Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

50-летие создания вакцины от полиомиелита


Программу ведет Андрей Шарый. Участвует медицинский эксперт Радио Свобода Даниил Голубев.

Андрей Шарый: Ровно 50 лет назад, в весенние дни 1954-го года, была найдена вакцина против страшной по тогдашним меркам болезни - полиомиелита. В прямом эфире Радио Свобода постоянный медицинский эксперт нашего радио, доктор вирусологии Даниил Голубев. Даниил Борисович, поделитесь с нами воспоминаниями, известно, что вы принимали участие в опытах по разработке этой вакцины, не так ли?

Даниил Голубев: Мое участие было очень скромным, я был совсем молодым специалистом в то время. Но на моих глазах проходили эти беспримерные испытания в Москве, и особенно в Ленинграде, где мой учитель, академик Анатолий Александрович Смородинцев разрабатывал из штаммов Альберта Сейбина вариант живой детской полиомиелитной вакцины. Он внес совершенно уникальный вклад в то, что эта вакцина появилась на свет. Достаточно сказать, что первые испытания этой живой вакцины, это живой вирус, ослабленный разными пассажами в культурах тканей, он испытал на своих трех внучках, поскольку недоверие к этим живым вакцинным вирусам было очень велико. Только после того, как его внучки оказались совершенно лишенными каких-либо вредных последствий, начались широкие испытания, и он с огромным мужеством и ответственностью привил миллион детей в Прибалтике, и эта проверка оказалась решающей в деле продвижения живой вакцины Сейбина в мировую практику. Второе испытание было в Африке, после чего вакцина зажила своей жизнью.

Андрей Шарый: Даниил Борисович, известно, что над разработкой этой вакцины работали и американские ученые, и о победе над полиомиелитом говорят часто как о таком советско-американском прорыве в области медицины. Был какой-то обмен информацией? Все-таки это были времена холодной войны?

Даниил Голубев: Вы знаете, холодная война никак не сказалась на этом обмене. Как только было объявлено о создании первого варианта вакцины доктора Джонаса Солка, это убитая вакцина, немедленно из Москвы в США была отправлена очень авторитетная делегация, в составе которой был профессор Чумаков, основавший затем в Москве Институт полиомиелита, сейчас это институт его имени, и Смородинцев из Ленинградского института экспериментальной медицины. Американцы дали всю информацию, какая только возможна, и продали все оборудование, которое было нужно для создания Института полиомиелита. Поэтому в известной мере, это, конечно, советско-американский проект. В том смысле, что апробация и той, и другой вакцины, и внедрение в практику, и массовое производство началось в СССР, а что касается живой вакцины, я бы позволил себе заметить, что без Смородинцева она бы еще долго не появилась, потому что такого рода масштабные испытания на детях никто не решался проводить.

Андрей Шарый: А что такое "убитая" вакцина?

Даниил Голубев: "Убитая" вакцина - это взвесь вируса, выращенного в культуре тканей и убитого нагреванием или формалином. Это обычный препарат, который является суспензией вирусных частиц, неспособных проникнуть и вызвать инфекцию. А живая вакцина - это живой, абсолютно реальный, выделенный от больного ребенка вирус, но лишенный в процессе специальных процедур, связанных с пребыванием в клеточных культурах, способности вызвать инфекцию, но сохранивший способность вызвать иммунитет.

Андрей Шарый: Насколько опасен был в то время в начале и первой половине 50-х годов для СССР и Америки полиомиелит?

Даниил Голубев: Полиомиелит - это болезнь цивилизованных стран с хорошей водопроводной системой и канализацией. В "грязных", простите за такое выражение, с точки зрения бытового уровня странах, никакого полиомиелита нет, потому что дети, встречающиеся с этим вирусом в фекалиях и грязной воде, просто либо заболевают и умирают, либо получают иммунитет. А вот в странах, где этого нет, никакого иммунитета ребенок не получает, и первая же встреча с вирусом вызывает тяжелейшее заболевание и часто смерть. В СССР рост полиомиелита наблюдался, в основном, после войны, и были очень "интересные" факты. Скажем, в Саратове провели водопровод, и сразу поползла вверх заболеваемость полиомиелитом. В начале 50-х годов полиомиелит был очень актуален, и люди моего поколения застали огромное количество инвалидов, которые до весьма пожилого возраста с муками таскали свое тело по улице, будучи живыми, иммунными к новому заболеванию, но инвалидами, потому что у них не работали ноги. Кстати, они не работали и у президента Рузвельта. Он переболел полиомиелитом в 1921-м году в возрасте 39 лет и потом всю жизнь был на инвалидной коляске.

Андрей Шарый: А сейчас это заболевание представляет какую-то опасность, или с появлением "чудесной" вакцины опасность отступила, и болезнь больше не представляет никакой угрозы для человечества?

Даниил Голубев: Этот вопрос иллюстрирует и силу, и слабость человеческого разума и поведения. Там, где вакцинация проводится полностью, например, в США, заболевание, некогда убивавшее сотни тысяч детей и калечившее миллионы, низведено до единичных случаев за год. В прошлом году в Америке было 35 или 37 случаев полиомиелита за год, и то это были привезенные люди. То же самое во всех других странах. Вопрос только в том, чем прививать - убитой вакциной Солка или живой Сейбина. Я не буду останавливаться на деталях, они равновелики, но специфичны, в Америке полностью уже перешли на убитую вакцину Солка, потому что живая просто не нужна, она слишком сильна для этого. А если только нарушается режим постоянных всеобъемлющих прививок, моментально вспыхивают очаги заболевания. Недавно такой очаг возник в Нигерии, где вакцинаторов по религиозным соображениям не пустили в какое-то племя – моментально возник эпидемический или паралитический полиомиелит.

XS
SM
MD
LG