Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американо-французские отношения в преддверии саммита "Большой восьмерки"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Дубинский, Семен Мирский и Ян Рунов, он беседовал с президентом балтиморского Совета по иностранным делам Фрэнком Бердом, и профессор Юрий Давыдов - главный научный сотрудник московского Института США и Канады.

Дмитрий Волчек: Не вызывает сомнения, что когда в начале июня лидеры ведущих промышленно-развитых государств соберутся во французском курортном городе Эвиане на саммит "Большой Восьмерки", журналисты и обозреватели с особым интересом будут наблюдать за тем, в какой атмосфере пройдет двусторонняя встреча президентов США и Франции. Отношения между двумя странами заметно ухудшились после того, как Франция категорически отказалась поддержать американскую кампанию по свержению режима Саддама Хусейна и во время обсуждения этой проблемы в ООН пригрозила прибегнуть к вето. У многих в США позиция, занятая Францией, вызвала негодование. Некоторые американские политики обвинили своего старого союзника чуть ли не в предательстве. Дело дошло до того, что ранее в этом месяце Франция выразила дипломатический протест, заявив, что некоторые антиамериканские политики подогревали антифранцузскую кампанию в средствах массовой информации. В последние дни обе стороны предприняли попытки пойти на примирение, но, как рассказывает из Вашингтона Владимир Дубинский, напряженность в отношениях между США и Францией сохраняется:

Владимир Дубинский: По словам представителя Белого Дома Скотта Маквеллана, выдвинутые Парижем обвинения относительно развернутой американскими политиками кампании дезинформации против Франции являются необоснованными. "Франция - наш союзник, - сказал он, - мы по-прежнему друзья".

Маквеллан выступил с этим заявлением после того, как на прошлой неделе посол Франции в США Жан-Давид Левитт направил в Государственный департамент письмо с жалобой на то, что некоторые представители администрации президента Буша распространяли в средствах массовой информации ложные сведения относительно действий Франции до, во время и после войны в Ираке.

Каплей, переполнившей терпение Парижа, стала публикация в прошлом месяце в газете "Вашингтон Таймс" статьи, автор которой со ссылки на источники в разведывательных службах утверждал, что Франция, якобы, тайно предоставила иракским лидерам паспорта, которые позволили им укрыться в Европе. На следующий день после публикации Государственный департамент США заявил, что не располагает такими сведениями, но было уже поздно. Статью в "Вашингтон Таймс" подхватили и начали муссировать другие средства массовой информации, не способствовали разрядке напряженности и заявления министра обороны США Дональда Рамсфельда, который сказал, что "исторически Франция поддерживала тесные отношения с Ираком, насколько я понимаю, так продолжалось вплоть до начала войны, - сказал Рамсфельд, - а что произошло после - мы еще выясним".

Сейчас выяснение отношений между США и Францией, похоже, идет на самом высоком уровне, и дело дошло до столь серьезных демаршей, как специальные письма французского посла в американское внешнеполитическое ведомство. В самый разгар дебатов по иракской проблеме и во время войны разногласия между Парижем и Вашингтоном порой выражались в комичной форме. Французские средства массовой информации высмеивали президента Буша, выставляя его эдаким ковбоем, а в США раздавались нелепые призывы к бойкоту французских вин, косметики и других товаров. Владелец одного из ресторанов в штате Нью-Джерси в знак протеста вылил в помойное ведро все свои запасы дорогого французского шампанского, а в столовой Конгресса США жареный по-французски картофель стали называть "картофелем свободы".

Мнения обозревателей относительно будущего американо-французских отношений расходятся. Некоторые считают, что связи между Парижем и Вашингтоном в целом прочны, и что разногласия вокруг Ирака лишь временная проблема. Сторонники этой точки зрения указывают, в частности, на прошедшее на этой неделе во Франции совещание министров финансов стран "Большой семерки", в ходе которого американский министр финансов Джон Сноу и его французский коллега Франсис Мер обменялись любезностями и подчеркнули, что Францию и США связывает старая дружба. Другие, однако, считают что проблемы в отношениях между Вашингтоном и Парижем гораздо глубже, чем разногласия вокруг Ирака. Как заявил в интервью Радио Свобода/Радио Свободная Европа сотрудник вашингтонского института Фонд наследия Найл Гарднер: "Суть проблемы в том, что Франция стремится играть ведущую роль в будущем централизованном ЕС, то есть, в своего рода "Соединенных Штатах Европы". Вашингтон же, в свою очередь, опасается, что такой Европейский Союз будет выступать против США по всем ключевым вопросам международной политики".

Как бы то ни было, развитие отношений между США и Францией в самом ближайшем будущем зависит от того, как решится вопрос снятия санкций против Ирака. Вашингтон настаивает на немедленной отмене санкций, в то время, как Париж заявляет, что, прежде всего, надо убедиться в том, что в Ираке больше нет оружия массового уничтожения.

