Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шансы на успех афганской Лойи Джирги


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют международный обозреватель Радио Свобода Джованни Бенси и чешская журналистка Петра Прохазкова.

Андрей Шарый: В Афганистане после задержки более чем в сутки во вторник открылось заседание Лойи Джирги. Часть разногласий между представителями разных племен проживающих в Афганистане удалось устранить. В поддержку кандидатуры нынешнего главы временной афганской администрации Хамида Карзая на пост премьер-министра страны высказались его главные потенциальные соперники - бывший король Афганистана Мохаммед Захир Шах и экс-президент Афганистана Бурхануддин Раббани. Тем не менее, многие члены совета старейшин хотят видеть экс-монарха или экс-президента главой государства. С размышлениями о Лойе Джирге мой коллега Джованни Бенси:

Джованни Бенси: Итак, Лойя Джирга. Эти слова на языке пушту, главном языке Афганистана, означают просто "Великое собрание": задача Лойя Джирги заключается, в частности, в том, чтобы определить дальнейшую роль нынешнего временного премьера Хамида Карзая и вернувшегося из длительного изгнания бывшего короля Захир Шаха. Лойя Джирга - традиционный орган принятия решений в Афганистане. Но она не является парламентом в европейском понимании. Она созывается только по случаю больших событий, поворотных моментов в жизни Афганистана. В течение восемнадцатого и девятнадцатого века было несколько Лойя Джирга: так в 1709-м году Мир Вайс Хотаки тайно созвал Лойя Джиргу трех провинций, которая решила поднять восстание против продолжавшегося с 1501-го года владычества персидской династии Сефевидов. В памяти афганского народа осталась Лойя Джирга, созванная в 1963-м году Захир Шахом, за год до его свержения и ухода в римское изгнание: она провозгласила первую по-настоящему демократическую конституцию. Последняя Лойя Джирга состоялась в 1977-м году, в смутное время, за которым последовала советская оккупация. Делегаты Лойя Джирги избираются не по партийному или политическому признаку, а на основе племенной принадлежности, притом основную роль играют два больших племени Дуррани и Ахмадзай. Учитываются также этнические группы и разные "тарикаты" - школы суфийского ислама. Все это, конечно, осложняет процесс созыва Лойя Джирги и ограничивает ее представительность.

Андрей Шарый: О вариантах политического развития ситуации в Афганистане в те часы, когда в Кабуле открывалось собрание старейшин, я беседовал с моей чешской коллегой, независимой журналисткой Петрой Прохазковой. Петра уже не первый месяц работает в Кабуле.

Петра Прохазкова: Надо сказать, что официально нам, журналистам, было сказано, что эти причины просты, что организаторы не успели просто поработать с бумагами делегатов, которые приехали из некоторых провинций, и что он приехали без бумаг, и так далее. Но на самом деле все здесь знают, что причина в другом, что вчера, и сегодня этот конфликт продолжается, случилась, даже можно сказать не физическая, но словесная, драка между некоторыми депутатами. Суть дела в том, что часть депутатов, прежде всего пуштуны с юга и юго-востока страны, не согласны с тем, чтобы во главе будущего правительства стоял, как и сейчас, Хамид Карзай. Он предлагают на этот пост бывшего короля Афганистана Захир Шаха, но другая часть депутатов, прежде всего, таджики, не согласны, и эта драка продолжается, и пока не получилось достичь никакого компромисса, но мы все все-таки надеемся, что Лойя Джирга все-таки начнется.

Андрей Шарый: Петра, по каким причинам пуштунов не устраивает Хамид Карзай, а таджиков не устраивает Захир Шах?

Петра Прохазкова: Очень интересно то, что сам Хамид Карзай тоже пуштун, так что он ведь должен был бы устраивать пуштунов. Но ситуация чуть-чуть другая в том, что Хамид Карзай уже давно договорился с некоторыми представителями Северного Альянса, значит, с таджиками, о том, что очень важные посты в будущем правительстве, такие, как министерство обороны, министерство внутренних дел, министерство иностранных дел и министерство финансов останутся в руках таджиков, останутся в руках Северного Альянса. Так что сам Карзай, может быть, и устраивает пуштунов, но не устраивает тот договор, который он заключил с таджикской стороной. И, конечно, таджиков не устраивает король, потому что они говорят, что король - пуштун, что он "выкинет" из будущего правительства большинство таджиков, и этот спор, если в принципе никто не будет согласен на компромисс, не имеет никакого решения.

