Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Брюсселе подняты государственные флаги семи новых членов НАТО


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие независимый военный обозреватель Павел Фенгельгауэр.

Андрей Шарый: В штаб-квартире НАТО в Брюсселе состоялась официальная церемония вступления в союз семи стран Центральной и Восточной Европы. Были подняты флаги, исполнены национальные гимны Болгарии, Латвии, Литвы, Румынии, Словакии, Словении и Эстонии. Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил следующее.

Яап де Хооп Схеффер: Мы крайне рады, мы просто счастливы. Теперь наш союз включает 25 стран и его двери открыты для новых членов. Вы знаете, что еще многие страны стремятся вступить в НАТО и разделяют наши ценности.

Андрей Шарый: Такие радостные настроения Генерального секретаря НАТО и его коллег не всегда, мягко говоря, разделяют политики в России. Прокомментировать возможные военные последствия расширения НАТО для России и изменения в военной стратегии Североатлантического союза в новых условиях я попросил независимого московского военного обозревателя Павла Фенгельгауэра.С чисто военной точки зрения, с точки зрения самолетов, тактических ударов, возможностей занимать какие-то стратегические позиции, что означает расширение НАТО?

Павел Фенгельгауэр: В принципе, определенные, конечно изменения есть. В ходе первой волны расширения в 97-98-м годах, когда приняли Чехию, Польшу, Венгрию, НАТО пошло на определенные уступки своим прежним доктринам в том плане, что Венгрия была изолирована, она не имеет выхода к морю и не имела до сих пор границы с другими членами альянса. То есть теоретически, а то и практически можно было представить, что альянс не сможет оказать Венгрии помощь в случае угрозы. Скажем, в 99 году во время войны НАТО с Югославией за Косово такая ситуация сложилась, когда Венгрия, как член альянса, поддержала действия основных стран НАТО, там были какие-то американские силы, а нейтральная Австрия запретила провозить военные грузы и вообще любой военный транзит через свою территорию. Это самая прямая дорога от американских баз снабжения в Венгрию через Австрию, был закрыт путь. Сейчас это ликвидировано, поскольку Венгрия и страны Балканского полуострова образуют единый территориальный блок, и Словения, Словакия, Румыния, Болгария, - с изоляцией Венгрии покончено. Это создает прямую линию коммуникаций с Турцией и Грецией, которые раньше составляли южный фланг, тоже отрезанный.

Андрей Шарый: Павел, российскую общественность, судя, скажем, по заявлениям Владимира Жириновского, очень волнует то, что до Москвы от балтийских границ 550 километров, и Жириновский, в частности, говорит о возможности прямого танкового удара.

Павел Фенгельгауэр: Понятно, что это полная ерунда. Сейчас на этой неделе Госдума приняла грозное постановление о том, что мы из договоров выйдем, ядерное оружие достраивать. Я думаю, что это обычная игра доброго царя и злых националистов. На фоне Жириновского, постановлений Думы реальная политика и действия Кремля, Владимира Владимировича Путина, его министра иностранных дел Лаврова выглядят очень цивилизованно. В свое время об это и Пушкин писал, что у нас есть один в стране европеец, и тот царь Николай Павлович. Теперь вот Владимир Владимирович, и тоже страшно одинок. В реальности никакой угрозы нет, это все военные понимают.

Андрей Шарый: Какой совет можно дать российскому Генеральному штабу с чисто военной точки зрения, с точки зрения карт, стратегии, стрелок на этих картах? Сейчас российская армия должна как-то перегруппировываться, вносить какие-то коррективы в свои тактические и стратегические построения?

Павел Фенгельгауэр: Им, конечно, можно дать хороший совет, как раз нашему Генеральному штабу, чтобы врать прекратили. Потому что врут совершенно бессовестно и бесконечно. Это просто противоречит реальным интересам России. Врут об угрозе НАТО, понятно, ради денег, ради карьеры, врут о том, что у нас призывников призывают одного из девяти - это все неправда. И из этого одного вранья и другого вранья в результате Россия имеет сейчас советскую военную доктрину, советское военное построение, рассчитанное на Запад, откуда реальной угрозы нет. А к реальным угрозам, исходящим от мусульманских экстремистов на Кавказе и в Средней Азии, к этому не готовы и не готовятся.

Андрей Шарый: Как, по вашему мнению, будут развиваться отношения между Россией и НАТО? Известно, что в Брюсселе по окончании торжественной церемонии по вступлению новых членов в Североатлантический блок, состоялся очередной совет Россия-НАТО, и визит канцлера Германии и субботний визит президента Франции, очевидно, связаны с попыткой успокоения тех в России, кого очень беспокоит расширение НАТО.

Павел Фенгельгауэр: Франция и Германия хотят еще раз подчеркнуть свою особую близость к России, к Владимиру Путину. Успокаивать особо никого и не надо, у нас тут и так все достаточно спокойно. Никаких реальных изменений в отношениях не будет, в том числе в чисто военных. То есть отношений по сути никаких нет, как бы ни войны, ни мира, называется партнерство. Даже в Афганистане, где талибы - враги Запада и НАТО, так и наши, и то сотрудничество реальное через пень-колоду. Постоянно какие-то делают заявления, подписывают что-то, а потом ничего не работает. Даже по немецкому транзиту: было подписано во время последнего визита канцлера в Екатеринбург соглашение о немецком военном транзите через российскую территорию в Афганистан, где НАТО проводит операцию против талибов. Соглашение подписали, как мне говорят мои немецкие друзья-военные, соглашение не работает. Хуже не будет, но и лучше, я думаю, тоже.

XS
SM
MD
LG