Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спасение Венеции


Программу ведет Дмитрий Волчек. Участвуют обозреватели Радио Свобода Джованни Бенси и Петр Вайль, и член "Рабочего комитета по сохранению и спасению исторических городов мира" профессор Владимир Улицкий.

Дмитрий Волчек: В Венеции началась реализация проекта по спасению древнего города от затопления. В присутствии премьер-министра Италии Сильвио Берлускони заложены основания новой гигантской системы шлюз, которые должны защищать город на лагуне от периодических наводнений. Из Италии Джованни Бенси:

Джованни Бенси: Проект по строительству системы шлюз в защиту Венеции стар, над ним работают уже 12 лет и не все согласны насчет его эффективности и вообще желательности. Но Берлускони решил включить этот проект в число "великих строек", которые должны поднять итальянскую экономику. Другая такая "великая стройка" - это подвесной мост над Мессинским проливом между Калабрией и Сицилией. Венецианский проект называется "МОСЕ", что напоминает имя библейского Моисея, раздвинувшего воды Красного Моря, но на самом деле Моисей ни при чем: "МОСЕ" просто инициалы итальянских слов, означающих "Экспериментальный электромеханический модуль".

Прежде чем объяснить, что это такое, надо напомнить, что Венеция, один из красивейших городов в мире, построена на 118-ти маленьких островах, разделенных между собой бесчисленными каналами и объединенными столь же бесчисленными мостами и мостиками. Простые дома и великолепные палаццо построены на утлых основаниях, практически - на миллионах деревянных свай, которые постепенно все глубже вкапываются в морское дно. Через несколько сотен лет Венеция может вообще исчезнуть. За последние сто лет уровень Адриатического моря поднялся на 33 сантиметра, а город, из-за проседания почвы, опускается на 5 миллиметров в год. Этому процессу содействует и система приливов и отливов в Адриатическом море. Каждый год, осенью и зимой, когда море вдобавок еще и сильно взволновано, Венеция подвергается наводнениям. Вода покрывает, порой более чем метровым слоем самые низкие районы, в том числе и непревзойденную по своей красоте Пьяцца Сан Марко (площадь Святого Марка) с византийской базиликой. В 1966-м году уровень воды достиг почти двух метров. Я учился в венецианском университете (расположенном, кстати, недалеко от Святого Марка), и помню, что это за мучение. Для такого города как Венеция, который живет туризмом, это настоящая беда.

Всему этому должна положить конец система "МОСЕ", стоимость которой, впрочем, немалая - от двух с половиной до трех миллионов долларов. Система состоит из 24-х подвижных плотин, сооруженных на границе между открытым морем и лагуной, в которой находится город. В этом огромном защитном сооружении расположены три больших шлюза, которые будут автоматически закрываться, когда сильный ветер с Адриатики начнет нагонять волну. Если уровень прилива превысит отметку в один метр над нормой, шлюзы, управляемые сложной электронной системой, поднимутся и отгородят Венецианскую лагуну от Адриатического моря.

План строительства рассчитан на восемь лет. Но не все эксперты согласны с ним. Противники проекта опасаются, что система плотин будет изолировать лагуну от морской воды и в результате сама лагуна без естественного обмена превратится в мертвое болото. Ведь в среднем затворы будут прикрывать выход в море 250 дней в году.

Дмитрий Волчек: О венецианском и других подобных проектах мы попросили рассказать члена "Рабочего комитета по сохранению и спасению исторических городов мира" профессора Владимира Улицкого:

Владимир Улицкий: Позавчера я был еще в Неаполе, как раз разбиралась такая проблема сохранения городов мира, наиболее значимых. Это есть такой комитет, называется он "Рабочий комитет по сохранению и спасению исторических городов мира". Он работает в Неаполе, там центр этого комитета. Мы собираемся в университете раз в год и обсуждаем наиболее важные проблемы по сохранению городов. Вот последнее обсуждение - сохранения Башни в Пизе, и, в том числе, вопросы сохранения приморских городов, таких значимых городов, как города в Италии и Голландии, и Петербурга, в том числе.

Технические проблемы не решались, решалась необходимость защиты. Вы знаете, единого мнения не было. Дело в том, что это очень дорогостоящее мероприятие. Вот то же самое Венеция - все проекты, которые предлагались - они очень дорогостоящие. Италия реализовала проект по спасению башни в Пизе многомиллионный проект. Я думаю, ей под силу будет реализовать и проект защиты города Венеция.

