегами по резидентуре, и, наверное, австралийцы это знали и как-то фиксировали, но что он работал на них до этого - я не уверен.

XS
SM
MD
LG