Что касается предстоящей встречи "Большой Восьмерки" в Эвиане, то положительным можно считать тот факт, что Белый Дом опроверг появившиеся в прессе сообщения о том, что во время саммита президент Буш остановится в соседней Швейцарии. Как заявил Белый Дом, президент планирует провести весь саммит по французскую сторону границы.

Дмитрий Волчек: В преддверии Эвианского саммита сегодня в Париже началось совещании министров иностранных дел стран "Большой Восьмерки". На линии прямого эфира наш корреспондент в Париже Семен Мирский. Семен, что сейчас известно о ходе совещания, и как сказалась на его подготовке напряженность в американо-французских отношениях?

Семен Мирский: Напряженность, разумеется, сказалась, но первое, что можно сказать о первом дне работы Парижского саммита - это то, что обе стороны, как американская, так и французская, и те, кто занимали сходные или близкие Парижу позиции в так называемом "лагере мира", то есть, лидеры стран, которые противились военной операции в Ираке, идут на сближение. Иного выхода у них нет. Мы только что слышали в сообщении Владимира Дубинского из США о том, что когда министр финансов США Джон Сноу на днях побывал в Довиле, на северном побережье Франции, в Нормандии, он вместе со своим французским коллегой Франсисом Мером - они не только обменялись любезностями, они посетили американское кладбище, на котором похоронены 10 тысяч американских солдат, павших в первые дни высадки союзников на северном берегу Франции в июне 1944-го года, они склонили головы у памятника погибшим. Этот символический, как бы сам собой напрашивающийся, жест, в конечном итоге, был напоминанием о том, что американцы отдали свою жизнь за свободу и независимость Франции, а это, в конечном итоге, определят и атмосферу открывшегося сегодня Парижского совещания министров иностранных дел, которое, в свою очередь, является преддверием саммита "Большой Восьмерки", который откроется 1 июня во французском городе Эвиане.

Дмитрий Волчек: Семен, очень много говорят об антифранцузских настроениях в Америке, порой выражающихся в совершенно нелепых инцидентах, вроде бойкота "французских прачечных", которые к Франции не имеют ни малейшего отношения. А были ли подобные случаи стихийного антиамериканизма во Франции?

Семен Мирский: Были, были случаи оскорбления американских туристов во Франции, были случаи символических жестов, направленных против того, что во Франции считается как бы символами США, включая рестораны "Макдональдс", "Кока-Колу", и так далее. Было, что значительно хуже, это как бы на уровне улицы, может, даже не так страшно, в конце концов, по футбольным матчам мы знаем, как легко вывести из равновесия толпу, но были очень резкие антиамериканские высказывания в парижской прессе. Я помню, в одной из недавних передач я рассказывал о сатирическом выпуске газеты, которая вышла под заголовком: "The Monde", как бы пародируя известную французскую газету "Monde", который целиком была наполнен антиамериканскими клише, включая сообщения о том, что войска западной коалиции – США, Великобритании и Монако - высадились на французском побережье и готовятся к захвату Парижа. То есть, надо сказать что французы по части дурного вкуса и заявлений в духе угарного ура-патриотизма ни в чем американцам не уступали.

Дмитрий Волчек: У нас на линии прямого эфира главный научный сотрудник Института США и Канады, профессор Юрий Давыдов. Юрий Павлович, насколько глубоки разногласия между Вашингтоном и Парижем, на ваш взгляд, преодолимы ли они в ближайшее время, и вообще, можно ли их свести исключительно к различным точкам зрения на военную операцию в Ираке?

Юрий Давыдов: Я согласен с тем, что со времен Де Голля американо-французские отношения, или французско-американские отношения, периодически переживали период взаимного обострения. Видимо, это нужно было политическим элитам, как той, так и другой страны, чтобы заработать какие-то очки перед выборами, перед какими-то другими событиями. В данном случае внутренние соображения, как мне кажется, играли очень большую роль в позиции и США, и Франции. Для Ширака очень важно было подтвердить свою роль одного из руководителей интегрирующейся Европы, которая стремится играть все более активную роль на международной арене. В ходе минувшего кризиса - иракской операции, по мнению Парижа, США совершенно игнорировали Париж и каким-то образом старались принизить его роль вообще в системе международных отношений, и Ширак вообще неоднократно жаловался на то, что Джордж Буш ни разу не позвонил ему по телефону и не проинформировал его о тех действиях, которые Америка собирается предпринять.