Я несколько раз был в Венеции и смотрел на эту проблему глазами геотехника-специалиста. Конечно, горько, что наступает вода, это чувствуется по всему. Это проблема, свойственная не только Венеции, но и Голландии, и Петербургу, и многим другим городам. Как решается... Допустим, я считаю, глобально - вряд ли у нас получится в России. Как японцы решают: они поднимают территории, строят огромные районы новые на новых территориях, у нас это почти невозможно, город исторически сложившийся, и у нас только один есть путь - путь защиты. И у Венеции, и у Петербурга, и у Голландии одна судьба - защищать от морской стихии - другого пути нет.

Какой проект будет принят – это чисто техническое решение. Ратовать за какой-то проект это было бы сейчас просто несерьезно. Вот сейчас, допустим, в Венеции ставят защитные огромные сооружения, которые будут подниматься во время наводнения. Вообще, в этом в техническом отношении логика здесь есть. Это временное сооружение, но тут очень высокие технологии должны использоваться, на сегодня. Потому что поднимать такие сооружения в воде - по крайней мере, таких проектов - были только локальные, небольшие, для защиты заводских территорий в Голландии. А вот так, чтобы защитить город - мне не представляется возможным. Ну, может быть, реализуют. Мне нравится, как решается эта проблема в Голландии. Там целая система дамб, это все знают, и там целая система сопровождения гидротехнического - служба наблюдения за водами, за подземными водами. Не дай Бог, если прорвет вода в ряде мест выше, там, где я был, на 5-7 метров, чем планировочная отметка поселка, то есть, вода - такой волной снесет, все что защищает. Поэтому там очень серьезно к этому относятся. У нас в Санкт-Петербурге, мне кажется, как-то отнеслись несерьезно - пошли дискуссии на всенародное обсуждение - тут должны решать только специалисты - надо, не надо. Раз - проект такой, или такой, два, и делать. А у нас получился огромный недострой в Петербурге. Стоит дамба, как укор специалистам, недостроенная, незаконсервированная. приходит в негодность. Я был, объезжал это сооружение, смотрел, и у меня очень тягостное впечатление осталось от этого сооружения, но, дай Бог, что кто-то будет реализовывать такие интересные проекты.

Дмитрий Волчек: "Венеция великолепна, это гордость всей Италии", - сказал премьер-министр Берлускони, объявляя о начале реализации проекта по спасению города. О достопримечательностях венецианской лагуны я попрошу рассказать моего коллегу Петра Вайля:

Петр Вайль: Дмитрий, вы правильно поставили акцент: именно речь идет о венецианской лагуне, о чем часто забывает обычный турист: ведь Венеция - это не только собственно Венеция. Всего в лагуне 118 больших и маленьких островов, а хорошо известен из них во всем мире только один - Венеция, на котором расположены все самые главные достопримечательности. Однако, сама лагуна - вообще, такое природное чудо, замкнутая цепочкой длинных вытянутых островов – Лидо, Пелестрина и Маломокко - они закрывают вход собственно в Венецию. В свое время венецианцы этим очень эффектно воспользовались, заманили туда генуэзский флот и, затопив несколько кораблей в узких проливах, просто разгромили обезоруженного таким тактическим ходом противника.

Вот это замкнутое зеркало воды - 550 квадратных километров - очень примечательно и с природной точки зрения. Там всякие редкие птицы водятся и замечательные рыбы. Очень вкусная рыба бранзино, которую рекомендую всякому, кто отправится в Венецию, и в жареном, и в вареном виде. Но помимо этого, на островах менее известных, чем сама Венеция, тоже расположено немало интересного. Остров Мурано, где производится знаменитое венецианское стекло. Остров Бурано с пестрыми разноцветными домиками, там кружева известные. Остров Торчелло с лучшими, может быть, в мире мозаиками, наряду с теми византийскими мозаиками, которые находятся в соборе Святого Марка. Затем кладбищенский остров Сан-Микеле, маленький остров, который целиком представляет собой кладбище, там, кстати, похоронены и наши соотечественники - Игорь Стравинский, Сергей Дягилев и Иосиф Бродский. Остров Сан Лаззаро дельи Армени - туда можно попасть, хотя это не так просто, этот остров принадлежит армянской общине. Туда плавал Байрон, который изучал там, пытался, по крайней мере, изучать армянский язык. И сейчас можно туда прийти, эта община существует на деньги богатых зарубежных армян, в основном, калифорнийских и французских, там чудесное собрание древних рукописей, миниатюр, гравюр.