Андрей Шарый: Скажите, Петра, возможно ли, все-таки, достижение какой-то договоренности? Может быть, есть какая-то третья кандидатура политика, которая в большей степени могла бы устроить и пуштунов, и таджиков? Или такого человека просто нет?

Петра Прохазкова: Пока есть только три кандидата, те, которых я назвала, Карзай и Закир Шах. И еще появился бывший президент Афганистана Раббани. Но Раббани однозначно не будет устраивать пуштунов. Я думаю, скорее всего, что, может быть, будет достигнуто согласие в случае Карзая, но будет нужно сделать какие-то перемены в правительстве, это значит, что таджики, наверное, не смогут удержать все те посты, которые они имеют сейчас. Именно борьба идет за министерство обороны. Министр обороны сейчас - Фахим. И за него сейчас идет очень твердая борьба в Лойя Джирге. И я сомневаюсь, что на этом посту останется таджик, хотя, конечно, таджики очень твердо настаивают на том, что министерство обороны должно принадлежать им.

Андрей Шарый: Насколько я понимаю, сейчас ситуация такова, что пуштунские отряды по-прежнему контролируют юг страны. А на севере, та северная коалиция во главе с таджиками по-прежнему контролирует северную часть страны. Есть ли, по вашему мнению, какая-то опасность раскола страны на две части, о чем мы же и с вами говорили в то время, когда в прошлый раз разговаривали, что Афганистан распадется, если не удастся договориться на Лойя Джирге?

Петра Прохазкова: Об этой опасности уже здесь и вчера уже много говорили. Скорее всего, сейчас ситуация выглядит так, что если не будет достигнуто какого-то компромисса в ближайший часы или дни, могут начаться какие-то локальные конфликты - какие-то местные командиры, которые поддерживают своих представителей в Лойя Джирге, начнут конфликтовать за то, что в своих провинциях. Но пока это не выглядит так, что весь таджикский север пошел против пуштунского юга. Скорее всего, надо иметь в виду, что здесь очень много иностранных войск, что здесь - американцы, которые давят, конечно, на обе стороны, чтобы они успокоились, чтобы они нашли компромисс, что это не так легко - развязывать войну, когда над страной летают "Б-52", и в стране тысячи и тысячи иностранных солдат.

Андрей Шарый: Петра, известно, что Северный Альянс тоже не един. Есть там такой колоритный персонаж, это узбекский генерал Дустум, который по многим вопросам занимал какую-то свою отдельную позицию. Какой точки зрения он сейчас придерживается? Он контролируется со стороны таджикских политиков?

Петра Прохазкова: Он контролируется условно. Он - в должности заместителя министра обороны. И конечно, он хочет эту должность сохранить. Не всей провинцией, но частью этой провинции он был избран в Лойя Джиргу. Так что он тоже имеет, наверное, своих людей так, и узбеки представляют достаточно большую силу в Афганистане, но пока публично Дустум не выступал. Я думаю, что он ждет, как все это закончится, и будет настаивать на том, что ему принадлежит сейчас, значит, контроль над частью афганского севера, чтобы это у него и осталось.

Андрей Шарый: Петра, как чисто внешне выглядит совещание Лойя Джирги? Как работают журналисты в Кабуле? Есть у вас ощущение, что творится история страны в эти часы?

Петра Прохазкова: Конечно, есть такая напряженная атмосфера уже со вчерашнего дня. Проблема в том, что очень жесткие меры безопасности. В принципе они касаются, прежде всего, журналистов, потому что есть какая-то информация, есть опасения, что среди журналистов могут быть террористы, которые могут совершить какие-то террористические акты. Так что наша работа очень осложнена этими запретами, мы не можем свободно двигаться по территории Политехнического института, где происходит Лойя Джирга. Мы можем сюда попасть только в очень чрезвычайных случаях. Наш доступ к представителям Лойя Джирги очень ограничен, так что мы можем с ними говорить только вечером, когда они могут выходить, они живут тоже в этом Политехническом институте. Так что очень сложно узнать, что по-настоящему происходит в эти часы, но все-таки некоторая информация к нам приходит. Эта информация пока не очень веселая.

XS
SM
MD
LG