Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги Лойя-джирги

  • Сергей Данилочкин

Сергей Данилочкин беседует с чешкой журналисткой Петрой Прохазковой

Сергей Данилочкин: Всеафганское собрание старейшин Лойя-джирга избрало президентом страны до проведения всеобщих выборов Хамида Карзая, который до этого в течение шести месяцев руководил временной администрацией Афганистана. Следующим этапом формирования политической системы страны является формирование правительства и распределение в нем постов среди представителей различных национальностей и политических группировок. Задача этого кабинета - за оговоренный в Боннских соглашениях срок в полтора года подготовить проведение общенациональных демократических выборов. Насколько эта цель достижима, что может воспрепятствовать этому, и какая атмосфера царит на заседаниях Лойя-джирги? С этими вопросами я обратился к находящейся в Кабуле чешкой журналистке Петре Прохазковой.

Петра Прохазкова: Надо сказать, что достаточно бурная, потому что, как вы знаете, часть депутатов, часть представителей, прежде всего, юга и юго-востока страны не очень согласна с кандидатурой Карзая. Но, в конце концов, его избрали, все успокоились, но только на несколько часов, и после этого начались опять бурные дискуссии о том, каким будет новое правительство. Так что, сегодня ясно сказали, что он их должен слушать, а не наоборот. Карзай сейчас находится не в очень хорошей ситуации, на него оказывают давление с разных сторон. И он должен избрать какой-то компромиссный путь. В любом случае, он должен сменить правительство, с которым он работал предыдущие шесть месяцев. Как он его будет менять, это сейчас непредсказуемо.

Сергей Данилочкин: Вот, кстати, об этой смене. Планировалось, ведь, что Лойя-джирга изберет новый состав кабинета министров, и этот кабинет министров будет временным, действующим только 18 месяцев. Как будет обстоять дело в этой связи?

Петра Прохазкова: Пока можно только сказать, что ничего не ясно, потому что никто не знает, если Лойя-джирга успеет избрать всех министров. Или, может быть, будет другой вариант - Лойя-джирга скажет Карзаю: "Пять министров будут пуштуны, пять министров - таджики, три министра - узбеки", и так далее. Или Лойя-джирга будет настаивать на том, чтобы были названы имена. Сейчас идет большая борьба вокруг четырех министерств: министерства обороны, министерства внутренних дел, министерства финансов и министерства иностранных дел. Все эти министерства в данный момент держат таджики. Конечно, и пуштуны, и узбеки сегодня очень твердо выступали, они предлагали абсолютно другие кандидатуры, они говорят, что это несправедливо, что у таджиков слишком много власти, и ожидается большая борьба именно вокруг этих четырех министерств.

Сергей Данилочкин: Впервые в истории страны одним из кандидатов на пост президента была женщина - врач Масуда Джаляль. Насколько я представляю, среди участников Лойя-джирги есть немало женщин. Насколько новым является это явление для Афганистана? Ведь совсем недавняя история - женщинам запрещено было даже мыслить о том, чтобы делать какую-то политическую карьеру.

Петра Прохазкова: Да, конечно, Масуда Джаляль выступает здесь как герой Лойя-джирги, потому что, конечно, все знают, что она не может быть избрана. Но те 177 голосов, которые она получила вчера - это огромный успех. Надо сказать, что приблизительно 180 женщин сидит в Лойя-джирге. Поэтому выглядит это так, что именно они отдали ей свои голоса. Но это не значит, что это была какая-то смешная попытка, это был огромный шаг вперед. Только то, что сейчас, например, говорят в Лойя-джирге женщины, которых слушают несколько сотен мужчин, это в случае Афганистана шаг вперед, и кажется, что что-то в отношении к женщинам существенно меняется. Я думаю, что в будущем правительстве останутся две женщины, которые там работают сейчас. Это министр обороны и министр по делам женщин. Может быть, будет там и больше женщин, а это уже означает действительно огромный прогресс.

Сергей Данилочкин: Какие задачи предстоит решить новому правительству? Ведь это будет переходный кабинет - примерно через полтора года должны быть назначены всеобщие выборы в Афганистане?

Петра Прохазкова: Конечно, задачи, которые перед ним стоят, никто не сможет выполнить за 18 месяцев. Но нужно начать, прежде всего об этом говорил и сам Карзай в своем выступлении. Надо разоружить приблизительно миллион мужчин, которые в данный момент находятся "под ружьем " в Афганистане и представляют опасность, представляют угрозу миру и стабильности в стране. Другая огромная задача, об этом тоже говорил Карзай сегодня - привлечь иностранные инвестиции в Афганистан. Потому что пока все остается только на словах, пока это только обещания, все эти деньги, эти четыре с половиной миллиарда долларов, которые были обещаны иностранными инвесторами в Токио в этом году. Все они еще за границей, и пока почти никакие деньги в Афганистан не пришли. И Карзай ясно сегодня сказал, что если не будет помощи из-за границы, не будет и доверия к новому правительству, люди будут недовольны, будут волнения, и это будет очень опасно для будущего Афганистана. И тоже огромная задача, которая стоит перед этим правительством - это возвращение беженцев. Афганистан, по-моему, первая стана в мире, что касается беженцев. В данный момент их около 4 миллионов. И это тоже большой экономический вопрос, потому что у этих людей нет ничего - нет работы, нет домов. Правительство должно их вернуть домой в нормальные условия. Об этих трех задачах говорил сам Карзай, и это очевидно, что это будет самая большая проблема для будущего правительства.

Сергей Данилочкин: Петра, вот это заседание Лойя-джирги, насколько кажется, что сама атмосфера демократии проникла в афганское общество? Насколько показательно то, что происходит в Лойя-джирге? Если попытаться это экстраполировать на все афганское общество?

Петра Прохазкова: Честно сказать, мне кажется, что представители в Лойя-джирге говорят достаточно открыто, не ощущаю никакого страха или большого давления на этих представителей. Нельзя это сравнивать с демократией европейской, например, нельзя это сравнивать с нашим парламентом. Но есть какая-то форма восточной, можно сказать, афганской демократии. И я должна повторить, что страха я не вижу ни у кого. Главное в данный момент - надо тоже, чтобы не только эти представители в Лойя-джирге имели право голоса, но и граждане. Представьте себе, что здесь нет никакой нормальной газеты. Люди, которые хотят что-то сказать, они не имеют никакой возможности. И это главное, что тормозит развитие демократии в этой стране. То, что нет электричества, нет средств массовой информации, нет нормальных партий. А Лойя-джирга, по-моему, начала с такого пути, который может привести страну к демократии, но не ожидайте, что это будет демократия европейского типа.

XS
SM
MD
LG