Затем есть остров Лидо - он всем известен как место проведения знаменитого Венецианского кинофестиваля. Остров этот для настоящих любителей города - не настоящая Венеция, потому что там ходит транспорт, обычный колесный транспорт. Как известно, Венеция, в первую очередь, отличается от всех городов мира, тем, что там нет никакого колесного транспорта, даже велосипедов. Таким образом, город, законсервирован в том виде, в каком существовали древние города. Там с XVI века даже лошади были запрещены. Это город только пешеходный и водный. А на Лидо ходят автобусы, автомобили, но там кинофестиваль и знаменитый отель "Де Бэн", где происходит действие "Смерти в Венеции" Томаса Манна и одноименного фильма Лукино Висконти. По Лидо, Пелестрине и Маломокко - вытянутым цепочкой островам - можно попасть в Кьоджу. Кьоджа - такая мини-Венеция, прелестный городок, тоже с каналами с рынками, с мелкими палаццо, конечно, уступающим венецианским.

Кстати, о палаццо - почему, собственно говоря, так волнуются о затоплении Венеции? Ну, поднялась вода, ушла вода, в конце концов, в первых этажах Венеции толком никто и не живет, давно уже. Венецианцы знают свой город, и, между прочим, Управление по водным ресурсам, как мы бы сказали сейчас, Magistrato alle Aquе, существует там с 1150 года, то есть, более полутысячи лет - представляете себе, как городское хозяйство там организовано. Так в первых этажах венецианских домов никто не живет. Не так уж страшно это дело. Но - разрушаются дома. Не все венецианские дома строились из истрийского известняка, который привозили из Хорватии, Истрии. Он замечателен тем, что от времени и воды только отбеливается, но не разрушается, только немножко поверхностный слой. Но на всё этого истрийского известняка не хватало, палаццо из него возводили, но на простые дома выходило слишком роскошно, из него делали только фундаменты. Фундаменты стоят целыми, а когда вода поднимается, она начинает разрушать стены зданий. А вот мрамор, как ни странно это, может быть, звучит, подвержен воздействию воды больше, чем этот самый истрийский известняк. Например, одна из прелестнейших венецианских церквей – Санта Мария деи Мираколи, чудо XV века, похожее на шкатулку для драгоценностей, она целиком из мрамора сделана, роскошно и дорого, но оказалось – не так надежно, и ее пришлось очень долго и старательно восстанавливать. Сейчас ее можно посмотреть и снаружи, и изнутри, но долгое время церковь находилась на реставрации. Так что когда вода поднимается, она начинает разрушать стены. Вот в чем все дело.

Кроме того, изменился сам состав воды, разумеется. Когда-то это была нормальная чистая вода, а потом началось строительство и промышленность. Первый поезд в Венецию был пущен в 40-е годы XIX века, до тех пор плавали корабли, и все было в порядке, но вот пошел поезд, пошла промышленность. Предприятия, в основном, расположены на материке, в местах Маргера и Местре, и кто бывал в Венеции, знает, что всегда, когда смотришь в ту сторону, маячат в дымке какие-то страшные такие сооружения промышленные. Это Маргера и Местре, где высятся эти самые заводы, в том числе и химические. И, конечно, состав воды ужасен, что действует и на рыб, и на птиц, и на стены домов. Вот в чем беда этих подъемов воды.

Венецию не так уж часто и заливает, как это принято думать - за весь ХХ век не более 50 раз. Я видел залитую водой Венецию. Обитатели привыкли к этому, они знают, как действовать. Когда идешь по Венеции, можно обратить внимание - вдоль стен в некоторых районах стоят деревянные щиты на металлических подставках. Это настилы, так они стоят без дела, на них присаживаются какие-то парочки выпить вина, а как только вода поднимается - немедленно настилы разворачиваются, и из них устраиваются мостки. И, конечно, у каждого венецианца дома есть резиновые сапоги, и все, что еще положено, а туристы пользуются привычным способом, натягивая на ноги пластиковые мешки для продуктов и завязывая их. Это, кстати, очень смешно показано в российском фильме "Плащ Казановы" с Инной Чуриковой в главной роли, где целая туристская группа бредет по площади Сан-Марко в этих самых мешках. Вид потешный, но это вполне практично.

Так вот, не так уж сильно заливает Венецию, и не так уж сильно она тонет. Все эти панические слухи и все эти вычисления, что через 80 лет Венеция погрузится в воды морские, или через 50 - все, конечно, чепуха. Как правильно сказал Джованни Бенси, город опускается на пять миллиметров в год. Легко подсчитать, что еще долго до погружения на манер града Китежа, но опять-таки и это нормально. Как военные ведомства преувеличивают силы потенциальных врагов, чтобы выбивать себе бюджет побольше, так и экологи, конечно, поднимают крик, чтобы им давали деньги, и им таки дали деньги, потому что проект, который поддержан Берлускони - грандиозный.

XS
SM
MD
LG