Второе заключается в том, что Франция и величие Франции в значительной степени связаны с ее местом постоянного члена Совета Безопасности ООН, обладающего правом вето. Это очень много значит для Франции. Поэтому любое уничижение ООН, любое приуменьшение ее роли, принижение значимости, конечно, играло против Франции, постольку, поскольку угрожало лишить ее этого последнего признака ее величия. Но, в общем-то, и те, и другие противоречия, как мне кажется, не являются какими-то глубокими. На протяжении всего послевоенного периода, когда такие противоречия возникали, при Де Голле, при Помпиду, при Жискар Д'Эстене, и так далее - они действительно носили тактический характер. Они очень быстро менялись, как будто бы и не было никаких ссор, никаких взаимных претензий друг к другу, проходил месяц-другой, и стороны восстанавливали свои нормальные отношения. Я думаю, что это произойдет и в ближайшем будущем, и уже начинает происходить, постольку, поскольку и США, перед которыми стоит большая задача - а что делать дальше и не только с Ираком, а вообще с этим миром, который изменился и после событий 11 сентября, и после Афганистана, и после Ирака, при всей своей ориентации на односторонние свои акции, на способность как-то действовать вне мирового сообщества они понимают, что без его поддержки более глубокие проблемы, управление глобальными процессами - оно практически невозможно, и, хочет Вашингтон, или нет, ему придется мириться с Парижем, точно так же, как и Парижу, хочет он того или нет, придется наладить нормальные отношения с США.

Дмитрий Волчек: Какую можно дать характеристику позиции, занятой Россией в этом противостоянии Вашингтона и Парижа, и вообще, выгоден ли Москве этот раскол?

Юрий Давыдов: Я думаю, что невыгоден, и, к сожалению, Россия заняла не лучшую позицию. Она пыталась принять чью-то сторону в этом споре, в данном случае - сторону Франции, хотя совершенно очевидно, что в данном случае французские руководители преследовали, прежде всего, свои собственные интересы, как руководители страны, а не только государства Франции. И мне кажется, это не способствовало укреплению международного авторитета России, когда она идентифицировала себя с одной из сторон. Мне кажется, что это сыграло не очень хорошую роль в развитии российско-американских отношений, которые для Москвы, как мне кажется, не менее важны, чем отношения с Парижем, а может даже и более важны.

Дмитрий Волчек: Об особенностях американо-французских отношений нью-йоркский корреспондент Радио Свобода Ян Рунов попросил рассказать президента балтиморского Совета по иностранным делам Фрэнка Берда:

Фрэнк Берд: Я думаю, что обе страны ищут решения, наиболее отвечающие их национальным интересам. Пониманием собственных интересов диктуется поведение каждой из сторон, и когда эти интересы противоречат друг другу - отношения ухудшаются. Противоречивость этих отношений восходит ко временам правления первого американского президента - Джорджа Вашингтона. Мы всегда будем помнить, какой вклад в американскую революцию внесли французы, в частности, генерал Лафайет. Французские войска сыграли решающую роль в битве при Йорктауне в самом начале нашей истории.

В то же время, начиная со времен Джорджа Вашингтона, Соединенные Штаты пытались, насколько это было возможно, не втягиваться во внутриевропейские разборки, если только это не мировые войны.

Нынешнее противостояние интересов связано с Ираком. Интересы наших стран оказались противоположными, но я считаю это положение временным, потому что в интересах Франции, и политических, и экономических, не портить с нами отношения, так же, как в интересах США - не портить отношения с Францией. Но проблема Франции в том, что иногда идеология, популизм, политика ставится над экономическими интересами страны, и, в конце концов. страдает от этого население Франции. Это началось с генерала Де Голля, который сначала боролся за независимость Франции от нацистской Германии, а потом поставил во главу своего курса независимость от всякого внешнего влияния, особенно американского. Но после Второй мировой войны за словом "независимость" стояло желание стать европейской сверхдержавой, лидером Европы. Отсюда отрицательное отношение Франции к НАТО, где положение США было и остается очень сильным.

Совсем недавно президент Ширак заявил о том, что плохо, когда в международной системе доминирует одна сверхдержава. Одновременно Франция пытается укрепить свое собственное влияние в ЕС, ООН и других международных институтах, то есть, против собственного доминирования не имеет ничего против. В то же время, США не желают уступать своего влияния в Европе. Главным инструментом этого влияния остается, конечно, НАТО. Помимо Европы камнем преткновения между США и Францией является Ирак, с которым у Парижа давние и крепкие экономические связи.

Геополитические амбиции обеих стран - вот на каком фоне разыгрывается американо-французское противостояние. Но среди простых американцев антифранцузские настроения носят временный и поверхностный характер. Они могут призывать к бойкоту французского вина и ресторанов французской кухни, но это пройдет, как только дипломатические отношения между двумя государствами изменятся к лучшему. Насколько глубок антиамериканизм среди простых французов - не мне судить.

XS
SM
MD
LG